Какое самое оригинальное стихо о ведьме вы знаете?

Какое самое оригинальное стихо о ведьме вы знаете?

Подумалось тут о стереотипах.

Про Кая-Герду, на худой конец, можно накопать что-то неизбитое, а о ведьме??

Много вы знаете стихов, выходящих за рамки традиционного котла с зельем, чар, несчастной/счастливой любви, полётов на метле. полнолуния?? Если да - спешите поделиться в комментах!

+4
00:56
123
RSS
09:23
+4

Он раздевает ее с какой-то глухой тоской,

будто бы жажда его — это его проклятие.

Будто бы преступление — видеть ее нагой,

Богом судимо больное желание взять ее.



А она говорит: ''мне холодно, холодно, холодно!

Что ж ты трясешься, как будто меня боясь?''

И запрокидывает свою медно-рыжую голову,

страшно и зло, почти сатанински смеясь.



Ему кажется, будто он погружается в лаву,

будто плавятся кости, мускулы и хрящи.

И церковное золото, коим он был оправлен,

под руками ее ломается и трещит.



Ночь черней его рясы ложится на спящий город,

месяц желтым паяцем танцует на гребнях крыш.

И он чувствует страшный, желудок сжигающий голод,

и хохочет над ним умудренный годами Париж.



Как она хороша, и в миру, и в измятой постели,

(но он видел младенца в горящем на углях котле).

Он целует лицо ее с пылкостью дикого зверя,

(только в ночь всех святых она мимо неслась на метле).



Её красные губы, греховно блестящие губы,

как послание дьявола, дар самого Сатаны.

И он прежде не знал, что способен на злобную грубость,

и он прежде еще не срывался с Господней блесны.



Забывая псалмы, и молитвы меняя на вздохи,

прижимается ближе, теряя последний контроль.

Рассыпая рассудка ослепшего малые крохи,

превращая негромкие стоны в отчаянный вой,



он становится жалким рабом ее черт без изъянов,

ее запаха слаще граната и крепче французских вин.

Он еще не был прежде влюбленным,

и не был пьяным.

(Да вот только отныне не будет никем любим).



Он проснется наутро больным, обессиленным, нищим.

И не видя ни неба, ни света карминной зари,

превратится лишь в хворост, секундную искру в кострище,

в общигающе-жарком

кострище ее любви.



© Джио Россо

09:35
+3

Красота!

17:54
+1

Роскошное!

09:59
+3

Если сильно глобализнуть ( ), то всё является продолжением всего, поэтому выход за рамки — дело невозможное, сиречь — бессмысленное.



Держи вот песенку:

18:11
+2

Хорошая песенка!

10:12
+3

Мне бы выкликать его

голосом.

Мне бы гнуться под него

колосом.

Только водится с другой

{гадина,

У неё же он чужой,

краденый}.

Проращу из соли слёз

семечко,

Заклюёт её беда

в темечко,

{У меня её волос

дюжина}.

Назову его тогда

суженым.



Покрещу издалека

именем.

Будет он моим пока

глиняным.

Раскалённою иглой

меченый,

Приворотною свечой

венчанный.

Чтобы чудилась кругом

ликами,

Протыкала до нутра

пиками,

Да свербила под ребром

язвою

От заката до утра,

сказано!



Каково ему сейчас

мается?

Загорелся волчий глаз,

пялится.

Чую, я в его мечтах

лакома,

Раскраснелась на щеках

маками.

А когда открыла дверь,

гордая,

Искусал мне губы в кровь,

подрана…

Сколько может этот зверь

тешиться?

Это даже не любовь, –

бешенство.



Затуманился в кольце

камушек,

Вянет роза на венце,

{замужем}.

Черти пляшут на рогах

рьяные,

Гости ломятся в ногах,

пьяные.

По щеке его вожу

пальчиком,

У него теперь глаза –

мальчика.

Если дёрнется, свяжу,

спутаю.

А за окнами гроза

лютая…



Не хрипите мертвяки

глотками,

На могилах пятаки

откупом.

Кровь, мука, малины сок

плавятся,

Испеку ему пирог…

нравится?

Меня по́едом пожрал,

выморил,

Белый саван простыней

вымарал.

Снова тропами бежал

левыми,

Заморочен до костей

девами.



Мне бы гнать его метлой

драною,

Только я люблю душой –

раною.

Упырём глядит луна

полная.

Стану милому одна –

полая.

Червячок внутри скрипуч,

в яблочке,

Не порхать ему в саду

бабочкой.

Рот – замок, а слово-ключ –

выброшен.

Всех соперниц изведу,

высушу.



Уж под сердцем тяжела

крохою,

Не найду себе угла,

охаю.

Снится ящик на столе

струганный,

Тонут рученьки в земле

кукольны.

Обернулось наяву

муками,

И осталось только выть

сукою.

Да никак не назову

дитятко,

{И четвёртому не жить –

вытекло}.



Хладным духом дышит дом,

сумрачно.

Пристрастился муж тайком

к рюмочке.

Если встану на пути –

битая.

Только яма-то почти

взрытая,

Только шея-то узлом

сдавлена,

Волчьей ягодкой вино

травлено.

