Первый кусок

Первый кусок

(Мне тут предложили сценарий для пьесы написать. Я с дуру согласился. Буду выкладывать сюда кусками рассказ, из которого потом сварганится пьеса. Это мой первый опыт в прозе. Буду очень рад критике и предложениям. Только пожалуйста не ругайтесь по поводу пунктуации - это черновик. Вроде все матюки звёздами прикрыл. Напишите, если что-то забыл. И простите меня все сильно православные, если такие тут есть)

—Запись сеанса №16, с пациентом психиатрической больницы №13, Борисом Николаевичем Овчинниковым, от 23 декабря 2019 года. Сеанс проводит лечащий врач больного, Леонид Яковлевич Скрыльников. Запись сеанса осуществляется с письменного согласия пациента. Борис Николаевич Овчинников проходит лечение в психиатрической больнице №13 по решению суда, от 11 августа 2019. Ранее пациент являлся обвиняемым по статьям 110 и 286 УК РФ. Проведённое, в ходе судебного разбирательства, психиатрическое обследование диагностировало у пациента шизотипическое расстройство личности. С момента прибытия в больницу №13, пациент соблюдает распорядок дня, исправно принимает пищу, медицинские препараты. Процесс лечения затрудняет игнорирование пациентом задаваемых ему вопросов. Сеанс №16 прошу считать начавшимся с настоящего момента.

—Здравствуйте, Борис....Борис, вы слышите меня?... Сеанс №16 закончился неудачей. Пациент продолжает игнорировать своего лечащего врача. Ну, раз все формальности соблюдены, я займусь своими танками. Жена запрещает играть дома. Допотопная жирдяйка: до сих пор ходит с кнопочным телефоном и искренне считает, что интернет - оружие дьявола. Даже выдвинула теорию что Гитлер, через интернет, воздействует из ада на мозги украинцев. Удивительной безмозглости женщина. Жаль, но мне, по молодости, давали только такие. А сейчас... не знаю....привык, наверное. Думал, пару лет назад уходить, да только

— Лампочка

— Эмм...что, простите?

— Долбанная, красная лампочка на твоём доисторическом, как твоя свиноматка жена, диктофоне. Убери её.

— Интересная просьба. А что, конкретно, вас смущает - сам факт свечения, или его цвет? Это может быть важным симптомом. Если вас смущает сам факт свечения, то

— Леонид, бл*ть! Твой сраный диктофон. Положи его лампочкой вниз.

— Да, конечно. Так лучше?

—Значительно.

— Вот и прекрасно. Раз уж вы прервали свой обет молчания, не желаете-ли приступить, наконец, к лечению? Или, для начала, ответить на несколько вопросов. Как себя чувствуете, Борис? Ощущаете-ли действие препаратов?… Борис? …Борис?

— Меня зовут не так.

— Ну хорошо, тогда давайте сразу к лечению. Если вы не Борис, то кто вы, по вашему мнению?

— Знаете, за время молчания у меня тоже накопились к вам вопросы. Поэтому предлагаю соглашение - вы отвечаете на мои вопросы, а я на ваши.

— Чтож…не идеально, но лучше, чем ничего. Я согласен и, с большим интересом, слушаю вас.

— Начну с простого. Мы с тобой, Лёня, давно знакомы. Зачем ты мне выкаешь?

— Это разговор записывается. Следовательно, он официальный. Я хотел соблюсти все формальности. Но, если тебе так удобнее, мы можем несколько смягчить русло нашей беседы.

— Смягчить русло…эко ты ладно выразился…ну, допустим.

— Рад, что с этим мы решили. Я повторяю свой вопрос. Если ты не Борис Овчинников, то кем ты себя считаешь?

—…При рождении у меня не было имени. Я вообще не уверен, что рождался. За годы своей жизни мне давали много имён. Я предпочитаю имя Белиал.

— Белиал…что-то знакомое, из христианской мифологии, кажется. Что-то вроде последнего падшего ангела, я правильно понимаю?

 — Это уже следующий вопрос. Сначала ответь на мой.

— Хорошо.

