Искатель. Избранник богов. Глава 6.

Искатель. Избранник богов. Глава 6.

Глава 5.

 

                                                   ГЛАВА ШЕСТАЯ. НОВАЯ КОМАНДА


    Окутавший всё и вся туман не спешил рассеиваться, не желая приоткрывать передо мной завесу, укрывшую видение будущего. Впрочем, это продлилось недолго, и вскоре моим глазам предстал мрачный силуэт полуразрушенной башни, накренившейся на одну сторону, и казалось, грозящей рухнуть в любую минуту. Спустя некоторое время я сумел опознать местность и башню: Зуб Дракона, одно из самых древних сооружений в истории Лунной стороны.
    Говорят, ее построили гаэды – предки нынешних гноддов, во времена Великих Седых, тогда ещё не богов, а всего лишь достославных мудрецов, позднее открывших три Великих закона Сущности, и под влиянием этого знания перешедших на новый, почти недосягаемый уровень могущества. Тогда на восточных просторах Центральной равнины обитало всего два народа: гаэды, и эльфы, только-только перебравшиеся сюда с Сумеречной стороны.
    До этого я не имел никакого представления о том, что основание башни
располагается на приличном расстоянии от поверхности земли, но, по словам гнодда, именно через нее можно проникнуть в Подземный мир, прямо в
гостеприимные объятия фагов, обитающих у её подножия.
    Неясное движение заставило меня приглядеться к теням, собравшимся
у дальнего края башни и, как по мановению руки, картинка видения приблизилась, показав мне сумрачные фигуры, укрывшиеся в сумраке частично разрушенной боковой пристройки, почти невидимые издали. Несомненно, это были головорезы Гаройса Пламенное Око, а он сам был где-то поблизости.
    Стоило мне только подумать о нём, как картинка тут же переместилась, показав мне группу деревьев в непосредственной близости от башни, под сенью которых  спрятался целый эскадрон. Здесь же раскинулась небольшая походная палатка, в ней-то и расположился Гаройс.
    Я бы с удовольствием вызнал планы своего врага, но меня уже окутал туман,  вырвающий из объятий сна. Единственное, что я успел услышать прежде, чем окончательно проснуться, это взволнованное восклицание:
- Полковник, они приближаются! Они уже близко!


    Когда я поднялся, в лагере царило оживление, вызванное сборами
наёмников. Парни весело перекликались, кто-то даже фальшиво насвистывал
какой-то популярный мотивчик, словом, «меченые» вели себя так, словно ничего страшного с ними не произошло. Демент подошел попрощаться, и, как бы между прочим, поинтересовался моими планами на будущее. Поколебавшись, я всё-таки поведал ему о цели нашего путешествия. Его изумление стоило того.
- Полезешь прямо в пасть к адовым исчадиям?! Ну ты даешь, Данедин… Ярил, - тут же поправился он, - и какова награда?
- Спасение Мира от гибели, - ответил я, усмехнувшись, - ты же знаешь, меня давно не интересуют материальные блага.
- Да, ты всегда был романтиком, - вздохнув, согласился Демент, - впрочем, в
последнее время меня тоже тянет совершить какой-нибудь подвиг, и плевать на награду! В твоей команде, случаем, нет вакантных мест?
- Что это с тобой?! Никак, взрослеешь? – притворно удивился я, и вполне серьезно добавил, - вакантных мест у меня полно, но учти: на этот раз я не могу гарантировать, что всё закончится благополучно. Властители Тьмы уже объявили нам войну,  скоро к ним прибавится Гаройс Пламенное Око, а там, глядишь, и ещё какие негодяи…
- Гаройс! - вскричал Демент, чуть не трясясь от злости, - Что же ты молчал? У меня уже давно руки чешутся свернуть ему шею. Тогда я с тобой, однозначно!
        Его полные негодования крики привлекли внимание остальных
наёмников, и те захотели узнать причину столь сильного гнева своего лейтенанта. В итоге все оставшиеся в живых «меченые» единодушно присоединились к нашей компании, несмотря на всю опасность предприятия и отсутствие награды. Их сердца горели праведным гневом, а глубоко в душе, чего греха таить, грела надежда попасть в историю.
        Так к Зубу Дракона вместо трёх смельчаков отправился целый отряд из шестнадцати человек (включая гнодда и эльфийскую принцессу). «Шестнадцать против сотни, что это – безрассудная смелость или шаг отчаяния?!» - кричал мой внутренний голос, но я волевым усилием гнал прочь подобные мысли. Время раздумий кончилось, настало время действовать.
    
