ШС-3кусок

ШС-3кусок

Очень черновой кусок, я понимаю, что нужно полностью переписать. Но, пожалуй, сначала дождусь ушат говна критики на мою голову и займусь, когда вернусь.

__________

Её разбудила острая боль – как будто в желудок вонзился железный прут. Девушка схватилась за живот, свернулась клубком и застонала. Вскоре пульсирующая резь прекратилась. Отдышавшись, она поднялась на дрожащих ногах и посмотрела в окно.

 

Взгляд сразу зацепился за чёрные остовы сгоревшего здания, резко выделяющиеся на фоне выбеленной солнцем площади. Немногочисленные люди понуро брели по своим делам, изредка бросая косые взгляды на дымящиеся обломки.

 

В надежде выпросить у горожан какую-нибудь еду, девушка медленно спустилась вниз и вышла на улицу. Она с изумлением рассматривала прохожих, подмечая те странности, которые не заметила прежде, глядя из окна. Одних объединяла мелкая дрожь, охватившая их истощённые тела. Они почему-то шарахались от девушки, выпучив глаза с неестественно широкими зрачками, и делали жест рукой, чем-то похожий на крёстное знамение.

 

Другие - нагие, покрытые большими фиолетовыми синяками, - передвигались зигзагами, что-то бормоча и нашёптывая. За ними, от одного к другому, бегала агрессивная женщина с облезшей сковородой, норовя ударить побольней. Ещё один тащил за собой одноколёсную полусгнившую тележку, наполненную чем-то невообразимо вонючим, и, злобно хихикая, везде раскидывал гадкие кучи.

 

Мимо него с отрешённым взглядом проследовала седая женщина в аккуратно заштопанном костюме. Она напевала мотив какой-то песенки: «За речною мельницей бело деревце. Шелестит листва – наземь стелется». Перед собой в инвалидном кресле горожанка везла юношу. Его одежда так же была с заплатками, а под старыми кроссовками скрывались разноцветные носки. Сидел он расслабленно, с поникшей головой: то ли спал, а то ли умер. Но, вдруг почуяв зловонную тележку, юноша вскинул голову, распахнув слепые белые глаза, и закричал от негодования. Вскочив с коляски, он подошёл к тележке и с ненавистью, придавшей сил, перевернул её, вывалив содержимое на хозяина.

 

Девушка, с интересом наблюдавшая за этим, громко расхохоталась. Она смеялась впервые с того момента, как пришла в сознание. Однако поначалу искренний смех перешёл в истеричный визгливый хохот. Содрогаясь всем телом от затопивших её сознание эмоций, она пыталась остановиться и наконец замолкла, громко сопя.

 

Парень, услышав безумный смех, крепко сжал кулаки и гневно воскликнул:

- Здесь все психи! Просто огромный город психов! – потом, успокоившись, тихо безнадежно прибавил:

- Целый мир ненормальных.

Девушка опешила. К ней пришло осознание того, что этот слепой юноша совершенно в здравом уме. Внутри всё затрепетало: «Нормальный! Господи, он нормальный! Он всё расскажет! Объяснит! Обязательно, непременно объяснит!»

 

Спотыкаясь, она побежала к нему и воскликнула:

- Я не сумасшедшая! Я! - но из-за волнения её голос дрожал и прозвучал неубедительно.

- Ну да, конечно, - буркнул юноша, и, развернувшись, принялся искать свою коляску.

Слепой осторожно шёл на тихий голос женщины, которая продолжая стоять, напевала: «и не вьют гнезда ни грачи, ни певчие».

Не желая отпускать юношу, девушка преградила ему дорогу и схватила за руку, крепко сжав его узкую ладонь.

- Пожалуйста, поверь мне, - настойчиво прошептала она.

 

 

В ней будто что-то треснуло, и накопленные за это время эмоции выплеснулись наружу, словно яростный водяной поток, проломивший плотину.