— В этой больнице, обычно, около двухсот пациентов. Они живут в палатах по шесть или по восемь человек. Для беседы с врачом им приходится заранее записываться, и тогда врач приходит в общую палату, и разговор проходит в присутствии «сокамерников». И это действительно камеры, а не палаты - атмосферка та ещё. У меня же отдельная палата, а для беседы со мной каждую неделю приходит главврач. Почему так? Чем я так важен?

— Не верю, что ты сам этого не понимаешь. Ты ведь проработал в этой больнице 12 лет. Мы не бросаем своих. Какие-то лёгкие у тебя, пока вопросы. Ладно, моя очередь. Опиши своё первое воспоминание.

 — Как Бориса Овчинникова?

 — Ты же сам сказал, что ты не Борис.

 — Хорошо, попробую…воспоминание…определённо это что-то, связанное со временем. Я помню величественность безвременья. Я был скорее пространством, чем сутью. Это тянулось бесконечно, поскольку не имело начала. А потом произошло оно, моё первое воспоминание. Я многие тысячелетия пытался подобрать слова, для пережитого мной, и так и не подобрал. Прямо в средостении меня зачалось и начало лавиной распространяться нечто, кардинально мне противоположное. В христианской мифологии, с которой ты, видимо, неплохо знаком, это называют светом. Я тоже буду так это называть. Свет в считаные секунды, первые секунды, превратил меня, из всеобъемлющей величины в нечто невообразимо маленькое, и задвинул в самые дальние окраины того, что когда-то было моим миром. Такое вот первое воспоминание.

— Интересно. Значит «смягчить русло беседы» для что-то переборно высокосветское, а «величественность безвременья» обычное, расхожее выражение.

— Некоторые вещи я просто не могу обьяснить менее цветастыми фразами. Например, зарождение твоего мира.

— Хм…ладно, поехали дальше.

— Да-да. Сделаем вид, что ты мне веришь, а не главврач в психушке. Время моего вопроса. «Шизотипическое расстройство личности»…серьёзно? У нас ведь нет такого диагноза.

— Да. Но тебе нельзя было ставить шизофрению. Ты вёл себя абсолютно рационально. Просто нёс вопиющую околесицу, прямо как сейчас. Для твоего обследования мы пригласили немецкого специалиста, который и поставил этот диагноз. Иначе ты сидел-бы в тюрьме.

— И ты, как добрый самаритянин, в порыве дружеских чувств решил раскошелится ради рядового сотрудника. Твоя история по-круче моей будет.

— Можешь ёрничать сколько угодно, но именно так всё и было. Как я и сказал, мы не бросаем своих. Вернёмся к тебе. Так что-же было дальше?

— Какой-то пространный вопрос. Ты предлагаешь мне описать всю мою многотысячелетнюю жизнь?

— Ладно…лампочка. Почему она так повлияла на тебя?

— Из-за ада, конечно.

— Предсказуемо. А почему она так подействовала именно сейчас?

— Она раздражала меня и раньше, но сегодня я решил, что больше не намерен её терпеть.

  Хорошо. И каким-же образом ты попал в ад?

— Мдя…это будет долгий разговор. Свет пугал и изумлял меня одновременно. И, когда внутри этого света стал зарождаться мир, я стал, украдкой, наблюдать за ним. Я видел как создавались звёзды и планеты. Видел невероятных созданий, рождённых этой, пугающей меня, силой. Мне казалось, что у света нет создателя. Казалось, что он просто появился и создал весь этот новый мир. И только после завершения этого удивительного акта творения, я увидел сущность, главенствующую над всеми остальными, и даже над светом. Этот мир понравился мне. Шло время, и я решил найти способ пробраться в него, пообщаться с его обитателями. Казалось, мне будут рады. И я прорвался. Воплотился в форме, созвучной этому миру. Всего на секунду. Сила, величины которой я и представить не мог, низвергла меня в пылающую пучину. Звучит, конечно, высокопарно, как и всё до этого момента, но более понятных слов для этой ситуации я подобрать не могу. В этой пучине я узнал незнакомую мне, до этого, сторону творения. Я увидел боль.

