Дороже жизни. 1. Месть и выгода

Дороже жизни. 1. Месть и выгода
эксклюзивность::
Уже размещалось ранее на других сайтах
уровень критики:
Огонь (критика без ограничений)
Пояснение:
Работа написана на Зимнюю Фандомную Битву-2018 для команды WTF Yasuhiro Nightow Team 2018. Бета-ридер — Мадам Суслевская. Читать на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/6393804#part_content (тама и обсужденье, и фэндом обширней;)

ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ! И цитаты из канона:)

 

 

 

Ненависть — юным уродует лица,
Ненависть — просится из берегов,
Ненависть — жаждет и хочет напиться
Чёрною кровью врагов!

В. С. Высоцкий. Баллада о Ненависти



      Смерть всегда была чем-то эфемерным, чем-то, что происходит с другими и ― никогда ― не происходит ни с его товарищами, ни, особенно, с ним самим, Гарри Макдауэллом. Когда тебе семнадцать и ты безнаказанно делаешь всё, что хочешь, сложно верить в смерть, ведь ты так безнадежно, бесконечно жив! Бессмертен.

      И даже когда смерть взглянула на него остекленелыми глазами Джойса, распростёртого на полу их пристанища в луже собственной крови, Гарри всё ещё верил в своё бессмертье ― где-то глубоко внутри себя. И Кенни, и Нэйтан, и Брэндон тоже верили, как это бывает со всяким, кто молод и не познал смерти.

      И чем обернулась эта вера?! Прахом!

      Осознанье этого пришло, когда они с Брэндоном жались друг к другу под дождём, как щенки, наблюдая за схваткой двух матёрых волков. Один из которых — брат типа, с которым они вечно царапались за территорию, пришёл по их души (не иначе, как по родственной просьбе/инициативе). Но теперь это не имело никакого значенья, а тела их друзей стали лишь декорацией на арене битвы, о сути которой они не имели ни малейшего понятия. Семнадцать лет ― это ничтожно мало, когда вокруг холод, проливной дождь, выстрелы, запах пороха, кровь и смерть. Гарри ощутил это особенно остро, когда не шелохнулся даже в ответ на предложенье отомстить за Кенни и Нэйтана, слишком велики были шок, горе и страх.

      Повис миг напряженной, полной вероятностей тишины. А затем Бешеный Пёс, всё ещё цепляющийся за шанс, нет, не выжить, победить в этой схватке, кинулся за брошенным ― точно кость собакам ― им с Брэндоном пистолетом и умер на подлёте. Бэар Уолкен, чье неожиданное появленье спасло их от верной смерти, спрятал свой крошечный револьвер и ушёл, велев им «прибраться тут».

      «Вы, ребята, бесполезны», ― бросил мафиози мимоходом, и это была просто констатация факта. Никто из них ничего не смог поделать. Жизнь — смерть — беспощадно указала им на их место: шпана.

      Так они и сидели недвижно, таращась на трупы невидящими глазами, пока не зазвучали полицейские сирены. И когда Гарри поднял взгляд и увидел так и валяющийся на асфальте пистолет, оцепененье лопнуло. Переплавилось в клокочущую ярость.

      Встать и схватить оружие было минутным делом. Оно оказалось холодным и жёстким на ощупь и всё ещё пахло порохом. Гарри посмотрел на пистолет и крепче стиснул эту оттягивающую руку тяжесть. Если бы они не были так беспечны. Если бы носили с собой оружие. Если бы. Всего этого можно было бы избежать!..

      Позади раздалось какое-то пошаркиванье ― это подошел Брэндон, едва заметно покачиваясь на непослушных ногах. Он всё ещё держался за оцарапанное выстрелом плечо, а взгляд его скользил от трупов к пистолету, затем — к лицу Гарри. Это выглядело так, словно Брэндон совершенно замкнулся, отрешился от происходящего, но всё в нём кричало от шока и боли.

      ― Мы должны отомстить за них! ― ещё немного, и Гарри начнёт трясти.

