День Шатуна. Флэшмоб

День Шатуна. Флэшмоб
эксклюзивность::
Только для Зоны и нигде больше
уровень критики:
Воздух (критика не нужна)

На Зонушку пришел "День Шатуна" и по этому поводу объявляется флэшмоб. Суть этого флэшмоба в том, что бы вспомнить Сашу. Как уже писал ранее, не нужно сильно грустить, это не в характере Саши, по крайней мере как я представляю, а нужно просто вспомнить его творчество, попытаться "порычать" в его стиле. Если есть у кого-то новые произведения в этом духе или старые - выкладывайте в комментариях.

 

+7
07:50
163
RSS
07:57
+7

Зарезервирую комент. Кстати, я немного продинамил, обещал сделать электронную версию книги с Сашиными стихами, но не успел. Может к следующему разу получится.

14:36
+1

Хорошая идея.

08:02
+8

Первая попытка подражать стилю Шатуна. Давно это было ))



Тучи вспучились влагой беременны

Затянув небо вдовьей хламидою

Истеричные спутники всполохи

Призывают искру мегамощную.

Распоров небо гневом Архангельским

Вылетает стрела даль разящая

Мириады клокочущих демонов

Оглушают покой устоявшийся.

И стыдливо за это неистовство

Вспоминая что им предначертано

Умиленно раскатным ворчанием

Выпускают слезу благодатную.

18:27
+3

Очень похоже на Сашин стиль получилось. Только препинаки разбежались)) Но у него они тоже разбегались и он присылал тексты на проверку. И ещё он всегда очень переживал, как получился текст — понятно о чём это и ощущаются ли эмоции.

08:33
+3

Я помню ему понравилось, хотя и предостерег автора с «заигрыванием с темной стороной» ))

14:38
+2

Кстати, да — не надо с тёмной стороной заигрывать. И со светлой, наверное, тоже бессмысленно…

14:37
+2

Согласна с Та Ши — похоже на Шатуна.

08:52
+7

Новинка. Подражание, может быть не совсем по форме, но по духу — точно...)



Алчные ангелы гневно взирают с небес

На прокажённых, глодающих чёрствую твердь.

Мир и порядок разрушен, рай в бездне исчез,

Будет ужасен Создатель отныне и впредь!



Слепнут святые, а чистые сердцем шипят,

Выпали зубы их градом из выжженых ртов.

Глохнут защитники света, в ушах у них — яд,

Люди бегут прочь из всех городов и портов!



Тихо Исус проплывает, слеза на щеке:

Знак, что трагедия наша не чей-то каприз.

Адские створы пылают огнём вдалеке

И призывают: давай же, греховник, молись!

09:43
+7

оу, хорошо! Завершающее четверостишие понравилось особенно ))

18:36
+5

Да, здорово получилось! Особо финал!!!

14:39
+2

Завершающее мне не очень, но есть строчки просто аховские. Молодец.

09:44
+7

Еще откопал:



Покосившись от гнева, окно

Искажает подобие мира.

Ложносвет, проникая в нутро,

Выжигает во мне макродыры.

Генератор дурных новостей

Засоряет трухой инфополе,

Закрепляя безумием горе

В переплеты оконных костей.

Заполошные мысли летят

В едком дыме кривого эфира.

Ставки петлями души манят

На погосте хмельного трактира.

Опостылела смрадная грязь,

Воплощенная в мразные души.

Чистоты я ищу, отстранясь,

Закрывая оконные уши.

12:12
+7

Все стихи очень хорошие

18:38
+4

Оу! Отлично передал атмосферу Сашиных строк!

08:34
+4

Ставки петлями души манят
Твоя строчка кстати ))

18:18
+2

Точно? Шот не помню такого

14:40
+2

А вот этот стих мне ещё больше нравится!

12:32
+8

Саша был очень привязан ко всем нам, мы были единым организмом. А мы очень любили Сашу. Потому что стихи — это кровь, хлеб и вино, суть человека, и единожды причастившись к этому таинству — его нельзя забыть или отречься. Ссорились или мирились, уходили-приходили — не имело значения. Мы все цепляли друг друга, и чувствовали себя хорошо, только если были рядом, где-то поблизости.