—«Этот мир понравился мне»…просто понравился, и всё? Никаких животрепещущих ответвлений и, чарующих своей слащавостью, комментариев? Как-то скудноватенько, для твоей нынешней манеры излогания.

— Да хорош меня стебать!

— Ты мне тут рассказываешь о том, что ты - космическое существо, появившиеся раньше самой вселенной.

— Ты спросил, я отвечаю. Мог и не спрашивать.

— Хорошо, извини. Это не профессионально. Ты сказал, что наблюдал за актом творения, но не описал его плоды. Я подозреваю, что тебя привлёк мир ангелов. Ты ведь про него говорил с таким придыханием? Если да, то какие они? Опиши их.

— Представь себе смесь человека и осинизаторной машины.

 — что, прости?

— Мелкие человеческие зародыши, фанаты Макдоналдса, летящие по космосу при помощи,щедро сдобренных говном, вентиляторов, глубоко затолканных им жопу. Летят, кумбая напевают, попёрдывают.

— Вот же обидчивый говнюк.

— Зато без помпезности.

— …и всё-таки.

— Языки были придуманы людьми, а люди этого не видели. По этому у меня никогда не получится описать ни небесных созданий, ни творения, а когда я пытаюсь, получается помпезная х*рота. Давай ограничимся таким описанием ангелов. Его гораздо легче представить.

— Ну, пусть так. Ты тут главный. Вернёмся к аду?

— Про детей вентилятора мне больше нравится говорить…

— Мы можем молчать до бесконечности. Но, мне кажется, тебе есть что сказать.

— К аду это никак не относится.

— Но как я пойму суть твоей истории без, как мне кажется, такой значимой детали?

— Блин…а ещё главврач. Нельзя причинять пациентам страдания.

— Мы тут, вообще-то, людям ток через виски пускаем.

— Фух…только быстро. Ад не однороден. Он поделён на три основные части. В, условно, верхнем спектре находятся демоны. Им весьма комфортно. Они живут вечной оргией. Иногда, для пущей острастки, притаскивают к себе особо талантливых обитателей более низкого круга. Самые частые их гости - Пресли, Кобейн и Монро. Но заглядывал, на моём веку, и Фрейд. Помнится, рассказывал о каких именно позициях в сексе с матерью надо мечтать, чтобы вырасти без Эдипового комплекса. Мол, процесс необходимо представлять исключительно по собачьи, а вот о наезднице или, чего доброго, миссионерской

— Можешь не продолжать.

— Жаль. Это была самая милая часть ада. Впрочем, жизнь демонов состоит не только из веселья. Иногда они отправляются на вахту, спектром ниже. Туда, где находятся души. То, что с ними там происходит…это невыразимо. Маленькие частички творения подвергаются бесконечной боли. Кажется что боль, суть этого места. Максимальное её сосредоточение. Но не в количестве, а в неотвратимости.

 — Не понял тебя.

— Никогда не понимал человеческого страха к пулевым или ножевым ранениям, операциям, всяческим пыткам паяльниками, плоскогубцами или, подозреваю что это твой любимый вариант, током. Острая боль, которую они могут вызвать, длится максимум несколько секунд. Всё что после - боль совершенно иного порядка. Идущая на спад. Она может даже воодушевить человека. Подарить надежду на то, что вся эта боль сойдёт на нет. Настоящую боль, как-бы забавно это не звучало, может доставить человеку ортодонтическая брекет система. Довольно простая конструкция: ортодонт устанавливает на зубах пациента брекеты и закрепляет на них металлическую дугу. Эта дуга, из-за памяти формы металла, создаёт небольшое давление на зубы. Едва заметное. Довольный и ни о чём ни подозревающий пациент радостно идёт домой. Спокойно ужинает, ложится спать и, если у него дома не окажется хорошего обезболивающего, его ждёт самая страшная ночь в его жизни. Давление на зубы, со временем, не увеличивается, но и не уменьшается. Как постоянный поток воды стачивает речные берега, так и маленькая железная дуга, постоянным давлением, вынуждает огромную корневую систему зубов, в противоречие своей природе, деформироваться под него. И самое ужасное в этой боли - она не ослабевает, лишая человека надежды на то, что скоро всё закончится. Как-бы яростно он не рвал на себе волосы, не расчёсывал дёсны в кровь, маленькая металическая дуга продолжает делать своё тихое дело.

