ТРЦ

ТРЦ
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
уровень критики:
Огонь (критика без ограничений)
Пояснение:
Глава первая из восьми

 

 

1.

Издали обходя огромный, авангардного вида, торговый центр, я поневоле залюбовался своеобразными ломанными формами здания. Хотя облицовочные стекла цвета морской волны выглядели, при свете хмурого ноябрьского утра, совершенно серыми, а сооружение в целом – излишне монументальным, невозможно было не впечатлиться его бесстрастной красотой. Особое «ледяное» очарование пейзажу придавал падающий (и тут же, впрочем, тающий под ногами) пушистый снежок.

Радушия комплексу вскоре обязательно добавит вездесущая неоновая подсветка, живописные рекламные щиты да прочие завораживающие «движущиеся картинки». И конечно, обещанная лакомая начинка – огромный аквариум с тигровой акулой внутри. Но пока что сбившаяся около служебного хода приличная очередь навевала мысль скорее о посещении футуристического мавзолея Снежной королевы, а не кладези шопогольных развлечений.

Заняв место в толпе, сунул под мышку свёрнутый ашановский пакет с бутербродом и толстой книжкой. Поискал в карманах пуховика связку из двух ключей и бирки с номером бутика, чтобы сходу предъявить если секьюрити вдруг поинтересуются за каким делом пытаюсь проникнуть в помещение.

Но никто ничего не стал спрашивать. Без пяти минут восемь полноватый парень в чёрном форменном костюме настежь распахнул двойную дверь, безразлично впуская скопившуюся у входа продрогшую массу людей.

«Анатолий» – гласила бирка у него на груди.

«Привет, Толян, – подумал мимоходом, разглядев его молодое добродушное лицо. – Скоро будем знакомы».

Есть у меня странное предрасположение к магазинным секьюрити. Обычно мы легко находим общий язык. Вероятно, потому, что среди них множество простодушных и беззаботных ребят из глубинки. Угости такого сигареткой, поболтай с ним немного о жизни…

Но пока не до того. Ощущая себя настоящим муравьём, спешно движущимся вместе с деловитыми побратимами по главному тоннелю муравейника, зачарованно разглядывал открывавшиеся непривычные виды.

Прежде я уже помогал «запускать» парочку магазинов нашей сети в различных местах, но ещё ни разу не наблюдал изнанку исполинского молла, только готовящегося к открытию.

На каждом шагу тут кипела работа. Выяснилось, что внутри и без новоприбывших находится огромное количество народа. Сотрудники всевозможных торговых площадок, стараясь успеть ко дню премьеры, вкалывали ночами напролёт.

Над парой-тройкой магазинчиков висели лайтбоксы, как правило, с брендами известных компаний; вывески над другими пока отсутствовали. Повсюду, за стёклами, бурлило движение.  Внутри большинства бутиков юноши и девушки развешивали на разнокалиберных стойках модную одежду. Но в некоторых чернорабочие только лишь расставляли мебель, а кое-где тоже что-то подобное происходило, скрытое до поры непроницаемыми драпировками из мешковины или изоляционной плёнки.

Перед колонной, знаменующей крутой поворот коридора, двое трудяг, приставив к стене циклопические лестницы, приваривали на высоте крепежи. Искры от сварки осыпались на прикрытый брезентом кусок пола, отскакивая к обнажённым кремовым плиткам. Поток пришедших, настойчиво устремляясь в нужном направлении, просто обходил место крошившихся с потолка зарниц, словно то были безобидные бенгальские огоньки.

Настороженно поглядывая наверх, стараясь не «поймать зайчика», машинально подумал, что технику безопасности где-то тут наверняка слегка нарушили. Но кому какое дело?.. На кону – день открытия. Скорее!

Неимоверная суматоха и рабочий кавардак, приумноженные гигантскими размерами помещения, поневоле завораживали. Это всё равно как стать свидетелем финальной отделки египетской пирамиды или, например, кносского дворца.

От центрального коридора то и дело ответвлялись узкие боковые коридорчики, в каждом из которых пропадало сразу по несколько сопровождавших меня тружеников. Но я пока даже не пытался разобраться в местном лабиринте, как мантру повторяя напутствие Регины, выдавшей мне накануне вечером ключи:  

- Обойдёшь по центральному коридору практически всё здание, пока не наткнёшься на ступеньки. И не вздумай никуда сворачивать – лестницу ты никак не пропустишь. По ней спустишься на этаж ниже, к супермаркету. А там, прямо напротив касс, найдёшь наш магазинчик.