И читали, читали, впитывали сердцем энергию, мысли и послания через стихи.

Саша много отдавал. Щедрый и добрый человек. Восторженный и ранимый. Мудрый и непокорённый обстоятельствами. Безумно талантливый…

Он вкладывал душу в свои комменты, и мы становились его учениками, а он учился чему-то у нас. Так становятся родными… Ему не нужно было ничего объяснять, он понимал всё по стихам и мог поддержать в трудную минуту, сказать необходимые слова. Шатунчик, тебя очень не хватает(((

Мощная звериная сила, мужественность, вызов обыденности и нестандартность мышления чувстовались в его текстах всегда. Больше всего люблю нежную Сашину лирику. И острую сатиру на происходящее, на современный мир.

Я писала мимикрию под Шатуна, не считаю её хорошей, но раз все делятся, то тоже опубликую. Возможно, когда рана немного остынет, ещё вернусь когда-нибудь к его текстам и напишу ещё. Саша этому тексту дал второе место, и мне было безумно приятно, потому что я тогда ещё только начинала писать, и он меня просто жалел.

Тисками железной логики,

Цепями цинизма скрипучего,

Шипами, клещами, розгами

Душили, кололи, мучили.

Не верили в тайну творения,

Бесплодием трусости строились,

Пленялись тлетворностью семени,

Молитвы забыв чудотворные.

Искали её за гранями

Мечты, доброты, верности,

Ещё называли странною,

И прятались в чёрные крепости.

И ты от неё прячешься,

Лелеешь бездушные формулы,

Черствеешь в руках усталости,

Дрожишь вечерами холодными.

Твоей не хочу реальности!

Пишу тебя красками сочными,

Плевать на твою гениальность,

Люблю тебя очень-очень.

12:41
+6

Да, Александр был очень прямолинейным, честным как к людям, так и к их творчеству, всегда чувствовал слабину в тексте, умел открыто указывать на недостатки стиха, и притом не стеснялся хвалить то, что ему нравилось. Вот эта открытость, честность в критике всегда мне импонировала…

12:52
+7

Самый ярый противник фальши, графомании, бездушности. Никогда не терпел такого и говорил прямо. Хотя иногда и в грубой форме, но все же искренне )

12:57
+7

Я помню Сашу весёлым и романтичным. Счастливым и окрылённым. Это был период, когда он пригласил на Зону Ташико. Сколько нежнейшей лирики текло из его души. Потом позвал ещё своих друзей — Немо, Кому, Путника. Он участвовал во всех конкурсах, на все Дни рождения девочек писал посвящения — обалденные стихи, раскрывающие суть человека. Это был просто космос. У меня несколько дней кружилась голова от его стихов. Они с Корвином много шутили и так смешно и уютно общались, игрались. Саша очень любил Корвина. Мудрым и талантливым критиком он был всегда. Таким я его запомнила и сохраню в сердце.

12:50
+7

Хорошо сказала

13:09
+7

Спасиб

14:41
+2

Хороший стих, Лилу!

И слова тоже хорошие.

13:29
+8

Из любимого…

Весеннее обострение

Медведь-Шатун

Ты отбросила зимнюю прозу,

В стихотворное мини оделась.

Ты прошлась по весенним прогнозам,

Растоптав пост-февральскую серость.

Юбкой дерзкою, выше колена

Завладела моим секс-пространством,

А я сдался без боя — мгновенно

Пораженный твоим секс-нахальством.



И в крови взрывы тестостерона

Разрушали мою адекватность.

И змеёй подползала истома

Пасть раскрыв на мою непричастность.

Непричастность к весенним забавам — От них пахло всегда липким пленом,

Окольцованным, брачным началом,

Что даёт жизнь раздорам-изменам.



Мечта

Медведь-Шатун

Я надеюсь, что всё-таки сбудется

И прорвется в моё настоящее

Та, которая за километрами,

За озёрами густо-дегтярными,

За ночами иссиня-бездонными

Расцветает среди хладнодушия,

Сорняков пьяным ветром посаженных,

Да прилизанным солнцем обласканных.