      ― Да, ― лицо Брэндона было настолько серьёзно и сосредоточено, что походило на каменное изваянье. Им и говорить-то не требовалось, горе словно натянуло телепатические нити меж ними. 

      Полицейские машины взвыли совсем рядом, и они побежали. Простите, ребята. Мы ничего больше не можем сделать для вас ― только отомстить. Полицейские, конечно, не будут заботиться о ваших телах, но если мы останемся, то нас могут обвинить во всех этих смертях. А нам нужно остаться свободными ― ради вас и ради нас самих. Мы отомстим. Обещаем.

      Когда они добрались до логова Дида, то практически без передышки ринулись внутрь. Казалось, в крови не осталось ничего, кроме адреналина, и они едва не летели, рассекая ночь, точно воду. Брэндон ― тот и вовсе превратился в смерч и просто посносил всех шавок Дида в считанные минуты. Гарри ещё никогда не видел, чтобы друг дрался так зло и с таким мрачным огнём в глазах. 

      А когда на ногах остались стоять только они двое да этот подонок, Дид, Гарри шагнул вперед, заставляя врага плюхнуться на диван.

      ― Добрый вечер, Дид, — негромко проговорил он; Брэндон встал сзади, надёжная опора и защита. ― А мы к тебе от твоего брата, ― и Гарри медленно, с силой, уткнул ствол Диду в голову.

      ― Что?.. ― Дид поднял руки, испуганно глядя на него глазами, подбитыми в их последней (теперь уже судьбоносной) стычке. ― Мой брат?..

      ― Он покинул этот мир, ― смешно смотреть, как это ничтожество корчится на диване у его ног, умоляет. Смешно и горестно.

      ― …я здесь не при чем, вот, вот! Это всё он… ― когда Гарри толкнул Дида пистолетом в лоб, тот заплакал. ― Постой!.. Не надо! Стой! Подожди!..

      ― Дид, ― Гарри спокоен, точно буря, что вот-вот разродится молнией, ― из-за тебя мы многое потеряли. Но я не собираюсь у тебя ничего забирать, я даже дам тебе кое-что, ― Дид скулил и смердел страхом, а Гарри говорил размеренно, не торопясь. Джойс, Нэйтан, Кенни ― они умерли мгновенно, едва успев понять, что их настигла смерть. И каждая секунда униженья этого ничтожества, из-за которого они погибли, доставляла ему болезненное удовлетворенье. ― Я дам тебе, ― Гарри улыбнулся и заговорил громче и жёстче, ― познать смерть!

      В глазах Дида плескался ужас. Наслаждаясь каждым мигом, Гарри медленно нажал на спусковой крючок. Кровь и мозги брызнули на стену под грохот выстрела. 

***



      Им с Брэндоном крупно повезло ― они остались живы. Но у них не осталось ни-че-го. Только кровоточащая пустота внутри, как будто выдран кусок, и восполнить потерю невозможно. Даже если убить всех, кто имел хоть какое-то отношенье к случившемуся. 

      Они слонялись по городу, просто чтобы хоть что-то да делать. Бездействие уподоблялось смерти, а жизнь рвалась отвоевать упущенные позиции. И когда они шли по улицам, голодные, грязные, неизменно держась так, чтобы чуть что ― прикрыть друг другу спину, люди вокруг шептались. Это и тешило самолюбие, и подогревало злость. Три сложенные из булыжников могилы саднили как содранная кожа, и малейший намёк на прикосновенье воспринимался как атака. «Не в себе», ― лучше и не скажешь.

      ― Знаешь, с тех пор город кажется мне очень маленьким, ― признался Гарри спустя несколько дней после импровизированных похорон. Был вечер, небеса горели оранжево-красным закатом, и молчанье между ними прервалось впервые за долгое время. Гарри даже не мог вспомнить, когда говорил что-то в последний раз. Утром?.. Вчера?.. Нет, если так пойдёт и дальше, он превратится во второго Брэндона! Одного молчуна на двоих вполне достаточно.