Я брожу здесь, по этому проклятому городу, как выброшенная собака! Меня хотели съесть! Дважды! Ты представляешь?! Съесть! Я боюсь! Мне страшно, мне плохо. Я ничего не понимаю. Кто все эти люди? Что случилось? Пожалуйста, ты не можешь уйти. Пожалуйста, прошу…

Она бессвязно говорила, глядя в слепые глаза юноши, будто тот мог видеть её, а он слушал раскрыв рот. Злость на его лице сменилась сомнением, плавно перетёкшим в изумление. Потрясённый, он хотел что-то сказать, но от нахлынувших чувств стиснуло горло. После стольких лет одиночества в сумасшедшем искажённом мире он не верил. Не мог. Но очень хотел.

 

***

 

- Я плохо помню тот день. Да и что рассказать? Я же ничего не видел. Ты не поймешь.

Юноша привёл незнакомку в свой дом – двухкомнатную квартирку на третьем этаже выцветшей многоэтажки. Девушка словно очутилась в другом мире: жилище казалось удивительным оазисом посреди мертвецки-пустынного города. Всё было аккуратно прибрано, полы начищены до блеска, всюду стояли вазы с засохшими листьями.

Мама юноши усадила их в крохотной кухоньке и ходила от ящиков к столу, точно заржавевший робот, расставляя скудный завтрак – две банки рыбных консервов да размоченная в воде корка хлеба. С её потрескавшихся губ еле слышно слетали слова: «И не вьют гнезда ни грачи, ни певчие. В кроне спит луна веки вечные».

Гостья покосилась на слабоумную хозяйку и повернулась к юноше.

 

- Ты рассказывай, а я глаза закрою, - попросила она, жуя тюрю. - Может, тоже что-нибудь вспомню.

Девушка старалась есть медленно, проглатывая небольшие куски пищи, иначе желудок жгло и еда просилась наружу.

- Даже не знаю с чего начать, - парень задумчиво потёр подбородок алюминиевой гнутой ложкой. - Это случилось утром. По утрам мы с матушкой всегда ходим в парк – он недалеко, за площадью. Знаешь, мне всегда нравилась эта рассветная тишина, когда только листья шелестят. И пахнет прохладой, росой и корой так сильно, по-настоящему! Будто парк всю ночь был мёртв, а с восходом солнца воскрес.

 

Юноша улыбнулся своим мыслям. На его лице отразилась радостная безмятежность, словно он прямо в этот момент находился в тени шелестящих деревьев.

- Прости, - вдруг посерьёзнел он, - я так давно ни с кем не говорил, вот и болтаю не по теме.

- Ничего, - бросила гостья, подчищая хлебной коркой остатки рыбы в банке. – Что же случилось?

- В то утро о тишине не могло быть и речи. Люди суетились, что-то кричали. Некоторые толкали меня, спеша куда-то. Я на самом деле редко сижу в этом чёртовом кресле, я ж не инвалид какой, ноги есть. Мы часто ходим с матушкой пешком, но когда меня толкают, я теряюсь. Это очень неприятно. Ну вот, опять отвлёкся, - лёгкая улыбка скривила его губы, но тут же исчезла.

Юноша провёл ладонью по лицу.

 

- В тот день я всем телом ощущал тревогу, напряжённость, исходившую от прохожих. Даже живот скрутило. Все были напуганы. Я чувствовал этот страх, хоть и не видел, что происходило. Потом с какой-то совершенно безумной силой прогремел гром, будто небо раскололось! Что-то упало совсем близко... Мне показалось, что это огромный шар огня! Меня обдало жаром, земля дрогнула, и мы с матушкой упали. Дым жёг глаза, лёгкие. Я тогда подумал, что задохнусь, - он вдруг бросил ложку и сжал кулаки. - И все кричали! Вокруг все - кричали!

