Приют надежды

Приют надежды
эксклюзивность::
Уже размещалось ранее на других сайтах
уровень критики:
Земля (умеренная критика)


     Ксюша сидела на деревянной скамейке и смотрела, как облетают лепестки с яблони. Они сыпались густо, и было ощущение что падает снег. Дерево выделялось среди остальных своими разлапистыми корявыми ветвями и необъятным стволом. Няня Агриппина Петровна говорила, что этой яблоне больше 70 лет, и она сама, маленькая девочка Груня, знает это дерево ещё с детства, и оно уже тогда было большим. Ксюша не верила этому. Она не понимала, как обычное дерево может так долго жить? Ей, пятнадцатилетней девушке врачи давали всего пять лет, из которых четыре девушка провела в этом лечебном центре среди таких же обречённых людей, как и она.
     Чуть больше полугода назад не стало Дёмки, веселого мальчишки, с которым она дружила. Его привезли сюда два с половиной года назад, поздним зимним вечером. Ксюша хорошо запомнила, в тот день началась жуткая метель, ветер завывал так страшно, что хотелось залезть под одеяло и не высовываться до самого утра. Снег с силой швыряло в окна и казалось, ещё немного и стекло не выдержит, разобьётся на тысячи острых осколков, смешается со снегом и затопит палату, похоронив под тяжестью и холодом, как под лавиной. Откуда- то девушка читала, что люди ещё несколько часов, а то и дней могут жить под толщей снега, а потом неизбежно умирают. И что процент найденных людей и спасённых из- под лавины мизерный. В тот вечер Ксюша взяла томик Ричарда Баха и ушла читать в холл, где периодически появлялись медсёстры и кто- то из знакомых.

    Первое что она услышала, был смех. Заливистый, даже какой-то искристый, очень чуждый в этом заведении. Ксюша отложила книгу на сидение и увидела, как нянечка Груша толкает перед собой инвалидное кресло. Девушка сжалась...в таких креслах в их приюте как правило доживали последние дни. Но вновь зазвучал смех, и Ксюша улыбнулась, настолько заразным был этот звук. Дёмка, точнее Димка, был длинноволосым юношей на два года старше Ксении. Он профессионально занимался сноубордингом, а месяц назад неудачно приземлился и сломал ключицу и шейку бедра. Перелом был жуткий, и в кость монтировали какие- то железяки. Он часто хвалился, что в нём три кило чистого титана, за что и получил прозвище Железный Дем.
Его любили все. От уборщицы до главврача. Люди тянулись к нему, впитывая как солнечное тепло его лёгкую добрую энергетику и оптимизм. Спортсмен так интересно и вдохновенно рассказывал о спусках с горы, что дух захватывало. Хлопья снега, летящие в лицо, свист ветра, огромные расстояния, которые он пролетал за считанные секунды. Белоснежные, ещё непокорённые пики гор и исполосованные трассы- в его устах обычный спорт превращался во что-то нереальное, волшебное!
     Первые полгода прошли в оживлении и постоянных тренировках. К Диме приходили врачи и тренер, которые сложными и кропотливыми упражнениями помогали юноше снова встать на ноги. Первое время отлично получалось, а потом Дёму будто подменили. Он закрылся в себе, стал немногословен, его смех стал звучать реже и реже. Ксюша как могла подбадривала друга, просила, чтобы, когда они выйдут отсюда, он обязательно научил её стоять на доске. Дима кивал и вновь уходил в себя. Время шло, были часы, когда всё было хорошо, Ксюша с Дёмкой много времени проводили вместе, общаясь и узнавая что-тот новое, но эти часы становились всё короче. Однажды девушка выкрала его историю болезни и узнала, что у её друга онкология, из -за неё Дима очень ослаб, и началось отторжение протеза. Ходить Дёма уже не будет и тем более рассекать на сноуборде. Но рассказать эту информацию Дему Ксюша не могла и продолжала изучать основы экстремального спорта по журналам, которые Димка привёз с собой.
Ещё какое-то время тренер занимался с Дёмкой, но силы покидали юношу и вскоре он стал обычным пациентом, которому назначали вливания, курсы терапии и прочие процедуры, которые продлевали хрупкую жизнь.
    То лето выдалось очень сухим и знойным. Дождей не было совсем. Кондиционеры почти не справлялись с удушающей жарой.
В пансионате стояла вязкая тяжёлая тишина. Проходя мимо комнаты Железного Дема, Ксюша быстро заглянула и не узнала его. Худое изможденное лицо, горячая испарина покрывала лицо и слипшиеся волосы юноши. Увидев Ксюшу, он попытался улыбнуться, но получилась жалкая ухмылка. Дем закрыл глаза и погрузился в тяжёлое забытьё. Ксюша знала, что конец близок.
     Утром девушка встала пораньше и пошла к нянечке. Вместе с ней постучались к завхозу, а через час Ксюша с красками, кистями и малярным валиком уже стояла в просторной комнате. Ещё через пару часов на безликих стенах появились заснеженные пики гор и гладкие дорожки от лыж и сноубордов. Смотря в журнал, девушка старательно вырисовывала скатывающихся вниз человечков в ярких костюмах. Их было много, одни грациозно скользили в карвинге, другие зажигали во фристайле, и снег искристым веером разлетался вокруг. Третьи робко осваивали фрирайд на более пологих склонах. Ксюша так увлеклась, что не заметила, как к ней присоединились ещё несколько человек и когда работа была закончена, все ахнули. Казалось, что комната ожила и даже чувствовалась свежесть, такая желанная этим летом. К вечеру доставили большие контейнеры со льдом. Их поставили вдоль преображённого помещения и в воздухе заструилась настоящая прохлада.
   Потом привезли Дёмку. Он ещё дремал, но, когда проснулся и огляделся, в глазах его вспыхнул тот самый давно потухший огонёк, который зажигал всех в первые месяцы пребывания Димы в клинике. Он подкатил в коляске к стене и долго с любовью гладил такие знакомые ему сюжеты.  Ксюша стояла рядышком и улыбалась. Таким счастливым она не видела Дёма очень давно.
    Каждый день после процедур они проводили в этой комнате. Казалось, что юноше заметно похорошело. Настроение улучшилось и юноша продолжал радовать историями о своей жизни. Ксюша радовалась вместе с ним и начинала верить, что не только яблони могут жить 70 лет…
Прошло несколько дней и Ксюшу разбудил громкий рокот. В комнате было непривычно темно. Небо заволокло плотными сизыми тучами, гром набирал обороты и уже не порыкивал, а истошно гремел и землю тут и там пронзали белые молнии. А потом пошёл дождь. Ксюша никогда не видела, чтобы вода лилась с неба таким сплошным потоком! Лужи быстро превращались в ревущие потоки и уносили с собой сбитые ураганным ветром сломанные ветви деревьев. Несколько минут девушка завороженно смотрела на стихию за окном. Это был первый дождь за долгое жаркое лето, потом очнулась и побежала в снежную комнату, вспомнив, что там её ждёт Дем.
Юноша сидел в кресле и смотрел в окно, за которым в стёкла колошматил частый град и улыбался.  Ксюша подошла ближе и поняла, что это его последняя улыбка.
Дёмка навсегда ускользнул на своём сноуборде в рай...