      ― Почему? ― ответ пришёл почти неожиданно.

      ― Сам не понимаю, ― Гарри усмехнулся, пожал плечами, и они двинулись на кладбище. 

      Брэндон заглянул к ребятам, к убитому в ту ночь человеку, у которого он искал помощи, и ушёл. Гарри подозревал ― был уверен, ― что к ней. К Марии. К девушке, которую полюбил с первого взгляда, и отца которой невольно поставил под удар. Нет, Брэндон всё-таки невероятно, слишком даже честный.

      А Гарри пробыл там до тех пор, пока не наступила ночь ― смотрел на город, на море и думал о том, что же всё-таки делать. Ясно же, что долго так продолжаться не может. Что больше так продолжаться не может. Надо что-то делать. Пистолет за поясом и внезапно осознанная теснота Биллион-сити наводили на мысли.

      Чувствовал ли Брэндон то же самое, понять было сложно ― понять, что у этого парня внутри, вообще сложно, ― но для себя Гарри решил, что не хочет прожить всю жизнь так.

      К утру оформилось нечто вроде плана.

      Для начала Гарри решил пойти к Декарту ― просто чтобы посмотреть, не обломится ли чего. Декарт всегда был хорошей, надежной «крышей». Да и точки над «i» надо бы расставить…

      ― Ребята, вам крупно не повезло, ― Декарт поставил перед ним стакан с выпивкой. ― Гарри, прими мои соболезнованья о погибших парнях.

      ― Надо же, ― усмехнулся Гарри, ― спасибо.

      ― Эй, не замыкайся в себе, ― «крыша» был участлив, ― брат Дида был из мафии. Даже я не стал бы мешаться с этим дерьмом. Ты же понимаешь?

      ― Наверняка, ― а что здесь неясного?

      ― Послушай, ты не хотел бы работать под моим началом? Вам двоим сложно здесь будет выжить…

      Гарри рассмеялся. Сухим, колющим горло злым весельем смехом.

      ― Ты что, издеваешься?! Если я начну работать на того, кто боится мафию, я никуда не приду.

      ― Засранец!! Мы пошли тебе навстречу, а ты!.. ― один из людей Декарта направил на Гарри пистолет. И тут же был повален на пол ― Брэндон, до того подпиравший стенку, отмер. Вскоре все люди Декарта лежали на полу, а его самого Гарри притянул к себе за шею и приставил ему к виску свою пушку:

      ― Господин Декарт, я только сейчас понял, насколько чувствительный курок у этой штуки.

      ― Х-хорошо, я всё понял! Вы сами себе банда!

      Гарри усмехнулся, убрал пистолет и вышел. Всё получилось так, как он рассчитывал. Ничего, правда, не обломилось, зато ничего больше и не держало в Биллион-сити.

      Кроме Брэндона.

      ― Брэндон, я собираюсь двигать из этой деревни, ― они сидели на небольшом выступе близ кладбища ― город уходил в гору и местами можно было найти такие вот закутки с отличным видом на взморье. Гарри устроился на какой-то пустой бочке, а Брэндон уселся прямо на лежащий на земле обломок стены. Услышав его слова, он повернул к Гарри удивлённое лицо.

      ― Не то что бы я знал, куда направляюсь, я даже не уверен… Не уверен, что доберусь куда-нибудь. Но, знаешь, в этом болоте я больше не могу. У тебя есть Мария. Если ты хочешь остаться с ней, я всё пойму. Но я всё равно уйду отсюда. Не знаю как, но я хочу стать другим человеком.

      ― Гарри… ― Брэндон пронзительно смотрел на него снизу вверх. Выдержать этот взгляд было трудно, но Гарри не отводил глаз.

      ― Прости меня, но… не пытайся меня удерживать.

      Брэндон отвернулся первым и несколько секунд смотрел на море.

      ― Я пойду с тобой.

      Гарри даже рот разинул от удивленья.