Разорву на себе кожу толстую

И из тела вчерашнего выскочу,

Чтобы встретить её — разбудившую

Моё спящее перерождение — Штормовое, тайфуноподобное,

Оголённое, чувством искрящее,

Но готовое к молниеносности

Мною встреченной новой реальности.



Останься со мной

Медведь-Шатун

Объясни, если сможешь, что чувствует сердце,

Постаревшее рано от частых ударов.

Как струится по венам пунцовая влага

Замутненная пеплом уснувших пожаров.

Подари мне на память свои поцелуи,

Лишённые смысла и чопорной логики.

Протыкают насквозь ледяную кольчугу

Заточки любви — ритуальные ножики.

Прикоснись, если хочешь, к рубиновым шрамам,

За ними стоят прокураторы пламени.

Осудят по полной, без права амнистии,

Я быстро истлею, оставшись в изгнании.

Прижмись ко мне крепко и сразу избавишься

От зануды-бессонницы мёртвого лета.

Ты скоро поймешь, что природа обманчива

И закат грандиозней пустышки-рассвета.

Останься со мной в ураганной динамике

На изгибах волны, в метафизике шторма.

Здесь мы будем дышать полноценной свободой,

От которой светлеет телесная форма.

Светлая память, Шатунчик.

16:06
+7

Эх Шатунчик

18:07
+6

Саша имел сложный, противоречивый характер, но человеком был самобытным и талантливым. Жаль… очень жаль, что был, а не есть…

Подражаний стилю Саши у меня нет, не получалось передать атмосферность его стихов. Так что, выложу те его стихи, что нравятся больше всего.

Алхимия любви

Медведь-Шатун

Я научусь любить, когда на елях вырастут берёзы,

Когда от лести отрекутся без притворства лицемеры.

Страдать я тоже научусь, лишь выдерну занозы

Из тела бледного, лежащей на опилках веры.



И громко восхищаться буду облысевшей красотою,

Под мелодичные напевы косматых псов с вокзала.

Снимать проворно шляпу загипсованной рукою,

Перед матрёшками свою гордыню расстилая.



Терпение приму, как только зноем обернется вьюга,

А волчьей братии вдруг жажда крови станет незнакома.

Тогда прощать врагов начну, истлевших у порога

Мной наспех возведенного из афоризмов дома.


***

Ей...

Медведь-Шатун

Давай настроим наше прошложитие на позитивную пост-летнюю волну. Ты рвёшься к мальчикам, играющим в события, а я кормлю ночами тишину. Клеймо предателя на падшем перевёртыше — да и внутри полнейший кавардак. Стыдом пахучим, осознаньем пустоши себя изводит твой «заклятый враг» И каждым утром по асфальтной серости я через мир твой проезжаю на авто. Твой сад наполнен предосенней нежностью, но к сожаленью, я теперь никто.

***

мост

Медведь-Шатун

Пресная жизнь, да на шее булыжником.

Мост между прошлым и новой сакральностью.

По середине — не сбывшимся иноком,

Дальше — заложником медленной старости.



Пресная жизнь… Дайте перца, хоть горсточку!

Может тогда спящий дух раззадорится.

Три гадких месяца — прочерк за прочерком,

Три реконструкции в липкой бессоннице.



Злоба вселенская хватит игрушничать!

Мост заскрипел, ветер в спину толкается.

Нужно идти! Слышишь, тварь невезучая!

Отдых закончился, тучи сгущаются.

18:30
+6

Эх, Сашка, Сашка … Дорогой друг, мне тебя очень не хватает. В жизни бывают такие потери, которые нечем восполнить и ты, одна из таких горьких потерь. Вот сегодня мы бы с тобой опять включили скайп, наполнили бокалы, потом и рюмочки, и говорили, говорили, говорили до тех пор, пока не рассвело. А прошлым летом, у меня была запланирована поездка к тебе … я не успел …

Звучит смешно, но я до сих пор с тобой спорю, ругаюсь, соглашаюсь, смеюсь и грущу о том, о чём могут грустить родственные души. Мы были очень разными по складу характера, и каждый имел свою точку зрения на одну и ту же ситуацию, но каким-то невероятным образом, мы понимали друг друга с полуслова и было чертовски приятно общаться … Как говорится, были на одной волне, не взирая на расстояния. А теперь это больше, чем расстояние … Я часто вижу тебя, стоящего по ту сторону реки Стикс, я вижу тебя, я тебя слышу, мой брат …

18:56
+6

Как давно это было… И как недавно.