Девушка, во все глаза смотревшая на раскрасневшегося юношу, поймала себя на том, что не ест, а не проглоченный кусок встал в горле. Откашлявшись, она сказала:

- Неужели я могла забыть такое?

 

- Мозг - странная штука, - пожал плечами парень: приступ ярости прошёл так же внезапно, как и появился. – Скорее всего, чтобы защитить твоё сознание, он не придумал ничего лучше, чем просто всё забыть.

- Да уж, - пробурчала она. – И что потом?

- Потом... Потом я потерял сознание. Наверное, ударился головой. Такая шишара на лбу была, ты не представляешь! - усмехнулся юноша. - Очнулся уже дома и услышал, как матушка… - он запнулся и принялся нервно обдирать кожу у ногтей.

 

Девушка искоса посмотрела на женщину, стоявшую у окна жалким бесцветным призраком – унылую, апатичную, с обречённым выражением лица. Парень, наконец решившись, продолжил:

- Матушка пела колыбельную. Я подошёл к ней, позвал, но она не откликалась, только продолжала петь. Я дотронулся до неё. Оказалось, что на руках она держала моего брата. Ему только исполнилось семь... Осенью в школу бы пошёл, - горько прошептал юноша. - Он ещё спал, когда мы уходили. Та часть дома, где была наша с ним комната, обвалилась.

Он сглотнул и замолк. Девушка через его плечо глянула в коридор. В конце виднелась заколоченная дверь второй комнаты. Женщина так и не пошевелилась, и не было понятно, слышала ли она его рассказ, а, если и слышала, то поняла ли.

 

Девушка коснулась руки юноши и крепко сжала его ладонь.

- С тех пор матушка не говорит ни слова, кроме чёртовой песни, - произнёс парень, отзываясь на её пожатие. – Я пытался. Пытался раздолбить стену, которую она выстроила между собой и этим обезумевшим миром. И мной! Я уже не знаю, сколько лет прошло в молчании. В пении. В темноте и проклятом пении!

Он со злостью выплёвывал слова, сильнее сжимая ладонь девушки.

 

- Засыпай, сынок, светлы глазки смеживай, - нарочито громко пропел парень и добавил: - Бесит! С ума просто сводит!

Женщина внезапно встрепенулась, услышав знакомые слова, продолжила:

- Завтра крылья вырастут нежные...

- Замолчи! – выкрикнул он, но она всё пела.

- Полетишь над речкой, над старой мельницей в колыбель ветвей бела деревца.

- Заткнись! Заткнись! – юноша схватился за голову и уткнулся лицом в стол.

Девушка, выскочив из-за стола, бросилась к нему и, обняв, вывела из кухни.

Его мать продолжала глядеть в окно и тихо напевать:

- Оно желудёвыми перестуками отпоёт тебя, отбаюкает...

+4
15:26
273
RSS
12:38
+2

Прочту позже… Зуб даю (остался один в запасе)

15:17
+1
15:41
+1

большими фиолетовыми синяками


Напрашивается «сливовыми»… «Фиолетовый» романтичен слегка)

бегала агрессивная женщина


Бегала безумная или бешеная женщина…… Но, не агрессивная…

с поникшей головой


и голова его свисала, как будто он спит и видит свой живот ))) был похож на умершего)) Не нра «с поникшей головой», не рябина же возле ручья)

юноша вскинул голову,


Не вскинул)))) Упаси, боже…, а Резко поднял голову, может?

К тому же, написано после слово, «вскочил».

он подошёл к тележке и с ненавистью, придавшей сил, перевернул её,


Ему тележка предала ненависти? О, майн год??? Тут надо переписать сценку)

в этот момент находился в тени


Стоял или лежал… Если лыбится, то, наверняка, валяется… На самом деле, это кайф)

Девушка, во все глаза смотревшая на раскрасневшегося юношу, поймала себя на том, что не ест
что, не может есть..., мне показалось так лучше… некое времеменное и реальность — одновременно.