- Акулу тоже увижу по дороге, так? – прервал женщину, вспомнив виденную где-то рекламу. – Или она на другом этаже?

- Аквариум находится во внешнем радиусе, вообще не думай пока о нём, - слегка раздражилась Регина. - Просто иди по главной, окей?

- Договорились, – обожаю точные инструкции, а эта была лучшей из всех, какую мне когда-либо приходилось слышать.

Уверившись, что я действительно всё усёк, Регина расслабилась и попыталась пояснить детали:

Само здание расположено неравномерно. Наш магазин находится на нулевом этаже, неподалёку от главного входа. Который пока закрыт. А так как ты войдёшь через чёрный, то окажешься во внутреннем радиусе первого этажа. Если же где-то случайно свернёшь, то в лучшем случае выйдешь на внешний радиус. И там действительно будет аквариум. Но от него сейчас нереально спуститься на нулевой. Большинство ходов пока перекрыто. Теперь понял?

Я чуть за голову не схватился - сказанное прозвучало натуральной тарабарщиной.

- Нет, слишком сложно. Что ещё за хрень – нулевой этаж? Какой такой внутренний радиус?  Кто вообще подобное придумал?! Лучше буду просто следовать твоей инструкции.

- Молодец, - не вдаваясь в дальнейшие объяснения похвалила Регина и тут же отдала мне ключи. Разве что по головке не погладила.

Ряды «муравьёв» заметно поредели, когда я, следуя вышеописанному совету, наткнулся наконец на ступеньки. А спускался по ним так и вовсе в одиночестве.

Распахнул ведущую с лестницы тяжёлую дверь, вошёл в огромное безлюдное помещение. И словно очутился в затерянном, забытом мире. Такое во всяком случае возникло ощущение на контрасте с происходившим выше хаосом.

Свет над супермаркетом был не полным, а сильно приглушённым. Дальние концы коридоров с витринами утопали в полутьме. Проходы касс блокировали составленные вместе продуктовые корзины. Казалось, на столь обширном пространстве вообще никого нет. Впрочем, похоже у них там давно уже всё готово.

Найти наш магазинчик проблем не составило. Вывеска пока отсутствовала, но характерная зелёная мебель за стеклянным фасадом не позволила ошибиться. Ну и циферка «24» на бирке соответствовала наклеенному в уголочке двери красному номерку.

Но почему номер бутика именно двадцать четвёртый – понял не сразу.

Если считать от лестницы, то помещение было пятым, а если от заваренного железным щитом выхода в противоположном конце универсама – седьмым. Лишь интуиция подсказывала, что тут наверняка скрывается особая, неподвластная обычному смертному, логика.

Понемногу догадался, что заваренный выход, как и разъясняла вчера Регина, ведёт прямиком к центральному входу, а заходить оттуда будет гораздо проще и ближе… причём по пути попадутся ещё магазинчики с номерами, наверняка восполняющими пробелы. И когда комплекс заработает - всё встанет на свои места. Железный щит уберут, парадный вход станет доступным, около него вывесят подробную карту со всеми номерками. Но это завтра. А пока…

…А пока мозг распутывал путаницу коридоров, я отпер оба замка и поспешно прошёл внутрь помещения. Для полного спокойствия закрыл дверь изнутри. Словно оставив всю дурацкую неразбериху снаружи, наконец-то ощутил себя практически как дома, во всяком случае – в родной стихии.

Первое, что бросилось в глаза – отсутствие как попало сваленных на полу посреди магазина коробок с товаром, которые ожидал там увидеть. Стараясь пока об этом особенно не беспокоиться, неторопливо обследовал место, где предстояло задержаться на неопределённое время.

Итак, мне досталось неказистое прямоугольное помещение, со стеклянными витринами вдоль стен и массивным столом напротив входа. Витрины пока пустовали, а на столе оказались: кассовый аппарат, монитор, принтер, мышка с клавиатурой. Под столом, в отдельных нишах – небольшой сейф и системный блок.

Ура, почти всё уже сделано до нас! Осталось только принять товар, расположить его по местам, немного прибраться, приткнуть в ногах мусорное ведро, заварить кофейку и… можно работать.

