Северная история

Северная история
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
уровень критики:
Огонь (критика без ограничений)

                                                                                                                                                                             Алисе А. посвящается

В те времена, когда боги ходили по земле, а волшебство было обыденной вещью, в одном северном поселении родился мальчик. Имя ему при рождении дали Лофтюр, в честь Локи. Шли годы и мальчик стал ловким юношей.

Как-то раз отправился Лофтюр к лесу, чтобы нарубить дров. Тогда он и увидел девушку: стояла она на опушке, облачённая в белые меха, а рядом с ней пасся олень. Потерял дар речи юноша и застыл на месте от красоты такой.

- Что оцепенел? Или примёрз ты?

- Я замер от красоты твоей, ибо не встречал я ещё столь прекрасной девицы.

Она рассмеялась мелодично и в её смехе прозвучал странный звон.

- Так чего стоишь, словно из камня сделанный? Подойди ко мне.

 Не смог парень и шагу сделать. А незнакомка смеялась:

- А говорят, ловчее тебя нет в округе. А простое волшебство не можешь побороть.

Преодолел Лофтюр неведомую силу и сделал шаг. Потом второй.

- О, да ты сильный. А с этим справишься? – она подула на открытую ладонь и засмеялась ещё заливистей.

Холод коснулся пальцев юноши, потому как покрылся его топор белым холодным узором.

Девушка дунула ещё раз и в лицо Лофтюру полетели белые колючки.

Парень закрыл лицо, а топор отбросил в сторону. Неведомая магия застигла его врасплох.

Когда он открыл глаза – чудной девицы уже не было, а топор так и лежал на земле, покрытый белыми узорами. Не поднял парень орудия, а отправился в деревню за новым.

Три месяца спустя увидел он волшебницу снова. На этот раз прямо в своём дворе.

- Что же ты не радуешься мне, Лофтюр? Я ведь пригожа? Или другую ты полюбил?

- Уйди, ведьма!

- Ах, как грубо. Не ведьма я. – Она приблизилась на несколько шагов. – Открою тебе тайну великую. Есть в моём дворце такое, что вы, люди, никогда не видели. Потому как спрятано оно надёжно и не каждому дано увидеть это.

- Не нужны мне твои сокровища, – произнёс Лофтюр, а сам уже обдумывал, как пробраться во дворец и похитить сокрытое.

- Ну, ты бы хоть в гости заглянул. Или не хочешь? – она подмигнула и залилась смехом.

Снова парню послышался звон мелодичный, а когда смех затих – никого рядом не было.

 

 

Через несколько дней, уговорив родителей и получив их благословение, парень отправился в путь.

Шёл он на север, ибо только там могла проживать незнакомка. Односельчане говорили, что это, возможно, дочь самого Улля приходила к юноше. По пути парень размышлял, как проникнуть в царство богов.

Он останавливался в посёлках, где за еду и ночлег помогал с мелкой работой. Иногда он спрашивал, не встречалась ли им девушка невиданной красы, разъезжающая на олене.

Но в этих краях никто про такую не слышал. Но Лофтюр всё равно двигался вопреки всему к своей цели.

 

Наконец, после долгого путешествия, Лофтюр вышел на берег реки, и присел на камень, отчаявшись в своих поисках. Здесь не было лодки, и он не представлял, как переправиться на другой берег.

- Кто ты, парень? – спросил скрипучий голос.

Лофтюр обернулся на голос. Ухмыляющийся старик с нечёсаной бородой, одетый в лохмотья, пританцовывал перед ним.

- Может, поможешь мне, старик?

- Помочь? А что мне за это будет?

- Я дам тебе монету.

- Монету! Ух, ты! – Старик потёр руки. – Давно я не видел монет.

Потянулся Лофтюр за монетой, что в сумке лежала, но тут старик его остановил:

- Постой, а зачем мне монета? Мне она ни к чему… А что у тебя ещё есть? – лукаво спросил старик. И потёр руки снова.

- Ничего.

- А чего тебе надо тады?

- Перебраться на другую сторону.

- Ого! А зачем? Что ты там забыл?

- Любимую потерял, – солгал парень.

- Эээ, нет. Ты мне врёшь! – Старик продолжал пританцовывать. – Ты что-то ищешь. Отдашь мне половину того, что найдёшь – перевезу тебя.

Они ударили по рукам, и старик переправил Лофтюра на лодке, которую вытащил из-за большого валуна, на другой берег.

- Не забудь! – крикнул он парню вслед. – Половина моя!

 

Неизвестно сколько времени Лофтюр продвигался вперёд, но местность сменилась: редкие деревья исчезли совсем, уступив место каменному пейзажу. Внезапно наполз туман, белёсый, как молоко.

- Стой, Лофтюр, сын Хеймира! – раздался над головой рёв. – Ни шагу дальше!

Парень от неожиданности резко остановился и удивился, кто может знать его имя.

- Кто ты?

- Я Фроствинд! Хранитель этого места!

Голова размером с небольшой сарай возникла футах в десяти перед Лофтюром. Смрадное дыхание валило с ног.

- Я ищу девушку.

- Я знаю, зачем ты здесь! Мьёдль тебя ждёт…

- Так пропусти меня.

- Сначала ты должен отгадать загадку! Оно всегда перед нами, но видеть его мы не можем…

- Это грядущее, - ответ сорвался прежде, чем парень успел подумать. Словно ему кто-то его вложил в уста.

Дракон заревел от разочарования и выпустил струю белого пламени в сторону.

- Проходи… – голова дракона исчезла в тумане, клубившемся вокруг.