 

+4
11:20
49
RSS
15:10
+4

Вечерком подробно-подробно почитаю...)

08:31
+4

Прозка! Почитаю…

17:50
+4

Царапушки:

Спойлер


Печально, что всё так закончилось… Но Дем хотя бы ушёл счастливым…

10:27
+3

Благодарю Та Ши ко))

18:50
+3

Такс… Рассказ мне понравился, молодец! А теперь, почему у меня наждачка в руках — а патамушта шлифовать будем.)))

1. «Настолько заразным был этот звук» — может заразительным?))

2. И после этого предложения я бы сделала абзац, т.к. картинка немного прервалась от того места, где его везут на коляске, до того, как он уже находясь на лечении всех радовал…

3. Когда Дем гладит стену рукой, я насторожилась — а высохла ли краска! Не акварель же…

4. «Казалось, что юноше заметно похорошело...» и тут же «Настроение улучшилось и юноша продолжал радовать...» Юноша два раза!

5. «юноша продолжал радовать...» и следом «Ксюша радовалась вместе с ним...» — радовать-радовалась.

6. Тоже самое с дождём, где вода лилась потоком и лужи превратились в потоки тоже… Может, лужи в реки превратить? И не лужи, а ручьи. Или лужи растеклись до размеров рек… Не, размер рек звучит тупо. Короче, ищи!))



То есть, кой-где кой-какая мелочёвка…

Хороший рассказ. Вязкий воздух больниц — прям вау!

10:23
+3

Спасибо радость, над косьяками поработаю)

а стена покрашена водоэмульсионкой с добавлениями разных колеров.Я так стену дома выкрасила в деревне)

19:06
+4

Хороший рассказ, но грустный конечно. Из заметок, местами встречаются не совсем верные обороты (тут вычитывать нужно), например: «радовать историями о своей жизни» лучше «из своей жизни».

Пахнуло чем-то советским, например историей о японской девочке, для которой сделали много-много журавлей из бумаги (не помню уже имени), когда люди общались с окружающими, а не сидели уткнувшись в свои телефоны закрываясь от внешнего мира. Не смотря на печальность, рассказ теплый, светлый…

10:22
+3

Спасибо Панти, подработаю..)

18:44
+3

Действительно, Янси, очень светлый рассказ.) Я, прям, слезами умылась…

10:46
+3

спасибо, моя за МУРррчательная)

Писала после смерти сестры, она умерла от рака в больнице в одиночестве((Нам тока через несколько часов сообщили… Представляю как это было страшно...(((

20:14
+1

Я тебе очень сочувствую, Яансар…

11:18
+2

спасибо Эльза