Кто в домике живёт?

Фракция Воины

Кто в домике живёт?
  Тук-тук-тук… тук-тук-тук… Кто в домике живёт?
А никто не живёт. Давно. Домик достался мне по наследству от двоюродного деда,
которого я никогда не видела,  не знала, и даже не слышала прежде ничего о таком родственнике.
А вот — оказывается —  был.  Моему дедушке, Василию Матвеевичу, приходился старшим братом.
Почему мне  — уже и не спросишь. Некого. Мой дед никогда о нём ничего не рассказывал.
Мама смутно припоминала историю, что в далёкой молодости (даже не её) разругались братья на смерть.
И больше никогда друг друга не видели, письмами не обменивались, приветы не передавали.
Вроде, брат этот,  человек был странный,  нелюдимый, к контактам не расположенный,
и, по словам мамы, жил «как медведь в своей берлоге». Которую мне в наследство и оставил.
     Я —  абсолютное дитя урбанизации. Все эти пасторальные домики-шалашики-баньки-сарайчики — спасибо, нет!
Но — это была первая недвижимость, которую можно смело называть — моя. И я поехала смотреть на свой
дворец.  Ну, так себе хоромы. Место, конечно, классное: лес, озеро, заросли одичавшей малины,
птички-рыбки, а вот домик — страшненький.  Не-не-не, он вполне себе жилой и крепкий, но что-то в нём было не то.
Окна, как бойницы, над входной дверью — рога прибиты. Когда смотришь, кажется, что дом   ухмыляется
неласково. Короче,  мы с домом в восторг друг от друга не пришли.
     Ладно. Я теперь хозяйка лесной избушки на курьих ножках, багажник моей старенькой Рено Твинга  заботливо забит мамиными
припасами (на случай всего, что может быть в этой жизни, включая ядерную войну и длительную осаду), впереди два выходных дня — 
останусь на ночь, завтра погуляю здесь, пригляжусь, искупаюсь в озере, позагораю и, может быть, даже попишу свою
«нетленку». Как настоящий мастистый автор —  Лев Толстой, или Хемингуэй, или как Терри Прачетт (это  мне ближе).
К тому же, с Лёшкой мы поссорились накануне. А сам дурак! Фэнтези, видите-ли — несерьёзно! Вот, пусть сидит теперь
со своими важными высокодуховными  и бесконечно умными философами герменевтами и экзистенциалистами. 
     Собственно, ссора с Лёшкой и была основной причиной, неожиданно вспыхнувшего во мне, интереса к загородной недвижимости.
Маме я строго наказала — ни за что «философу этому» не говорить — где я. А вот уехала, куда не сказала, наверное, навсегда.
Я ещё долго сидела на крылечке (пока комары не зажрали совсем) и объясняла  незримому Лёхе — кто он есть на самом деле,
и как надо относиться к таким редким и невероятно классным девушкам, как я, и что теперь его ждёт в жалкой,
полной страданий и потерь жизни (без меня). 
     Дом, за моей спиной, молча слушал эти воображаемые диалоги, вздыхая иногда и поскрипывая всем, чем домам положено поскрипывать.
Стало прохладно, совсем стемнело и жутко захотелось есть. Я зажгла керосиновую лампу (исключительно раритетный экземпляр),
но включила электропечь «Тайгу» (не возиться же мне с дровами), вскипятила чайник, достала из сумки мамины пироги,
и сказала в шутку дому: « Ну что, чайку? С пирогами, с печеньками-конфетками?» —  И услышав в ответ: «Ага!», подскочила,
опрокинув табуретку.
 —  Кто здесь?
 —  Это я — Дом. Не бойся, я ждал тебя.
 — Что значит — Дом? Когда это дома стали такими разговорчивыми?
 — Такие разговорчивые не все дома, а только те, в которых живут
      ведьмаки или ведьмы. Вот, Матвей Матвеевич был ведьмак,
      а я — его дом.  А теперь я твой.
 —  Так… значит дедушкин братец был колдун, а дед люто-бешено ненавидел всё, что связано с магией,
       гаданьями, травками-примочками, заговорами, обрядами. 
       Дед мой был хирургом, что называется «от бога». Хирургом-кардиологом. Верил только в науку.
       Теперь, в целом, понятно — почему братья вдрызг рассорились в своё время.
 —  Ну да, так и есть. Разругались тогда страшно. Васька в город уехал, кричал: «Ноги моей здесь не будет!»,
       а Мотя всё ему объяснял, что вместе надо. Вместе. Он — травами, заговорами лечить будет,
       Василий — пусть скальпелем человека правит, когда иначе нельзя. А они же близнецы были — 
       знала ты об этом?
 — Нет. Откуда бы? Дед про брата ничего не рассказывал.
     И стал мне Дом рассказывать истории, одна другой удивительнее и чуднее. Про самого первого
ведьмака в нашем роду, про науку ведьмачью и что «знание» это передаётся по крови. А тот, к кому оно пришло,
ничего уже иного выбрать не может. Утянет его судьба на ведовство, как не крути. Сам Матвей Матвеевич жил
бобылём и детей за собой не оставил. У мамы моей способностей к магии  не оказалось, а вот у меня они есть.
Поэтому — Дом мой. Так Матвей Матвеевич Дому и наказал, перед смертью, что приедет девчонка из города,
она про себя ещё ничего не знает, но, именно, эта городская насквозь девица, в кедах, рваных джинсах,
со смартфоном,  навигатором в машине  и без царя в голове — продолжательница  рода. А Дом должен всему меня научить,
защитой быть мне самой крепкой и от глупостей уберечь.
 —  Что значит «от глупостей»? Я, между прочим, не то, чтобы сильно дурочка, а даже вполне себе разумный человек.
 —  Где ж разумный? А кто Лёшке всяких гадостей напророчил? Кто жизнь ему жалкую и бесцельную нажелал?
 —  Да ладно… я ж не со зла, а от обиды. Кстати, я уже ничего ему плохого и не желаю больше. Мало ли, что я сама с
      собой говорю. А подслушивать не хорошо!
 —  А я и не подслушивал, ты всё в слух говорила. Остановить я тебя не мог, пока ты сама меня не позвала —
      мне нельзя было. Но, на всякий случай, слова твои злобные я в камешки  превратил, вон у крыльца валяются.
      Беды они Лёшке не сделают. Но на будущее думай — что кому желаешь «не со зла». Глупостей не натвори,
      грехов на себя не нацепляй, людям горя не принеси. Я учить тебя буду. Так мне Матвей завещал.
      Вон на полке, Книга его лежит. Теперь она твоя. Береги, никому не показывай. В ней  мудрость многих
      ведунов  рода. И кстати, твой дедушка, Васька, он же  считал, что наукой одной людям жизни спасал,
      скальпелем, рукой точной, лекарствами-уколами. Да, конечно, всё так. Но ещё и даром колдовским,
      хоть и не верил в него и не осознавал.
 Долго мы ещё с Домом разговаривали, чайник я кипятила два раза, но глаза мои стали слипаться и Дом
велел спать ложиться, так и сказал: «Ложись  спать.  Завтра, ни свет ни заря, приедет твой Лёшка.
Он и в ночь бы помчался, да только не на чем ему». 
     А утром, когда я проснулась, Лёшка уже в дверь стучал. Примчался первым автобусом.
Помирились мы конечно. И припомнились мне странные сны, про деда, про его брата Матвея, про меня.
Что только не приснится! Воздух, наверное, здесь особенный, волшебный. 
А в доме стало так светло, уютно и даже ласково. Странно, что вчера дом мне не понравился.
Классный дом. Я ведь ещё хотела его на «гостинку» в городе поменять — вот балда! Нет, ни за что!
Мой дом. Мой.
И Дом кивнул.
 