В темноте и проклятом пении!
«в темноте», вообще, убрать, думаю. Так сильнее слышно героя!

И, кропи продолжение, потому что надо))))


15:55
+1

спасибище))

15:56

Правь конкретности, и давай уже следующее)

Не за что!)

14:35
+3

Потрясающая шиза-фантасмагория… и самый смак, что не раскрыто что же в городе произошло, оставляя простор для читательского воображения.

15:18
+2

шиза-фантасмагория…


самый приятный отзыв)

15:31
+3

других слов тут не подобрать, именно что-то шизанутое есть в тексте, я прямо кожей ощутил вонь и падение описанного мирка, особенно мужик с тележкой — прекрасная деталь пейзажа. В общем Фэллаут…

14:51
+3

Ты рассказывай, а я глаза закрою, — сказала она, и как давай жрать вовсю, глазасто подчищая из тарелки



А что ты хочешь тут переписывать, всё довольно неплохо, кроме некоторых моментов (на днях подумаю к чему приколупаться)? После стандартно-приключательного начала, тут уже поинтереснее. Явление слепого сразу добавило тексту объёма. А вот с девочкой не оч ясно… чего-то мне в ней не хватает. Ну, пока информации мало, надо дальше читать.

15:20
+1

ды я б сюда всякого описательного бы добавила что ли. как-то голо мне кажется

с девочкой до самого финала будет всё непонятно, чуть-чуть намёков и фсё))

Спойлер

15:47
+1

Я просто опасаюсь, чтоб она не стала обузой. Ну, поглядим.

18:13
+2

А где начало прочитать можно?

19:40
+1

начало critic-all-zone.ru/personalpost/815-shs-1kusok.html

второй кусочек critic-all-zone.ru/personalpost/821-shs-2kusok.html

а это третий

4 будет к концу след недели

19:51
+3

спасибо

21:54
+2

тебе спасибо за проявленный интерес))

11:57
+2

Ништяки:

Её разбудила острая боль – как будто в желудок вонзился железный прут. Девушка схватилась за живот, свернулась клубком и застонала. Вскоре пульсирующая резь прекратилась. Отдышавшись, она поднялась на дрожащих ногах и посмотрела в окно.



Я тут подумал, гляди, вот характерный момент. Она ощутила боль, застонала, потом боль прекратилась, девочка пошла себе дальше. По куску всё идеально, однако когда такое происходит постоянно… словно жизнеописание робота. Бах, масло закончилось, подождала пока залили новое, пошла дальше.

В общем, здесь я бы вставил предложение-другое. Что-то о том, как она вслушивается в себя, ощущает, как медленно отступает боль. Что-то нутряное, мягкое, как ты умеешь. Я конечно продолжения не видел, но у тебя пока девочка-слишком-функция. Пробудилась, побежала, ухойдохала бабку, понаблюдала за происходящим трындецом. Эмоций у неё как бы и нет, только поверхностные впечатления от происходящего. Почему бы не добавить немного глубины образу? Несколько волнующих внутренних ноток, разбросанных здесь и там, и деваха станет ближе, интересней читателю.



Одних объединяла мелкая дрожь, охватившая их истощённые тела. Они почему-то шарахались от девушки, выпучив глаза с неестественно широкими зрачками, и делали жест рукой, чем-то похожий на крёстное знамение.

Другие — нагие, покрытые большими фиолетовыми синяками, — передвигались зигзагами, что-то бормоча и нашёптывая.

За ними, от одного к другому, бегала агрессивная женщина с облезшей сковородой, норовя ударить побольней.

Ещё один тащил за собой одноколёсную полусгнившую тележку, наполненную чем-то невообразимо вонючим, и, злобно хихикая, везде раскидывал гадкие кучи.




Тут не нра. Одни, другие-нагие, от одного к другому, ещё один…



Некоторых отличала мелкая дрожь, постоянно сотрясающая их истощённые тела. Они почему-то шарахались от девушки, выпучив глаза с неестественно широкими зрачками, и делали руками жесты, чем-то походившие на крёстное знамение.