— Интересное наблюдение. Мне приходят в голову параллели с протестной активностью. Как не имеющие никакой фактической власти люди, постоянными демонстрациями и неослабевающий давлением способны прогнуть под себя огромную государственную машину.

— Только у зубов нет нацгвардии, чтобы дугу дубинками избивать.

— Зато есть обезболивающее. Так какое отношение это имеет к аду?

— Прямое. Все души, находящиеся в аду, переживают нечто подобное. Постоянное давление вынуждает души деформироваться, пропитываться болью. До тех пор пока боль не станет их сутью. И тогда души направляются на нижний уровень. Огромная яма с монотонным красным свечением. Звук, с которым души туда падают…нет ничего более ужасающего.

— Подозреваю, что его описание опять покажутся мне Гомеровским опусом. Какой-то скудный у тебя ад. У Данте интереснее было.

— В реальности всё намного практичнее. Это место создано для одной цели - пропитать души болью. Иногда мне казалось, что демоны находятся там для того-же. Просто они оказались в аду немного раньше. Но, рано или поздно, они тоже попадут в красную яму.

— Ты давно не задавал вопросов. Они кончились?

— Дневник, который она здесь вела. Его не было среди улик. Где он?

— Понятия не имею. Подозреваю, что она не хотела чтобы вся свора криминалистов под микроскопом изучала её мысли, и позаботилась о его исчезновении заранее. Может уничтожила, может где-то спрятала. Но как…у меня нет идей.

————————

 

Запись в дневнике Анны Николаевны Рождествиной, от 2го февраля 2019 года.

 

Мне снилось солнце. А может просто блики, зайчиками падали на веки, побуждая сознание размышлять. А о чём ещё в моей ситуации можно размышлять, если не о центре солнечной системы? От начала времён люди, по праву, поклонялись ему. И даже сейчас, при всех успехах учёных в изучении звёзд, невозможно им не восхищаться. Солнце - метроном жизни, которому подчиняются все, под ним живущие. Пусть, формально, земля под солнцем и не находится. Хотя, что есть верх и низ - вопрос точки зрения. Для человека, привязанного ногами к люстре, солнце, наверное, будет снизу. Правда сомневаюсь что несчастный, оказавшийся в подобной ситуации, станет задумываться о философии. Скорее всего у него найдутся более насущные проблемы. А солнце, тем временем, будет продолжать свой ежедневный спектакль. Рассвет будет мчаться, словно на гоночном болиде, стремясь скорее охватить и озарить синевой истосковавшееся небо. Закат же будет долго дарить уходящему дню последние лучи тепла. И всё это представление было бы прекрасной метафорой, если бы не было иллюзией. Ведь закат, в одной части планеты, непременно означает восход в другой. Тихое прощание в Нью-йорке и буйство красок в Москве создаёт одновременно одно и тоже солнце. Выходит рассвет и закат тоже вопрос точки зрения. Без субъективной оценки между ними нет никакой разницы, ведь и то и другое, по сути, один и тот же свет. Забавно - никогда не задумывалась о солнце. Но стоило только его отобрать, и вот я уже готова зубами выгрызать бетон, лишь бы хоть на сантиметр расширить едва заметную форточку, над потолком. Солнце здесь заменяет лампочка. Можно констатировать, что в моей палате Зевс победил, в схватке против Ра. Медсестра сказала, что сегодня 2е февраля. Значит я пролежала под капельницей 5 дней. Понятия не имею что они мне вводят, но мозгов и силы воли эта штука лишает с гарантией. Наверное в этом и есть суть лечения.

 

Запись в дневнике Анны Николаевны Рождествиной, от 7го февраля 2019 года.