    
    До самого вечера нам не встретилось ни одной живой души, несмотря на то, что ехали мы по хорошо заселённой местности. Видимо, слухи о беспорядках, творящихся в столице, докатились и до этих глухих районов, и местные жители по старинке попрятались по подвалам, в надежде переждать эти лихие времена.
    Только после захода солнца нам повстречались трое местных охотников, которые, с опаской поглядывая на наше оружие, поведали нам о том, что на стороне принца выступили герцог Фестри и барон Ромулен, а также пограничный легион Дьяволят, которые, объединившись, в ночном бою разбили двадцатитысячную армию короля, отправленную на усмирение восставших.
    Теперь монарх рвёт и мечет, а маркиз Боломье спешно созывает под
королевские знамена всех лояльных короне баронов и графов. Мирные горожане, в свою очередь, покидают столицу, не надеясь остаться в живых в случае нового сражения на улицах Двальсграда. Второй и третий гвардейские полки, героически погибшие при защите принца, уже объявлены королем ренегатами, как и легион Красноголовых с батальоном «меченых».
    Первый и четвёртый гвардейские полки уже подтвердили свою верность Габельсу, к ним присоединились также три Северных пограничных полка имени Двальса I.  Легион Смерти, первым вступивший в бой с восставшими на улицах столицы, был переименован монархом в 1-й гвардейский легион имени
Габельса. Два других, отправленные на усмирение восстания, почти полностью полегли на поле перед замком Фестри, где сейчас укрылся принц со своими сторонниками.
    Хотя вся эта смута была нам на руку, я подозревал, что никакие
беспорядки не заставят Гаройса Пламенное Око отступить от Зуба Дракона, и схватка неизбежна. Нам стоило заранее озаботиться более-менее пригодным
планом действий по проникновению в башню. Поэтому я объявил привал и созвал всех на военный совет под открытым небом.
    Первым решением совета по настоянию Демента был выбран командующий, которым единодушно назначили меня, ввиду моего богатого военного опыта. Лишь потом внимание присутствующих обратилось на выработку достойного плана.
- Поскольку враг значительно превосходит нас числом, - вещал Демент, - считаю безрассудством пытаться пробиться в лобовой атаке. Но так как главной целью является проникновение внутрь башни, а не её захват, предлагаю применить отвлекающий маневр.
- Хорошая мысль, - согласился я, - но что будет с теми, кто останется снаружи, после того, как Гаройс поймет, что его провели?
- Серьезный вопрос, - задумался лейтенант, потирая лоб.
- У меня есть гномский гхуцеред, - неожиданно подала голос Элиафина, поднимаясь со своего места, - он создаст такую плотную дымовую завесу, в которой сможет укрыться целый батальон. Под прикрытием дыма можно легко уйти от погони.
- Отличная идея! - обрадовался такой поддержке Демент, - дымовая завеса,
прикрывающая отход – это то, что надо!
    Я внимательно посмотрел на девушку, смущенно потупившую взор.
- Это очень редкая вещь в наше время. Откуда он у тебя?
- Подарок брата. Он дал его перед моим отъездом, - призналась она.
- И ты готова пожертвовать вещью, которая по нынешним меркам является почти бесценной? - тихо спросил я её.
    Она решительно кивнула, разметав свои золотистые волосы по плечам,
потом твердо добавила:
- Это будет моим вкладом в дело спасения Мира.
    Следующий пункт повестки совета должен был определить число
участников проникновения. Естественно, что первым делом туда были включены мы трое, но остальные решили, что троих мало для такого ответственного мероприятия. На добровольных началах в число участников запросилось еще пять человек, в их числе Демент и Савелис, но в итоге мы остановились на двух кандидатурах: Демента, обладавшего кошачьим зрением, и еще одного наемника по имени Бриддс,  крепкого рослого детины, неимоверно сильного, определенного на роль эдакого "человека-скалы", при нужде он мог поднять нас четверых за раз.
    Савелис был назначен командиром группы прикрытия, включавшей в
себя остальных одиннадцать человек (счастливое число, по древним поверьям). Ему торжественно был вручен гхуцеред, с подробными разъяснениями по использованию.
    Оставался последний пункт: подробный план действий с учетом
непредвиденных обстоятельств. Здесь важную лепту внес Эйфос, начертивший
на земле план самой башни и ближайших окрестностей, отметив примерное
расположение входа в башню, рощу, в которой расположился эскадрон, и неглубокий овраг, почти подходивший к  стенам Зуба Дракона с
противоположной стороны.
    После трехчасового спора по существу возможных вариантов развития
ситуации, мы наконец-то выработали план, более-менее удовлетворявший всех заинтересованных  лиц, и имевший хоть какой-то шанс на выполнение. В случае неудачи мы назначили точку рандеву в десяти лигах к востоку от башни, где группа прикрытия должна была дожидаться нашего возвращения. В случае обнаружения укрытия точка рандеву переносилась еще дальше, на самый берег Хайальского океана.
    Совет завершился далеко за полночь, уставшие, но довольные
проделанной работой, мы наскоро поужинали, и принялись устраиваться на ночь. Демент, назначенный мною начальником караульной службы, выставил двоих часовых по краю лагеря: лицом к Двальсграду и к Зубу Дракона.
    Завернувшись в одеяло, я некоторое время смотрел на звездное небо,
потом почти мгновенно уснул. Впрочем, это был не совсем сон, ибо в моё сознание снова вторглись  могущественные враги, Апостол Хаоса Риэ и Джард Тёмный Мастер.