Другие — обнажённые, покрытые большими фиолетовыми синяками, — передвигались зигзагами, что-то бормоча и нашёптывая. Какая-то агрессивная женщина с облезшей сковородкой бегала за ними, норовя ударить каждого, да побольнее.

Ещё один тащил за собой одноколёсную полусгнившую тележку, наполненную чем-то невообразимо вонючим, и, злобно хихикая, раскидывал повсюду кучи дерьма.




Пример варика, или как-то по-другому, подумай сама. Кучи можно оставить гадкими , конечно, а остальное лучше немного подправить.

Мимо него с отрешённым взглядом проследовала седая женщина в аккуратно заштопанном костюме. Она напевала мотив какой-то песенки: «За речною мельницей бело деревце. Шелестит листва – наземь стелется». Перед собой в инвалидном кресле горожанка везла юношу. Его одежда так же была с заплатками, а под старыми кроссовками скрывались разноцветные носки. Сидел он расслабленно, с поникшей головой: то ли спал, а то ли умер. Но, вдруг почуяв зловонную тележку, юноша вскинул голову, распахнув слепые белые глаза, и закричал от негодования. Вскочив с коляски, он подошёл к тележке и с ненавистью, придавшей сил, перевернул её, вывалив содержимое на хозяина.

Она пела песню Мистры, круть-круть! Это слава я щитаю.



а под старыми кроссовками скрывались разноцветные носки. – не оч.удачный оборот. Лучше описывать не скрытое, а видимое глазу девушки.



Сидел он расслабленно, уткнувшись подбородком в грудь: то ли спал, а то ли умер. Но, вдруг почуяв зловонную тележку, вскинул голову, распахнул слепые белые глаза, и закричал от негодования. Вскочив с коляски, юноша подошёл к тележке и с ненавистью, придавшей сил, перевернул её, вывалив содержимое на хозяина.



К ней пришло осознание того… Я бы написал: Внезапно осознала, что он нормальный. Но ты ж не любишь внезапно, правда?



— Я не сумасшедшая! Я! — но из-за волнения голос дрожал и прозвучал неубедительно.



Это до звёздочек. На днях посмотрю дальше, может зацепит что-то.




Продолжим.



Часть после звёздочек мне понравилась. Она живая. Диалог… смена настроений… взаимодействие персонажей… маман со своим пением – отлично. Лишь пару моментов на размышление:



Про закрою глаза уже писал.



Девушка старалась есть медленно, проглатывая небольшие куски пищи, иначе желудок жгло и еда просилась наружу.

Не очень удачно это иначе, имхо. Или надо объяснять, мол пыталась запихиваться, но желудок жгло, так что стала есть медленно, или заменить на ведь, потому что – в таком роде.



На его лице отразилась радостная безмятежность, словно он прямо в этот момент находился в тени шелестящих деревьев.тут всё норм, по-моему. Можно заменить на пребывал, например – но зачем?



Я чувствовал этот страх, хоть и не видел, что происходит.



У девушки, во все глаза смотревшей на раскрасневшегося юношу, кусок стал в горле. Откашлявшись, она сказала:

Отдельным абзацем:

Женщина даже не пошевелилась. Было непонятно, слышала она рассказ юноши или нет. А если слышала, то поняла ли?



Про темноту мне сказать нечего. Меня темнота здесь устраивает.



У меня ещё есть одна маленькая мысля, но я её выскажу когда увижу следующий кусок.



Гость
19:06
+1

Спасибо тебе!

А мысля хорошая или плохая?))

10:27
+1

Щас поставила в тупик. Обычная мысля

19:00
+1

Читаю. Нравится. До правок пока руки не доходят, извиняй, со своим добром не могу разобраться даже...)

22:40

Чем дальше, тем интереснее)

Загрузка...