 

Я совсем не помню его лица. И имя было каким-то не особо популярным. Вроде бы Лев…или ещё как-то. Удивительно, но о своих первых 22 годах жизни я могу рассказать в 10 раз меньше, чем о последних двух. Родилась.Родители развелись, когда мне было 16. Осталась с мамой. Училась хорошо, но до медали не дотянула, из-за парня репера. Репера забрали в армию. Поступила в юридический. Пошла работать кассиром. Училась хорошо, но на красный диплом зарпалаты кассира не хватило. За месяц после выпуска побывала на 7 собеседованиях. Везде отказали - нет красного диплома. Вот и вся моя история. После отказа на восьмом собеседовании  я вышла на улицу и решила дать волю ногам - посмотреть, куда они заведут. И ноги привели меня в маленький сквер, возле памятника Магомаеву. Там было удивительно уютно и тихо, для центра города в час пик. Нельзя было найти места и времени лучше, чтобы подумать о целях на будущее и способах их достижения. Но все мои мысли захватил абсолютно, на первый взгляд, бесполезный вопрос - почему здесь стоит именно Магомаев? В Москве жило огромное количество великих учёных, философов, поэтов, музыкантов, общественных деятелей. Но самое крутое место для памятника, почему-то,у Магомаева. Даже не у Светланова, хотя он жил в доме напротив,а у абсолютно рядового певца. Да, ему безумно повезло с композиторами - песни великолепны. Но что останется, если их отбросить? Карикатурный фрак с дурацкой бабочкой, неестественно вывернутая грудь и голос. Да, самое ужасное, пожалуй, голос. Как-будто старый Шаляпин, по паяному делу, изнасиловал улыбку. И вот корявый плод этой встречи отчаянно пытается произнести в быстром темпе «по переулкам бродит лето». Складываем эти факторы, и на выходе получаем бренд - Муслим Магомаев. Главный голос совка. Нет, я ни в коем случае не хочу назвать его бездарем. В годы славы он был вне конкуренции. Но речь идёт о памятнике в самом центре Москвы. Так что же в нём такого особенного?

— Всё-таки ютуб - высшее зло. Еле 20 лет исполнилось, а все как один уже критики.

Широкая чёрная футболка , с черепом в шляпе и надписью Gans’N’Roses, дешёвые вьетнамки и перекати-поле на месте в памяти, где должно быть лицо.

— Я дам тебе послушать песню. Ты наверняка её уже слышала. Но, я уверен, не слушала. Попробуй не оценивать её - оценки она не выдерживает. Стань её безвольным наблюдателем. Тогда, возможно, она откроется для тебя по новому.

В моей голове не было никаких вопросов. Ни от куда он взялся, ни как он узнал о чём я думаю - всё казалось абсолютно естественным. Я надела переданные им наушники. Криво записаный и хрипатый оркестр выдавал старую запись. Это была «Синяя вечность» - далеко не худшая работа Муслима.  Я постаралась не акцентировать своё внимание оценке качества. Получилось не сразу - нагромождения условностей и штампов советской вокальной школы сложно перестать замечать. Но мало по малу они стали отступать, и я увидела. Невероятной силы шторм. Огромные волны, словно молотом разбивающие скалистые берега. И человека, бегущего что было сил. Но не прочь от стихии, а навстречу, с раскатистым криком: «Море, возьми меня в дальние дали , парусом алым, вместе с собой». Будто перспектива разбиться насмерть о скалы вызывает у него радость и какое-то облегчение. Будто за его спиной столько боли и безысходности, что единственный способ сохранить в этой боли себя - отдаться на суд морской пучине. Только к концу песни я поняла, что залила слезами футболку.

— Далеко не каждый сможет так пронзительно спеть про суицид. Пусть стоит.

Мы сели на лавочку и стали говорить. Он рассказал мне о Пхагават-гите и учении дона Хуана, о Чарльзе Буковски и Пелевине, о Led Zeppelin и Стравинском, о Бобе Марли и Nirvana, о героине и мете, о крэке и лсд.

 

———————————————————

 

Второй кусок

+4
00:45
79
RSS
03:13
+3

Плюс уже за то, что согласился. А днём, на свежую голову, прочту.))

07:08
+3

Нет, про жену и Украину не нравится. Сразу снижается планка. Дети с вентилятором тоже как-то не пошли. Что до матерных слов и иже с ними, то они должны быть к месту, а тут этого нет. Совсем. Жаль…

Напоминает пародию диалогов из «Мастера и Маргариты».