      ― Ты… уверен?..

      Брэндон поднялся на ноги, и теперь они опять были на одном уровне.

      ― Мы ведь друзья.

      ― Эт-то ещё что? ― Гарри спрыгнул с бочки и легонько стукнул друга по плечам на боксёрский манер; Брэндон перехватил его кулак оба раза. ― А ты совсем не изменился!

      И они засмеялись, легко и свободно, как не смеялись целую вечность ― с того дня, как убили Джойса.

      Уложить вещи (как раз по сумке на брата) и забежать к Джойсу, Нэйтану и Кенни напоследок было недолго.

      ― Извините, ребята, но нам придётся покинуть этот город. Но знайте: когда-нибудь мы станем по-настоящему сильными,и у нас будет много денег!.. Тогда мы сделаем вам настоящие могилы! А пока… Пока, пожалуйста, простите нас, ― всё то время, что Гарри говорил, Брэндон высился над ним молчаливой башней, а перед тем, как отправиться в путь, он пошёл к могиле отца Марии.

      ― Ты слишком честный, ― усмехнулся Гарри и двинулся следом за другом.

      Не успели они дойти до нужной могилы, как подъехали три чёрные машины, из них вышли люди в тёмной одежде… в том числе и Мария.

      ― Мария!.. ― Брэндон рванул было к ней и, возможно, именно это и спасло ему жизнь: пуля пролетела мимо, отхватив только маленькую прядку возле щеки.

      Они резко обернулись: по ним палили люди Декарта. Оказывается, смерть товарищей ничему Гарри не научила. Он снова повел себя слишком борзо, чем втянул их в смертельно опасные неприятности. Опять.

      Брэндон бросился прочь и залег возле какого-то могильного камня. Гарри засел за другим и перезарядил пистолет. Оставшиеся пули были их единственным шансом.

      И тут две машины тронулись, а Брэндон, как последний дурак, кинулся вслед за ними: «Мария!!» Споткнулся и вылетел на дорогу, снеся по пути кусок кладбищенского забора. Разумеется, ему тут же приставили пистолет к голове.

      ― Гарри! Выходи! А то мы быстро сделаем из твоего дружка решето!

      ― Беги! ― и Брэндон тут же схлопотал пушкой по затылку.

      Секунда, другая. Тяжёлое дыханье, колотящееся в горле и висках сердце. Новые требовательные крики. Гарри вздохнул поглубже и вышел из укрытья, держа пистолет за ствол:

      ― Куда ты ― туда и я. Мы ведь друзья.

      ― Какая замечательная дружба! Отправляйтесь в ад!

      Гарри успел только увидеть, как Брэндона толкнули стволом в голову, услышать выстрелы… и все остались живы. На дороге стоял представительный мужчина в чёрном с пистолетом в руке.

      ― Что вы творите в месте, куда приходят оплакивать близких?

      Это был очень опасный человек ― и он был не один. И он был из мафии.

      ― …всё ещё хотите выступить против синдиката? Знаете ли вы, что это означает? ― мужчина говорил размеренно, неспешно идя между людьми Декарта. ― Я вам подскажу. Семья, друзья, соседи… представьте себе их в самой ужасной ситуации.

      Закончив свою речь, мафиози велел людям Декарта убираться отсюда ― и они разбежались с криками, как малые дети, побросав свои пушки. 

      ― Тебе здорово повезло в этот раз, ― заметил он поднявшемуся на ноги Брэндону. Ответить тот не успел — Гарри закричал, сбегая с холма:

      ― Спасибо вам большое! Вы нас спасли! Вы, типа, из Миллениона? ― Гарри не мог внятно объяснить, почему так решил, просто так подсказывала интуиция.

      ― Именно. И следи за языком.

      ― Зачем вы нас спасли?

      ― Вам этого знать не нужно. А пока ― прошу меня извинить, ― и мужчина направился к машине.

      ― А можно нам вступить в синдикат? — Гарри бросился ему наперерез.

      ― Ты не сможешь.