Позади стола обнаружилась, слегка загороженная спинкой крутящегося стула, запертая металлическая дверь, ключа от которой у меня не оказалось. По-видимому, там и находились коробки с товаром.

 «Вот будет смешно!..» – подумал я, неторопливо распахивая один ящик стола за другим. Ничего в них не найдя, привычно позвонил Регине.

Первое правило подчинённого – если в чём-то сомневаешься, сразу набирай вышестоящую инстанцию. В данном случае – регионального менеджера.

- Булеца? - возник в динамике утомлённый, но радушный женский голос.

- Привет. А кого ты ожидала услышать?

- Действительно. Прости, я так замоталась... ещё одна бессонная ночь.

- Да, так и понял. По тону.

Голос стал почти ласковым:

- Что ты хотел?

- Ладно, точно, что я хотел... А где собственно товар?

- В смысле? - неподдельно поразилась Регина. - Разве не в магазине?

- В упор не вижу.

- Ах ты, Господи! - сразу опомнилась она. - В этой, как её… в подсобке.

- Хорошо, - стараясь оставаться рассудительным и не сильно иронизировать, согласился я, - положим. Но где тогда ключ от подсобки?

- Хм... На связке? - попыталась угадать женщина.

- Би-ип! Неправильный ответ. На связке только два ключа и оба от входной двери.

- Ладно, погоди. Дай подумаю. Сейчас... одну минуточку. Значит, слушай, я всё вспомнила. Ключ от подсобки лежит в сейфе…

Я непроизвольно фыркнул. Регина, не позволяя прервать свою речь лишними замечаниями, торопливо продолжила.

- А ключ от сейфа - в ящичке кассы. А ключ от кассы... толком не помню уже где. Либо под кассой, либо в столе. Возможно на мебели. Пошурши там хорошенько.

- Ого! А на кой такие сложности?

- Даже не спрашивай. Наверняка в этом был какой-то смысл, но сейчас уже не вспомню какой именно…

- Ладно. Если вдруг не найду, то позвоню снова.

- Давай.

Всё-таки странные существа – женщины!

Так как стол я уже проверил, а под кассой ничего не нашлось, то, подтянув к витрине стул, изучил крышку шкафа. Два маленьких одинаковых ключика действительно приютились наверху, в уголочке.

Пройдя всю вышеописанную женщиной цепочку, открыл железную дверь. Ощупью нашёл на стене выключатель. Зажёг свет. И чуть не всплеснул руками от радости – подсобка приличная, развернуться есть где. Можно и стенку с полочками установить, чтобы телефончики аккуратно разложить, и кухоньку устроить... да что там кухоньку – комнату отдыха!

Вот только груда ящиков пока что мешала развернуться, и груда была немалой. Пора за дело.

Неторопливо вынес коробки в магазин. Перво-наперво следовало найти приходные накладные, а затем - упаковку с разнообразным хозяйственным барахлом. Ведь прежде чем приступить к сложной работе, стоило должным образом настроиться. А чтобы настроиться, нужно выпить кофейку.

Распаковал все коробки. Быстро нашёл бумажки, пару удлинителей и чайник. Пригоршня стиков с напитком и сахаром у меня всегда с собой. Я без них из дому даже не выхожу.

Неторопливо отпив кофею, приступил.

Работка на самом деле довольно монотонная и отупляющая. Извлечь коробочку с телефоном или аксессуаром из ящика, найти её по артикулу в списке, поставить в реестре галочку, положить коробку на пол, составляя из них горки. Взять следующую… и так до победного конца.

При том, что иногда в прозрачной упаковке с аксессуаром оказывался товар, который явно не соответствовал артикулу. Новичок, конечно, этого бы никогда не просёк, но у меня-то глаз намётан. Подобные косяки я помечал в ведомости закорючкой и складывал в отдельный ящик, для обратного перемещения. Пусть там сами разбираются со своими пересортами, а не скидывают их кому ни попадя. У меня в магазине должно быть так, чтобы комар носа не подточил. Идеально.

Опустевшие коробки разбирал, картонки складывал на кучку при входе. Хранить их незачем, а уходя следовало вынести на мусорку.

Работу неожиданно прервал звонок. Пришлось отвлечься, ничего не поделаешь - мама.

- Здравствуй, сынок, - немного церемонно приступила она, что само по себе нехороший знак.