Пока мне не нравится. Жаль.

08:35
+2

Спасибо. Я стараюсь создать диалог между двумя очень жёсткими и саркастичными сущностями, которые прям повидали. И в ситуации они, мягко говоря, удручающей (очень жёсткий спойлер — нет у него никакой жены. Выдумал он её). По поводу вентилятора — Белиал обиделся. Он тут распинается про создание вселенной, а его стебут. В следующей фразе постарался эту тему раскрыть. По поводу матюков — их тут, вроде, два. Второй проходящий и миленький. Первый — ну не нравится ему красный свет. Сильно не нравится. Очень. Здесь я уже упоминаю красную яму. Потом лучше её раскрою. Про Украину — мне самому так однажды сказали. Я не мог этого не увековечить:))

08:58
+2

Агаааа… Сарказм, говоришь…

Ладно, посмотрим, что будет дальше. А вдруг!)))

08:39
+3

Царапки:

—Запись сеанса №16, с пациентом психиатрической больницы №13, Борисом Николаевичем Овчинниковым, от 23 декабря 2019 года. Сеанс проводит лечащий врач больного, Леонид Яковлевич Скрыльников. Запись сеанса осуществляется с письменного согласия пациента. Борис Николаевич Овчинников проходит лечение в психиатрической больнице №13 по решению суда, от 11 августа 2019. Ранее пациент являлся обвиняемым по статьям 110 и 286 УК РФ.


1. Данный абзац оформлен как диалог, что сбивает с толку. Ведь по сути — это стандартне начало диктофонной записи сеанса психотерапии. Если хочется выделить этот абзац, то лучше просто взять его в кавычки.

2. Немного перефразировать это предложение
Запись сеанса №16, с пациентом психиатрической больницы №13, Борисом Николаевичем Овчинниковым, от 23 декабря 2019 года.
. Типа так: «Запись от 23 декабря 2019 года. Психиатрическая больница № 13. Пациент: Борис Николаевич Овчинников. Сеанс № 16». Добавить, так сказать, канцелярщины для контраста с остальным текстом.

3.
Запись сеанса осуществляется с письменного согласия пациента. Борис Николаевич Овчинников проходит лечение в психиатрической больнице №13 по решению суда, от 11 августа 2019.
Я не знаток правил в подобных заведениях, но мне думается, что раз обследование проводится по решению суда, то письменного согласия пациента не требуется. Хотя могу и ошибаться.



С момента прибытия в больницу №13, пациент соблюдает распорядок дня, исправно принимает пищу, медицинские препараты. Процесс лечения затрудняет игнорирование пациентом задаваемых ему вопросов. Сеанс №16 прошу считать начавшимся с настоящего момента...—Здравствуйте, Борис… Борис, вы слышите меня?.. Сеанс №16
Выделенное считаю лишним, т.к. выше об этом уже сказано.

— Интересная просьба. А что, конкретно, вас смущает — сам факт свечения, или его цвет? Это может быть важным симптомом. Если вас смущает сам факт свечения, то
Зпт после «свечения» не нужна. После «то» нужно многоточие (речь Леонида оборвали).

— Вот и прекрасно. Раз уж вы прервали свой обет молчания, не желаете-ли приступить, наконец, к лечению?… Ну хорошо, тогда давайте сразу к лечению. Если вы не Борис, то кто вы, по вашему мнению?
Сомневаюсь, что психотерапевт говорит пациенту о именно «лечении». Может заменить на «приступить к разговору», «разбору ситуации» и т.д.

Чтож…не идеально, но лучше, чем ничего. Я согласен и, с большим интересом, слушаю вас.
«Что ж» раздельно, «с большим интересом» не нужно брать в зпт.

— Представь себе смесь человека и осинизаторной машины.
Ассенизаторская.