      — Я буду стараться! Изо всех сил! ― Гарри даже подался вперёд, желая выглядеть как можно более убедительно. Это невероятная удача, нельзя её упускать!..

      ― Гарри… 

      ― Извини, Брэндон. Я нашёл другой путь. Если я останусь тем, кто я есть, мне никогда не стать тем, кем я хочу быть, ― Гарри вновь обратился к мафиози: ― Я готов к жертвам!

      ― Очень эгоистично, ― был ответ.

      ― Я могу вам доказать. Доказать, что я буду полезен! ― Гарри воздел пистолет. ― Я могу пойти и убрать парня, пытавшегося нас убить. Я могу отомстить городскому стрелку. Позвольте мне присоединиться! Пожалуйста! Я прошу вас! ― он говорил и говорил, не виляя заискивающе хвостом исключительно по причине отсутствия такового.

      ― Ты совершаешь большую ошибку, — мужчина опустил его сжимающую пушку руку. — Мафия не убивает людей налево-направо. Ты сказал, что собираешься отомстить? Тогда выжми из него всё, что только можно. От мёртвых ничего нельзя получить. Воспользуйся тем, что он наехал на тебя, и забери у него всё, что можешь, а потом делай следующий шаг ― затяни на его шее невидимую удавку. Вот как нужно использовать свою силу.

      Сказав так, мафиози отпустил его руку и одарил выжидательным взглядом.

      ― Всего два часа ― вот что мне нужно, — мужчина кивнул, и Гарри ощутил ни с чем не сравнимое чувство: миг удачи пойман за жабры. В том, получится ли осуществить задуманное, он даже не сомневался.

      Выторгованных двух часов хватило. Гарри вытряс из Декарта всё до последней монеты, и помчался навстречу своей судьбе, прижимая к груди сумку, набитую деньгами. Чуть позади бежал Брэндон, без которого ничего этого не было бы.

      ― Так вот как… Милленион использует свою силу, ― выдохнул друг, когда они добрались до места встречи.

      ― Извини, что втянул тебя в это, ― покаянно произнёс Гарри, краем глаза заметив, как Брэндон покачал в ответ головой. И тут подъехала машина. Гарри подбежал к ней:

      ― Я, я…

      ― Если ты всё ещё хочешь этого ― залезай, ― велел мафиози.

      Гарри обернулся: 

      — До встречи… Брэндон, — и забрался на заднее сиденье. Бросил сумку рядом. Выдохнул. Начиналась новая жизнь.

      Тут дверь машины открылась с другой стороны. Брэндон Хит, самый удивительный человек на свете, уселся рядом с ним. Босс кивнул, давая разрешенье, и они тронулись.

      А остановились перед высоткой с вывеской, на которой было написано:

      ― «Negritt oil company». Самая крупная компания региона… ― то ли себе, то ли Брэндону пояснил Гарри.

      ― Пойдём. В мой офис, ― позвал вышедший из машины босс.

      ― Туда?!

      ― Да. 

      Гарри расхохотался. От открывающихся перспектив даже голова начала покруживаться.

      ― Обалдеть! ― он обернулся к Брэндону. ― Милленион ― отличное местечко!

+4
21:05
81
RSS
06:49
+3

Какая медонесная Пчелка! Длинновато для меня, может позже получится прочесть

11:20
+3

Длинновато?.. Это всего только небольшой рассказик где-то на пять тысяч слов или чуть меньше — и то, тут только первая часть… Но, надеюсь, ты одолеешь эту вещь))

06:42
+3

Одолел! Нра! )))

Длинно, в том плане, что читать доллллллго, яб поделил хотя бы на две части (до звездочек) Вообще молодец, что пишешь, участвуешь!