Припаду к нему челом

истово,

Уложу его на дно,

чистого.



Так и вынесли вперёд

пятками,

До погостовых ворот…

сладко ли?

Каково ему теперь,

стылому?

Навалилась крышка-дверь

глыбою.

Уж четвёртый раз вдова,

{проклята},

А из горла вороньё –

о́хрипом.

Значит доля такова,

вредная,

Что досталось, всё моё –

ведьмино.



#Scarification

10:25
+3

Тоже расклад интересный!))

10:26
+3

не то слово)

17:55
+1

Скарри не перестаёт удивлять. Стихо — чисто заговор!

Спойлер

20:27
+3

офигеть, я даж скролить устал, не то шо читать. и не впадло вот это им было такие полотна катать?

10:23
+3

что-то новое — вряд ли, просто любмые стихи про ведьм) про ведьмака ещё есть, но ты знаешь, Динго Дина

10:44
+3

Выкладывай!))

10:46
+3

Его называли «ведьмак», «морокун» и «злыдень».

Он всякой болезни умел говорить «изыди»,

он всякого зверя умел понимать и слушать,

а из человека мог запросто вынуть душу…



И что-то носил с собою в мешке заплечном,

сгибаясь со стоном, как будто хребет калеча,

под этой бесформенно-тяжкой и липкой ношей,

и был не похожим на мученика-святошу –

бродил одиночкой по свету везде и всюду,

боялись-чурались его всем христовым людом,

пугали детишек под вечер бабёнки-тётки…



Но если в округе свирепствовала чахотка,

младенческий мор или оспа-чума бесились,

старухи на ветер кричали и голосили,

а в доме смертельно больного просили чуда –

то ровно к полуночи, молча, невесть откуда,

являлся ведьмак, закрывался внутри с бедою,

к утру уходил, и мешок раздувался вдвое,

а смерть отступала…



Селяне, до новой боли,

встречая чудесника, словом лихим кололи,

крестились, себя ограждая от святотатства,

гадая: какое ж невиданное богатство

хранит при себе двуногая эта нечисть –

вооон сколько натырил, аж тянет-сутулит плечи!..



И как-то однажды, намаявшись тёмной ночью,

заснул морокун, разомлев на речном песочке.

Камыш шелестел, и шептались-шумели волны –

не слышал колдун, как тащили доверху полный

заветный мешок, от земли оторвать не в силах…

Коснулись узлов – и падучею затрусило,

пытались разрезать верёвку – ножи ломались,

бросали в костёр – дыма чёрного наглотались…



Озлобившись люто, вконец обессилев, воры

решили в реке утопить сатанинский морок…



Вода принимать не хотела – кипела белым,

вода пузырилась кровавым, вода шипела…

потом поглотила… И голос раздался громом:

«Болезни и смерть принесли вы родному дому –

в мешке собирал я проклятия, хворь, увечья,

а вы заразили сестрицу-водицу-речку.

Богиня Морана придёт к вам – деревня вымрет,

покосит детей, нерождённых в утробе выжрет,

а в душах у вас будет муторно, страшно, пусто…»

Сказал и исчез.



И с тех пор там – гнилая пустошь.



© Динго Дин



#Динго_Дин #стихи

11:06
+1

Отлично!

18:03
+1
10:46
+3

Ээээ! Палехчи, девочки! Шо за шабаш тут у вас?

11:00
+3

присоединяйся! Знаток пороков и любитель пощекотать себе нервишки)

12:53
+2

Я любитель других пороков. laugh

20:05
+1

Демономать



Я рожу себе девочку темноглазую,

С белым тельцем и жадным взглядом,

Ни за что не буду ее наказывать,

Да подброшу к людскому стаду.

Наблюдать за ней буду только издали –

Как растет она, как резвится,

Надо вырасти девочке, надо вызреть ей

В превосходную демоницу.

От рогов витых тяжелеет лоб,

От копыт – тяжелеют ноги,

Она будет чуять добро и зло

И вернется в мои чертоги.

Да пребудет вечной моя весна,

Я не стану хулить и хаять.

А она улыбнется, меня узнав…

И сожрет меня с потрохами.

И живет потом, куцый хвост поджав,

Да вовек не растратит прыти.

Ни один человек, ни одна душа

Не сумеют ее насытить.

Будет голод ее изнутри точить,

Сны кошмарные будут мучить,

И два глаза горят янтарем в ночи,

Два крыла затмевают тучи.

И когда посчастливиться отыскать

Ей любовь среди чащи леса,

На секунду отступит ее тоска,

Наградив полнотой чудесной –

Пусть родит себе девочку темноглазую,

Зная, кто и кого угробит,

Но зато она будет сыта и счастлива,

Пока та у нее в утробе…



© Libra

21:52
+1

Страааашно!))

07:31
+1

Это-то не очень) А вот «Мать», её же — О_о!

16:28
+2

Только те, что мне посвящали, как ведьме, знаю. Они не в рамках обычного представления.

Делится не стану. Скажу только, что офигенные!

17:04
+1

Эгоистка!)))

04:39
+1

уууууух, начиталась тут вкуснях!

спасибо, мои хорошие!

аррр