Алёна Рычкова-Закаблуковская - "Птица сороказим"

Алёна Рычкова-Закаблуковская - "Птица сороказим"

Алёна Рычкова-Закаблуковская (г. Иркутск)
Стихи из книги «Птица сороказим»
Страница автора на стире

 

Лови меня на слове
лови меня на слове как рыбку на блесну
из множества  любовей я выберу одну
и прикормлю с ладони одну из всех разлук
как отрастают корни так обрубают сук
на коврик прикроватный становится окно
и светлое невнятно и мудрое темно

 

Десятый ангел
Какой по счёту ангел вострубил,
Десятые приканчивая сутки?
Мне для рожденья не хватало сил,
Как новобранцу на момент побудки.
Мне не хватало веса и тепла
От матери, бедою обелённой.
Она прозрачной девочкой плыла,
Она на мир глядела изумлённо,
Как маленький взъерошенный птенец.
И я птенец. И обе мы –  две муки.
И что бы с нами.. кабы не отец.
Так древо жизни раскрывает руки –
Садись рядком, да говори ладком.
А между тем июнь в закат катился.
Гудел наш дом. Плескался самогон.
А как иначе  – человек родился.



* * *
Когда бог маленький, он носит валенки,
копает палочкой в сырой проталинке,
а после топает (в руке коробочка)
к сухой завалинке кормить воробушков.
Глядит внимательно, глазами Бога –
кого по матери… кому немного
отсыплет радости. А нам, скорбящим,
всё это кажется ненастоящим.
А бог не вредина и в этом истина!
Он недоеденных козявок выпустит
туда, где мокрая земля кукожится –
авось, да выживут, авось размножатся…

 

Конфуций
начни себя искать найдёшь его
погашен свет и вяз стоит у двери
балконной
мутное стекло
приглушено 
прозрачной шторой
кораблекрушений
здесь нет следа размеренное действо
в полупустом графине не вода
осколок детства
там нет меня но есть скелет в шкафу
на книжной полке что-то из конфу..
и фэнтези советского разлива
и красный конь гуляя вдоль обрыва
срывается 
но держит на плаву

 

Скорлупка
Носишь в себе нечто тонкое хрупкое,
Словно диковинную скорлупку
С пухом от пёрышка, с краю прилипшим.
Носишь – не дышишь.
Словно случайно содеяна кража –  
Вымолвить страшно, выронить страшно.
Это теперь.
Ну а тогда это было неважно.
Звонкая тень – 
Мальчик соседский, смешной непоседа,
Скачет вприпрыжку за ве-ло-си-педом,
Оберегая меня от падения.
Сам себе выдумал это служение – 
Шепчет, ладонь прижимая к груди:
Только, пожалуйста, не упади!
В чём же там держится свет и душонка?
Кудри до плеч, парусит рубашонка.
Я не любила его – 
Мелкие эти кудряшки овечьи,
Словно пружинки колечко в колечко.
Дней золотое руно
Вдаль унесли корабли аргонавтов.
Велик отправили на переплавку.
И за окошком темно.
Только нечаянно звонко и хрупко
Сердце сожмётся яичной скорлупкой..
Нет. Отлегло.

 

Улитка времени
На нашем заливном лугу улитка времени в стогу
из рода ахатин.
Подвешен звонкий бубенец на влажный долгий рог.
По лугу ходит господин – 
наш поселковый Бог.
Улитке дует на рога и бубенец звенит.
Пространство скручивает луг в спиральный аммонит.
Там –  в крайней точке бытия, где кончик заострён,
берём начало ты и я.
И тонкое дин-дон  –
литовка под рукой отца звучит подобьем бубенца,
пространство распластав..
Я вижу свет его лица,
на цыпочки привстав.

 

Волосок
всё думаешь и пишешь не о том..
на языке горчит и взгляд туманный
по дому ходит маленькая мама
и время отбивает метроном
покуда ходит по одной доске
как морячок по шатким гулким сходням
висит мой мир на тонком волоске
на волоске отеческом 
господнем

 

Шаолинь
Ты пришлый здесь. Стоишь с ведром
У деревенского колодца.
Мятежный дух первопроходца
Унять пытаешься с трудом.
В траве шальные муравьи
Снуют, готовы к обороне.
Ты враг. Ты идолопоклонник.
Ты изверг, черт тебя возьми.
Над головой простор и синь,
Но вряд ли ты имеешь право
Вторгаться со своим уставом
В их шаолиньский монастырь.

 

Словно птица
Она сидела словно птица на сгибе его локтя.
Медноокая девочка в берете пажеском.
Истончались августы. Лакомым соком
Исходили яблоки. Светлые бражники,
Как листва кружились над летом утлым,
Над упавшими маттиолами.
Двухгодичная дива смотрела мудро
И пальчиками фарфоровыми
Теребила шёлковое шитьё.
Я глядела вслед ему без укора и
Думала: не я родила её...

 

Река
Как они так живут никто не знает.
Пожимают плечами люди: вот, мол, два дурака.
А у них река через дом протекает.
Понимаете ли –  Река.
И о чём бы там не твердили судьи,
У реки свои потайные смыслы –
Где убудет одно, там другое  прибудет.
Русло выпятив коромыслом,
То ребёночка в дом заносит,
То выносит дощатый гроб.
И о чём у ней не попросят –
Норовит коль не в глаз так в лоб.
Колыханья всё да кохання.
Рыбный омут – тоска  взахлёб,
Занавесочка  в детской спальне,
Столик беленький пеленальный...
Соглядатай сам и холоп,
При реке, как при мамке родной,
Он налаживает уду
На ленка. А она у брода 
Всё дудит, да дудит в дуду:
– Не позвать ли, мой свет,  шамана?
Пусть он за стену перенесёт
Эту реку. 
С  Хамар-Дабана
Ветры дуют, шуга плывет 
И раскачиваются снасти
На малюсеньком  островке.
– Что ты, душенька, наше счастье
На Реке.

 

Обол
Все состояния женщины, моющей пол.
Цинковое ведро да грубая мешковина – 
Вынь её с шумом. Выше колен подол
Подобран невинно – 
Ты ещё девочка. Всплески воды – восторг 
Непрерываемый – влаги живой прохлада.
Скачет по полу солнца литой обол.
Тянет из сада 
Дымом сиреневым, горькою лебедой,
Диким пионом, жжёною древесиной.

- Сколько мне будет счастья, бог мой?
- Сколько ты попросила..

Времени половина
Мелкой монетой канет в пустой проём.
В узкой ладони комья промёрзшей глины.
Вот и четвёртые всходят сороковины.

Что улетело то не воротишь вспять.
Снова в ведре воды ледяной дрожанье.
Кто научился умерших отпускать
Тот и живых отпускает без содроганья.

 

© Алёна Рычкова-Закаблуковская

+5
18:42
35
RSS
18:49
+2

Спасибо!

18:54
+2
20:58
+3

Перечитаю ишшо попозже, а то это, то чая хочется…

04:59
+3

Вот так гедонизм победил поэзию.

22:51
+3

Спасибо, я всё прочитал, на душе стало теплее) не очень близкая мне стилистика, такой простонародный минимализм, но высокие удивительные моменты есть.

20:14
+2

Мне почти всё зашло. Замечательные стихи!

Спасибочки!!!