Юноша наугад пробирался вперёд, боясь оступиться на неровной поверхности, но он продвигался без проблем, словно высшая сила руководила им.

- А, наконец-то ты здесь, Лофтюр. Пойдём скорее в мои покои.

Он узнал бы этот голос из тысячи.

Он почувствовал прикосновение к своей руке – прохладное, словно вода в реке – и не стал противиться.

Туман исчез так же внезапно, как и появился. Но теперь Лофтюр находился среди странных белых скал. А узкая тропинка, по которой могли пройти лишь двое, вела вверх.

Он не знал, сколько они шли; да и что значит время, если рядом – та, которую он боготворил в глубине души.

- Как дракон тебя пропустил? – и снова таинственный перезвон в голосе.

- Я отгадал его загадку.

- Мы пришли, – сказала девушка.

Перед ними были узорчатые ворота из неизвестного металла, сделанные неведомым мастером. Мьёдль коснулась их и они отворились. Она сделала жест, пропуская парня вперёд.

Белые стены, с вырезанными на них рунами, которые Лофтюр не мог прочесть; белые колонны, уходящие ввысь, поддерживали свод.

- И ты здесь обитаешь? В этом великолепии?

Мьёдль подвела его к столу, усадила на резную скамью и села напротив, пытливо рассматривая парня.

- Смог бы ты променять всё, что у тебя есть, на это великолепие?

- Я не знаю.

- Подумай, Лофтюр. Ведь всё это будет принадлежать тебе…

- Ты сказала, что у тебя есть то, что никто из людей не видел. Ты покажешь мне это, Мьёдль?

- Ты уже знаешь моё имя… Тебе его открыл Фроствинд.

- Так покажешь?

- Да, – ответила она после секундной паузы.

Она вскочила с места, быстро, и метнулась к стенной нише. Затем она вернулась, держа в руках тёмно-синий ларец, украшенный белыми топазами и опалами. Она откинула крышку и взору Лофтюра предстало нечто невообразимое. Ларец был заполнен белой пылью, искрящейся на свету.

- Что это?! – воскликнул юноша.

- Снег, ‒ ответила девушка. – Красиво, правда?

Лофтюр не мог оторвать взгляда.

- Для чего он?

Мьёдль рассмеялась, но так и не ответила.

 

Лофтюр гостил у неё месяц. Странно, но будучи в этом месте, он не испытывал чувство голода и жажды. Мьёдль рассказывала ему таинственные истории про свой край, про его жителей. Только о странном содержимом ларца она умалчивала, как юноша и не пытался её разговорить.

Однажды ночью он решил бежать. Он проник в зал, где хранился ларец, схватил его подмышку и бросился прочь. Он даже не думал о Фроствинде, он был уверен, что сумеет перехитрить дракона. И со стариком он тоже не собирался делиться.

Лофтюр нёсся по коридору, стены которого были созданы изо льда ( тоже незнакомого ему материала ), когда впереди показался силуэт Мьёдль. Она стояла держа в руке посох, а её взгляд был полон злобы.

- Так ты платишь мне за гостеприимство? Воровством?

- Я не для себя его украл. Это чудо нужно показать людям.

- Людям оно ни к чему!

- Зачем тогда ты мне его показала?

Она не ответила, а её тонкие брови сошлись на переносице.

- Зачем? – снова спросил парень.

- Ты так хочешь, чтобы люди это получили?

- Да.

- Будь по-твоему, ‒ произнесла она. Я подарю людям снег. Но взамен ты останешься у меня. Навечно!

- Я согласен, ‒ ответил Лофтюр. Ведь здесь было так хорошо.

Мьёдль стукнула посохом о белоснежные плиты и Лофтюр тотчас стал ледяным изваянием. Мьёдль грустно улыбнулась, забирая ларец из рук ледяной статуи.

Наутро вся земля покрылась белым пушистым одеялом. Старик, которого люди знали под именем Локи, сидел на берегу реки, покуривал трубку и улыбался. Каждый получает то, чего заслуживает.

Когда на земле идёт снег, это Мьёдль разъезжая на своём олене, разбрасывает волшебную пыль из  ларца.

+3
14:05
56
RSS
15:20
+1

Кой-где поубирать лишние «он» и «она' и как-то объяснить в начале, что это были времена, когда не было снега. Потому что, когда я прочла слово север (»северном поселении";), то представила заснеженную даль. А потом оказалось, что снега нет…

Не понятно ещё, почему старик пританцовывал и потирал руки. Логически, канеш, можно додумать, что он замёрз, но можно и не додумать.))

И ещё странно, когда девушка вскочила за ларцом со снегом. Сидела-сидела и вдруг как вскочит за ларцом!)) Немного сгладить скорость, наверное, надо.

Странный звон её смеха тоже не очень раскрыт. Автор акцентирует на этом внимание не однажды, но в чём странность так и не поясняет.

****

Хороший, нежный, красивый рассказ! Мне очень понравился.))

15:45
+2

Рита, спасибо, исправлю.

Первое. Хотел сохранить интригу. А то, напиши я, что не было в те времена снега, читатель сразу догадается, что в ларце снег.

Второе. Старик не мёрз, просто он хитрый и подлый. Или коварный. Знал, что герой не вернётся обратно…

Третье. Большой косяк, согласен.

Четвёртое. В её смехе перезвон сосулек и т.д. Но так как ничего зимнего люди не знали, не знал как описать.

21:43
+2

Красивая сказка, очень понравилась.

19:40
+1

Да, с интригой тут сложное дело, Трейт. А если как-то намекнуть, что было это во времена, когда всюду в мире стояла очень тёплая погода круглый год, а?))