- Привет, ма. Чего там?

- У тебя всё хорошо? - продолжила она ходить кругами.

- Да, нормально. Так что такое?

- Тебе опять звонили из банка.

Ну, ясно!

- Фух. Я ж тебя просил больше с ними не разговаривать.

- Но они звонили, и спрашивали, - настаивала мама.

- Ладно. И что ты им ответила?

- Правду. Здесь не проживает, живёт у девушки, адреса я не знаю.

- Вот молодец, хоть тут всё правильно сделала.

- Сынок, они говорят, что там уже проценты, пеня растёт...

- Слушай, мам, я сейчас немного занят. Давай позже поговорим.

- Грозятся арестовать имущество...

Тут я поневоле усмехнулся:

- А что, у меня есть какое-то имущество? Мам, да успокойся ты. Не такая уж там большая сумма, чтоб меня прям так разыскивать. Всего лишь телефон себе купил. Ну и да - не платил за кредит несколько месяцев. С кем не бывает?

- Но зачем же ты купил такой дорогой телефон, сынок? У меня теперь сердце не на месте.

- Мы это уже пару раз обсуждали, мам. Скоро будет новогодняя зарплата и долг я закрою.

- Дениска, если тебе нужны деньги...

- Этого ещё не хватало! Слушай, мне уже двадцать три года, и я сам разберусь со своими проблемами! Просто не лезь куда не просят, хорошо? Пожалуйста, ма.

- Но...

- У Сашки вон второй семестр на носу, скоро за учёбу платить придётся, думай лучше об этом. И не разговаривай больше с этими банкирами, я тебя прошу. Сразу вешай трубку.

- Но...

- Всё мам, пока, ты отвлекаешь. У меня ещё полно работы тут.

Разобрав, наконец, основной товар, вернулся к хозяйственной части. Раскидал по местам калькулятор, «офисный» телефон и прочее мелкое барахло вместе с подставкой: ручки, карандаши, стирачки, точилки, скотч... Линейку прислали хорошую: не коротенький пластиковый обрубок, а длинную металлическую. При помощи такой удобно орудовать в нашей продолговатой кассовой книге. Тем более, что мне тяжеловато даётся заполнение всяких бумаг и рука вечно тянется вписать циферки не в той графе. А за помарки в отчёте, как известно, нехилый штраф.

Подведя на листиках реестра итоги главной части работы, решил передохнуть и пообедать.

Заварил кофе. Вытащил из пакета бутерброд, заботливо собранный с утра Алёнкой, а заодно и книгу, обнаруженную у неё на полке. Николай Гоголь «Мёртвые души». В школе я её не читал. Честно говоря, в школе я вообще практически ничего не читал, но знал, что книга очень весёлая, вот и решил прихватить с собой, чтобы иногда отвлечься от серых будней.

Откуда знал? Так уж совпало.

На прошлых выходных, устав от горланившего на кухне «Русского радио», я решил покрутить ручку приёмника, желая найти что-то более удобовариваемое. И внезапно наткнулся на какого-то актёра то ли театра, то ли кино, в одиночку изображавшего разными голосами этого самого Гоголя. Придуривался, конечно, дядька мастерски. Ничего подобного мне раньше слышать не приходилось, так что поневоле заинтересовался.

Пока жарил яичницу и завтракал, прослушал между делом всю передачу. А несколько раз даже покатился от хохота. Жаль «театр» быстро закончился, обещая запустить продолжение через неделю. Но движимый любопытством, книгу я тут же нашёл у Алёнки дома. Вот так томик и оказался у меня с собой.

Усевшись за стол, взял в руку чашку с кофе, открыл поэму на первой странице и принялся, так сказать, культурно отдыхать.

Начиналась книжка скучно. Какая-то бричка, какой-то незнакомый господин, какой-то непонятный город NN (неужели такой в самом деле можно найти на карте?), какие-то крестьяне, решавшие доедет ли колесо чёрт знает куда, или не доедет? И, наконец, трактир… Сюжет развивался жутко медленно. Какой вообще смысл обычному человеку следить за всеми этими длинными, запутанными передвижениями? Нет чтобы сократить лишнее! И вот ещё: «В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод». Разве подобное описание можно назвать портретом героя? Бред какой-то!