 
+4
00:22
78
RSS
02:28
+2
Повезло девчонке. С таким домом не пропадешь.:)
Хороший рассказ, легкий, веселый.
Надо же, сколько «домов у озера» мы все тут насочиняли.:)
20:09
+1
Спасибо, Джон! fs1
И правда, мы построили множество домов у озера на любой вкус))) p28
05:27
+3
Да.., болтливый дом-то оказался. Так вот и уединяйся в тишине и молчание. ))
20:11
+1
А не надо было Дом к чаю приглашать))) fs1
Спасибо, Марго! p28
20:13
+1
И что же, одной ей что ли чай было пить?)))
20:22
+1
Взяла бы зашла на Аудиозону, послушала бы стихов и разговоров — и у же не одна))) p2
20:24
+1
Тож вариант ls5
20:25
Ещё какой! as1
07:03
+3
А Лешке небось сам дом СМСку отправил куда ехать )))
Забавный рассказик, понравилось ))
07:40
+3
Точно!))
20:13
+2
Ты чё! У него же лапке))) p32
20:12
+2
Готовлюсь к вашему нападению)))
Тренируюсь тут всячески, чтобы врасплох не застали! fs1
Спасибо, Учёный Панти! p26
07:44
Вот и правильно, а то ух! )))
20:27
+3
Аааа!!!))) класснючий какой рассказик!))) p26 p26 p26
20:57
+1
Спасибааааааааааааа! cat
Загрузка...