 

Глава 7.

+2
19:53
195
RSS
14:24
+2

Окутавший всё и вся туман не спешил рассеиваться, словно не желая снова приоткрывать передо мной завесу, укрывшую от меня видение будущего.


тяжелое для восприятия предложение.

укрывшиеся в полумраке полуразрушенной боковой пристройки


такое соседство тоже не айс

Я бы с удовольствием вызнал планы своего врага, но меня уже окутал туман, чтобы вырвать из объятий сна.


мне кажется, лучше вырывающий или готовый вырвать

гхуцеред


ох



давай дальше

18:03
+1

Спасибо, Лесик, твои замечания приняты и учтены! Исправлю, как только инет позволит...))) wink

15:48
+2

— Спасение Мира от гибели, — ответил я, усмехнувшись, — ты же знаешь, меня давно не интересуют материальные блага


Гарди! А обязательно называть здесь так цель «Спасение Мира от гибели»? Вот, где пафос, так пафос! Очень режет восприятие. Конечно, моё восприятие, в данном случае. Может, перефразировать как-то? С тем же смыслом?

У меня есть гномский гхуцеред,


После этого названия, мне захотелось приобрести ЭТО!



Следующее*…


19:31
+1

Кош, а почему нет? Это же, во-первых, правда, а во-вторых, слегка иронично озвученная правда, не?

«Гхуцеред» означает всего лишь «дымный шар», но зато как звучит, а?)))

19:37
+1

Это же, во-первых, правда, а во-вторых, слегка иронично озвученная правда, не?


Вот, почему я не поняла, что это ирония?)) Балбеска я!) Тогда, всё сходится)

Возможно, потому, что захотелось написать так «Когда рассвет мне тычет в глаза, я понимаю, что хочу что-то спасти»)))) Юморю, чо)))



«Гхуцеред» означает всего лишь «дымный шар», но зато как звучит, а?


Звучит, да!) А где можно купить? Найти? Сделать своими руками?)


Гость
20:18
+2

Согласно легенде, мастер Дуаррим и его сыновья изготовили семьсот таких «игрушек» во время Смуты Железной горы. Большая часть их была использована для подавления мятежей, оставшиеся разошлись по тайникам и рукам коллекционеров. Учитывая древность (3 тысячи лет назад) и редкость гхуцереда, достать его даже за крупную сумму золотом почти нереально, а секрет изготовления мастер унёс с собой в могилу...))

20:24
+1

а секрет изготовления мастер унёс с собой в могилу...


Вот, и мечтай после такого!!!



Придётся открыть кружок «умелые ручки»)))

Гость
23:31
+2

Даю подсказку — без серы ты точно не обойдёшься))). wink

Загрузка...