Страницу-другую ещё как-то осилил, но интерес стал затухать, и текст понемногу начал восприниматься, как сплошное «бла-бла-бла». Если бы по случайности не знал, что дальше будет смешно, то тут же, пожалуй, бросил это гиблое дело. Но после радиопередачи сомневаться в «классике» не приходилось, так что заложив книгу линейкой, отложил до следующего раза.

Продолжил хлопотать по магазину.

Товар я уже принял, теперь следовало аккуратно, придерживаясь правил выкладки, расставить подставки с «мобилками» по полкам, а всякие чехлы, зарядки и прочую мелочёвку развесить под телефонами, используя длинные крючки.  Затем включить компьютер, запустить 1с, распечатать листы ценников. Вырезать нужные и разместить на каждом изделии.

Оно, конечно, только на словах всё выглядит просто - дело затянулось до самого вечера.

Внезапно заметил снаружи бурное оживление. Довольно странное, особенно после отсутствия в окрестностях какой-либо активности на протяжении дня.  Множество людей торопливо направлялись из всевозможных закутков к углу супермаркета, возвращаясь на свои места с сияющими лицами и набитыми пакетами в руках.

Движимый любопытством, вышел в коридор. Спросил у пробегавшего мимо работяги:

- А что вообще происходит?

- Пекарня делает пробный прогон, - пояснил тот на ходу. -  И раздаёт желающим хлеб.

В подтверждение его слов из глубины маркета вынырнули дебелые дядьки, напоминавшие двоих из ларца, с широкими деревянными лотками в руках. Они споро опрокинули на стол с вывеской: «Пункт обслуживания клиентов» целую груду свежеиспечённых булок разных видов, распространяя на весь этаж аппетитный аромат хлебцов.

Кучка пролетариев, поджидавших добычу, нимало не стесняясь, принялась запихивать плюшки прямо за пазуху, явно намереваясь поскорее унести улов и тут же вернуться за следующей порцией. Порицать ребят сложно - в кои то веки и на их улице перевернулся грузовик с конфетами. Следом набежало множество народу с кульками, рюкзаками, сумками…

 «Вот Алёнка обрадуется», - наблюдая за происходящим подумал я и, прихватив ашановский пакет, поспешил к раздаче. Набил кулёк тёпленькими булочками, удовлетворённо вернулся в родные пенаты.

Привычно запер за собою дверь. На миг остановился при входе, обвёл глазами зал – красота! Магазин готов к открытию. Пора спокойно выпить кофе, чуточку передохнуть и ехать домой. А лёгкую уборку можно произвести уже завтра утром.

Внезапно навалилась усталость, я и сам не так чтобы слишком много спал в последние дни... То на одном магазине пришлось подменить сотрудника, то на другом. Вечно у нас проблемы с кадрами.

Набрал, напоследок, Регину. Коротко сообщил:

- Всё готово.

- Молодец, - ответный голос прозвучал ещё более утомлённо, чем мой.

Женщину стало даже немного жаль. Я-то ладно, сделал дело – могу гулять смело. А ей каково приходится? Мало того, что надо всюду поспевать, помогать. Так ещё и за всеми присматривать, и за всё отвечать.

- На завтра какие инструкции? Дядя Вова, кстати, как там, когда появится?

- Инструкции? - она задумалась. - Тебе в девять надо обязательно быть на месте, потому что заранее привезут разменку. Открытие в десять. Ну а дядя Вова на протяжении этого часа к тебе прибудет и всё сделает. Кстати, днём ещё приедут рабочие. Прицепят вывеску, поклеят наружную рекламу. Привезут этикетки для витрин, буклеты, и всякое такое. Так что не удивляйся там. Закроешься в восемь. Ну а потом уже строго по графику – с десяти до восьми.

- То есть тебя завтра вообще не будет? - удивился я.

- Ой, Денис, вряд ли. Сейчас открываем центральный магазин сети, двухэтажный. Слышал может? Тут работы непочатый край. В основном буду здесь эти дни. Потом, наверное, придётся заняться магазинчиком в ещё одном новом торговом центре… там хорошее место, не какие-то сказочные дали - пропускная способность ожидается очень высокая, одна из лучших по городу. Я даже думаю… то есть планирую… вполне вероятно… перекинуть потом тебя туда. Ну, посмотрим, пока только идут договорённости. А к тебе обязательно загляну. В ближайшее время. По возможности.