Я совсем не помню его лица. И имя было каким-то не особо популярным. Вроде бы Лев…или ещё как-то. Удивительно, но о своих первых 22 годах жизни я могу рассказать в 10 раз меньше, чем о последних двух. Родилась.Родители развелись, когда мне было 16. Осталась с мамой. Училась хорошо, но до медали не дотянула, из-за парня репера. Репера забрали в армию. Поступила в юридический. Пошла работать кассиром. Училась хорошо, но на красный диплом зарпалаты кассира не хватило. За месяц после выпуска побывала на 7 собеседованиях.
Данные цифры (и подобные им ниже по тексту) нужно прописью оформить, т.к. это не даты и не порядковые номера.

Широкая чёрная футболка, с черепом в шляпе и надписью Gans’N’Roses,
Что-то с препинаками напутано. Наверное так должно быть: «Широкая чёрная футболка с черепом в шляпе и надписью Gans’N’Roses»?

Ты наверняка её уже слышала. Но, я уверен, не слушала.
Сначала утверждение и тут же — отрицание. Вариант исправления: «Вероятно ты её уже слышала. Но, уверен, не слушала.»

Ещё текст нужно почистить от лишних местоимений и поправить препинаки.

Понравилось про наказание в аду мало-ощутимой, но постоянной болью. Как-то так я себе это и представляю.

Ангелы-ассенизаторы — стёбно, и мат на фоне речи Белиала — как бумагой по стеклу — режет слух.

Вторая часть, где дневник героини, понравилась. Размышления о закате и восходе, описание ощущений от музыки — заворожили.

08:56
+2

Спасибо. Это очень тяп-ляпный черновик. Набросал и побежал дальше писать

08:57
+2

Мне к сентябрю надо историю подать((((

08:59
+2

До сентября ещё уйма времени!))

10:31
+4

Guns N’ Roses ну и Бхагавад-гита



психушка — местами забавно. дневник тоже ничо. посмотрим во что это выльется. как рассказ пока интересно.



вот только насчёт пьесы… а как дневниковые записи в пьесы переделывают? зачем писать километровые рассуждения о совковой музыке, если они потом вряд ли даже пригодятся. эта вот нипаняна мине ))

10:56
+2

Спасибо. Это к режиссёру. У меня конечно тоже есть идеи, но тут я не главный. Мне важно написать как идёт — потом порежем

11:03
+2

А самое стыдное с ганзами- у меня такая футболка. И ношу часто. Если с гитой ещё можно поспорить о транскрипции санскрита, хотя вы правы — на книжке б написано, то тут всё. Эксл Роуз меня не простит. Мне стыдно

12:46
+3

канеш не простит при его-то безмерном самолюбии

13:04
+4

Сама идея мне нравится пока что, рассуждения немного метущиеся, но в принципе приемлемо, хотя можно более вкусно подать. Если первый опыт в прозе, то очень хорошо, если нет, то желательно «набивать руку». Понятно, что идет поток мысли его записываешь, у меня так часто бывает, но если речь идет о презентации общественности (спектакль например), то исходить нужно из потребности зрителя. Слишком долгие размышления без действия утомят быстро.

Как вариант, диалог можно прореживать действием, например «Он сказал „текст того что сказал“, а затем для чего-то переставил стакан воды со стола на пол. „Зачем ты это делаешь“ спросил другой оглядываясь в сторону двери, где находилась скрытая камера». Т.е. не просто диалог, а диалог+действие.

01:16
+1

Спасибо. Мной изначально выбран формат диалога — типа всё это запись диктофона (по поводу Бориса и Леонида). Сейчас вот голову ломаю — дальше будет сложнее выкручиваться.

12:28
+2

задумка вполне интересная, тема демонов и психушки импонирует, к матам отношусь положительно, хочу продолжение. но! автор, я вас умоляю: сократите многословие до предела! иначе вкусный годный интригующий текст становится наводнен ненужными дебрями, через которые просто морока продираться. меньше слов, ещё меньше. чёрт возьми, я хочу читать про демона, а не ортодонтию, оставьте ваши садистические наклонности

01:18
+1

Спасибо. Хотел описать боль по нагляднее. Жаль, что вам не понравилось.

05:36
+1

читай внимательно: задумка мне нравится и большая часть потустороннести тоже, но стены специфичного текста я бы вырезала, ибо они сильно затрудняют восприятие, имхо, разумеется