12:16
+2

Очень рада, что Вам понравилось)) Вторая часть уже на сайте, кстати

Насчет длинно — я поняла, в чем дело:) Сама по себе глава содержит стандартные пять страничек, что является одной из наиболее комфортных величин глав. Однако на «Зоне» в ходу в основном стихи и малые формы, вот и получился диссонанс…

06:49
+2

Однако на «Зоне» в ходу в основном стихи и малые формы
Енто да, привыкли все к стишкам коротеньким, длинную прозку читать не желають )))

13:35
+2

Вот я и думаю: нести ли мне сюда прозу вообще?.. Особенно фанатскую прозу. Раз все равно никто не читает. Пока еще ничего путного не надумала.

19:12
+1

Еще как надо, а то иш… разленились читать! Но конечно учитывай особенность, учитывай ёш его дери!!! Хорошо идет объем в 1-2 странички и отклик будет и автору респект!

11:13

Договорились

Хорошо идет объем в 1-2 странички


Енто я уже поняла, так что вывод: прозу, объемом выше двадцати страниц, сюда лучше не нести, это каторжный труд и для автора, и для читателей

08:52
+4

Определенно есть потенциал в прозе, очень хорошо идет повествование. Я бы посоветовал обратить внимание на объем для удобочтения и возможно не часто погружаться в диалоги и размышления. Они конечно хороши, но читателю наверняка захочется разнообразия (описание сцены, события, отсылки к разным временам). Еще, в качестве тренировки попробовать различные жанры, романтика например, бытовые сценки, эпизодические зарисовки.

В целом хорошо, мне нравится ))

p.s. (не мне конечно об этом говорить, так как сам грамотей тот еще, но обратите внимание на "-нье", а то тетя Мистра так и будет писать про «кровавые глаза» ))

11:21
+3

Очень рада, что Вам понравилось!)) И спасибо за советы))

Но для начала скажу слово в защиту этого теста) Вы безусловно правы, эта работа написана довольно-таки скудно — и это нарочно. Изначально я хотела сделать этот рассказ более детальным и эмоциональным, но тест-драйв показал что нет, так не пойдет, так я только напишу еще один из тех текстов, которые недолюбливаю (временами — очень сильно). Потому что это было бы не выраженье своих мыслей и своего впечатленья, а наглая паразитация на каноне. Ведь этот рассказ — фанфик вообще-то:) От закона жанра и формата никуда не денешься, и у этой вещи формат таков, что много чего надо оставить за кадром. Вот.

В остальном же — я благодарю Вас за похвалу и советы, и обязательно буду тренироваться, чтобы стать лучше!

ps. (Ну, как Вам сказать… это не баг, а фича:) А если серьезно — то да, "-нье" — это отступленье от правил. Но не нарушенье оных, всего только отступленье в пределах нормы:)

09:01
+3

Вы на правильном пути!

18:00
+3

Согласен с Робертом, так что совет один — вперёд!

18:05
+2

Иных вариантов и не рассматриваю

14:52
+3

За сюжет плюс! Интригует и читается легко. Пчёл, умоляю, пересмотри свою любовь к мягкому знаку)))

Спойлер

18:11
+3

Большое спасибо, очень рада, что тебе понравилось)) Скоро на сайте и вторая часть рассказа будет



Пчёл, умоляю, пересмотри свою любовь к мягкому знаку)))


Уж извини меня пожалуйста, но эту просьбу я не исполню. Я понимаю, что оно непривычно, режет взгляд и не совсем соответствует букве закона, но все-таки. Это м о и мягкие знаки. Я их люблю. И буду использовать, пока могу себе позволить — потому что это часть моего стиля. Извини меня пожалуйста.

18:12
+3

А) Так это часть твоего стиля!!! Почему сразу не призналась?))))

Сорри, стилистуй) Да стилистуема будешь)

18:19
+3

Я говорила)) После того, как мне на мягкие знаки указали / спросили о них... Спасибо большое тебе за пониманье!

09:03
+3

И буду использовать, пока могу себе позволить
А попробуйте их выделять, может заглавной или цветом, если позволяет редактор ))

12:18
+2

Редактор позволяет, но… так оно еще больше глаз резать будет, ИМХО.

Загрузка...