- Круто, - я даже немного растерялся. Разные были случаи, но «стартовать» в одиночку пока не приходилось.

- Ты же не новичок какой-нибудь, - подбодрила Регина. - Постарайся уж там, хорошо?

Находясь под впечатлением от произошедшей беседы, развёл в кипятке два последних пакетика кофе, выбрал одну из булочек, не слишком большую, но и не маленькую, не так чтобы толстую, но и не слишком тонкую, зато с завитушками, присел к столу и открыл книгу на заложенной прежде странице, понемногу погружаясь в текст, который чем дальше, тем больше казался уютным и странно забавным.

Пока Чичиков располагался в гостинице и делал первые визиты, знакомясь с обладателями других необычных фамилий, типа Ноздрёв и Собакевич, да повсюду играл в вист, попутно производя впечатление на дам, кофе оказалось выпито, булочка съедена, а я внезапно обнаружил, что всё перечитываю и перечитываю большой кусок, в котором смешались Маниловка, Заманиловка, и бесконечные вёрсты просёлочных дорог, отчаянно пытаясь уловить суть текста. Суть ускользала. Сознание, несмотря на двойную порцию кофе, подёрнулось туманом. От усталости и недосыпа слипались веки… Мне захотелось просто посидеть пару минут с закрытыми глазами. Чтобы, собрав таким образом остатки сил, отправиться наконец домой.

+4
22:45
109
RSS
12:01
+3

Виталик, в начале что-то менял, перечитывать? Или сразу читать продолжение?

12:06
+3

просто внёс чуток правок и немного дописал главу. можно смело пропускать.

16:58
+2

Разве подобное описание можно назвать портретом героя? Бред какой-то!


Вот, вот! Что мне часто не хватает в твоих рассказах, так это описание портретов главных героев. Хотя бы описание внешности — где оно? Всегда только действия, машинальные какие-то дела с их стороны, пару фраз туда-сюда… Если, во время прочтения частично раскрывается портрет героя во всём рассказе, то всё остальное потёмки, машинальность.

Скучновато начался рассказ… Дочитала со второй попытки.

Ну, посмотрим, как дальше пойдет…

Пока читала, хотелось мысли героя все прочесть, его выводы, впечатления от нового места работы… Возможно, читатель бы узнал и проникся героем, такая некая предыстория — почему он туда попал, например, что им движет, мысленные его вибрации на счёт будущего, перспективы…

В общем, эта часть повествования как-то на мне холодно отразилась)

А песенка ничотакая, нравица)

17:19
+3

я редко описываю внешность, потому что сам, сколько не читал книг, никогда на них толком не обращаю внимание. в процессе чтения у меня обычно свой портрет складывается, что бы там автор себе не написал))

но общие описания есть, там где они прямо нужны для сюжета. дальше будет парочка))

17:26
+2

Портрет, несомненно, может нарисоваться в воображении читателя, не без этого… Я тебе о том, что у тебя получаются повествования, рассказы от этого отстранёнными, штоли какими-то…

Действия, действия — та самая машинальность, о которой я тебе написала выше… Герои получаются частично роботами авторскими… Я об этом…

дальше будет парочка))


Как заманчиво))))

17:30
+3

а, в этом смысле. теперь понял. но такой уж выработался стиль

19:03
+1

но такой уж выработался стиль


Стилист, чо

19:48
+3

ага, хреновый стилист

19:49
+2

Как Зверев?)))

19:52
+3

неее, он такой страшный! нихачу как он



19:53
+1

Значит, ты лучше!

09:08
+2

Минус мой! Стою на коленях, молю о милости!))

09:10
+2

Стою на коленях, молю о милости!))


Сфоткайся)))))))))))))))

09:17
+2

Ни магу! Ты тогда увидишь, что я ржу!)))

09:21
+2

Гы

17:36
+3

С удовольствием почитаю со всеми подробностями, но не сейчас. Ночью или завтра.))

09:03
+3

Очень понравилось, закончилось на самом интересном месте.

Кучка пролетариев, поджидавших добычу, нимало не стесняясь, принялась запихивать плюшки прямо за пазуху, явно намереваясь поскорее унести улов и тут же вернуться за следующей порцией.




Приятно читать, всё по существу, последовательно, реалистично, с детальками интересными. Здорово!

10:13
+2

про запятые забыла ))

06:40
+1

Плюс. Ты ужо всё дописал? Или принципиально решил всё это растянуть на восемь глав?)))

09:56
+2

О, Гарди, привет. Основная часть уже готова — структура сложилась, написано больше половины текста, вчера вечером вычитывал вторую главу, на неделе буду доделывать третью-четвертую. Набросана концовка, вообще есть наброски из каждой главы. Первые две — вводные, длинные и нудные, дальше будет попроще, в основном болтовня — там объём текста поменьше.

20:54

Ааа, так вот как правильно пишутся большие тексты!))

А я-то, дурак, сначала всё-всё записываю, а потом терпеливо правлю поглавно...))))))

23:55
+2

так это ж индивидуальное — тут кому как удобнее. кто-то пишет всё подряд, а я в основном делаю кучу набросков, а потом из кусков потихоньку целый текст собираю, типа как пазл )).

00:09
+1

Не, для меня это слишком сложно. Если есть сюжет и действие — они у меня выливаются как ммм, вода из ведра, сшивать или складывать из кусочков я не умею...)))

18:49
+1

волны выглядели, при свете хмурого ноябрьского утра, совершенно серыми
А тут точно надо про свет зпт выделять? По-моему, не нужно.

Поискал в карманах пуховика связку из двух ключей и бирки с номером бутика, чтобы сходу предъявить если секьюрити вдруг поинтересуются за каким делом пытаюсь проникнуть в помещение.
Я еле «прожевала» это предложение. Лучше разбить на два: «Поискал в карманах пуховика связку из двух ключей и бирки с номером бутика, чтобы сходу предъявить. Вдруг секьюрити поинтересуются: за каким делом пытаюсь проникнуть в помещение.»

Повсюду, за стёклами, бурлило движение.
Тут, по-моему, тоже не надо выделять уточнение «за стёклами» зпт.

а кое-где тоже что-то подобное происходило, скрытое до поры непроницаемыми драпировками из мешковины или изоляционной плёнки.
Тоже сложноперевариваемое. Вариант:«а кое-где что-то подобное происходило невидимо, скрытое до поры за непроницаемыми драпировками из мешковины или изоляционной плёнки.»

Акулу тоже увижу по дороге, так? – прервал женщину, вспомнив виденную где-то рекламу.
Таки, наверное, начальницу или сотрудницу?

Внезапно навалилась усталость, я и сам не так чтобы слишком много спал в последние дни...
Это уточнение, и сам", на мой взгляд, уместно в диалоге (в ответ на сетование собеседника) или при упоминании усталости сотрудников (например, выше, где Регина жалуется на недосып).

Живо пишешь. И этим держишь интерес читателя.

23:52
+3

Пасиба. Длинные места пересмотрю. Почему бы и не разделить в самом деле, для удобовариваемости. Если запятые говоришь там не нужны, обязательно удалю — зачем нам лишние запятые? ))



Таки, наверное, начальницу или сотрудницу?

тут вот только нипонил — а разве начальница или сотрудница не может быть женщиной?

00:13
+1

Думаю, Таша намекает, что надо бы конкретизировать — с кем он там разговаривает, а то посторонняя женщина как бэ странно смотрится в тексте...))

06:37
+2

тут вот только нипонил — а разве начальница или сотрудница не может быть женщиной?
Может, конечно)) Но у тебя получилась какая-то отвлечённая женщина, а не конкретная. У тебя же диалог двух знакомых людей, давних сотрудников.

13:44
+2

ага, уловил теперь))

но это надо пораньше акцентировать. потому что она по всему тексту — женщина. а дальше ещё будут тёткушка, полнушка, девушка, дама… разные мимолётные персонажи.

13:49
+2

Ты автор, тебе виднее. Но в данном виде, «женщина» — не комильфо.

14:09
+2
22:36
+2

Хотела придраться к облицовочным стёклам цвета морской волны, которые смотрятся серыми на фоне утра ( хрена морскую волну утро обесцветит!), но не буду…

Иногда становится заметна проделанная работа над уничтожением лишних местоимений. Но не критично.

В целом всё хорошо. Молодец!))

10:55
+2

Иногда становится заметна проделанная работа над уничтожением лишних местоимений


да я их не очень жалую. но всегда можно вернуть обратно, ежели перебор

11:56
+1

Нинада увлекаться переделами!))