23 февраля 2014

Сказочное поздравление



— Добрый день, господа! – у Шатуна был измученный несчастный вид, но он старался говорить уверенно и с достоинством. В подвал полуразрушенного ветхого корпуса бывшего санатория «Зона» входили один за другим красивые высокие мужчины с электрическими фонариками и большими чёрными зонтами в руках – на улице третьи сутки нещадно лил дождь, а время перевалило за полночь.

— Давайте знакомиться, — он вежливо поклонился. — Я – Шатун.

— Шляпник, — улыбнулся мужчина с усами и густыми чёрными бровями. Из внутреннего кармана его пиджака медленно высунул голову огромный чеширский кот, громко икнул и растворился в воздухе. Будто его никогда и не было.



— Корн Корвин к вашим услугам, — мускулистый, улыбчивый парень лет тридцати пяти, внимательно прищурив глаза, напряжённо осматривал обстановку. – Что-то не нравится мне здесь.

Молча соглашаясь с Корвином, большинство участников встречи напряжённо вздохнули.



— Где мы и что здесь происходит? – отозвался человек, стоящий в самом дальнем углу подвала. Его лицо скрывала широкополая шляпа. – Кстати, я – Сволочь.

— А я – Воздух, — густым глубоким голосом прошелестел сидящий на одиноком стуле человек с фотоаппаратом в руках. – Всем добрый вечер, — добавил он и выпустил изо рта облако золотисто-голубого



цвета, которое застыло у него над головой в форме меча и щита.

— Да, мне тоже интересно, что случилось? Я Сэм, Сэм Квинта. Меня сняли прямо с концерта. И мне это чертовски неприятно.

— Тимирлан.

— Вспых.

— Джоник, — представились оставшиеся мужчины. Все устремили свои взгляды на Шатуна. Тот торопливо протёр запотевшие стёкла очков и начал рассказ.



— Друзья мои! Вчера случилось непоправимое. Вы все знаете, что я иногда, не часто, — уточнил он, вытирая пот со лба белым носовым платком, — и только в случае крайней необходимости провожу спиритические сеансы и разговариваю с духами. Я вызываю духов



разных существ. Иногда хороших, иногда не очень. Но не важно. Вчера я слегка выпил, совсем чуть-чуть, — снова уточнил он. При этих словах Корн Корвин громко закашлялся, — и мне пришло в голову вызвать дух Евы – первой женщины на земле.



Джоник присвистнул, а лицо у Шляпника удивлённо вытянулось. – Я не давал тебе такого распоряжения – сказал он.

— Это была моя собственная инициатива, — сбивчиво продолжил Шатун. У меня был к ней очень важный вопрос. Так вот. В ходе нашей беседы мы немного поспорили. И она слегка рассердилась.

— Слегка? – переспросил Тимирлан.



— Ну, возможно, немного более чем слегка, — левый глаз у Шатуна задёргался, — и она сказала… Она сказала…

— Та не тяни ты, чёрт побери, – взорвался Корвин.



— Она сказала, что с этого момента ни у одного члена нашего тайного общества не будет женщины, – он торопливо закончил, втянул голову в плечи и сел. Стул под ним противно заскрипел. В подвале воцарилась мёртвая тишина.



Шляпник встал и начал напряжённо вышагивать по помещению. Из углов потянуло сыростью и плесенью. Темнота, казалось, сгустилась над головами присутствующих.



— Джоник, нужна твоя помощь, – в глазах Шляпника загорелся огонёк надежды. – Посоветуйся со своим Некромантом. Что можно сделать? Как успокоить Еву и изменить ситуацию.



— Хорошо, я попробую, — Джоник достал из кармана брюк маленькую бутылочку со светящейся жидкостью, сделал один глоток, закрыл глаза и стал произносить заклинания. На несколько минут в



подвале воцарилось абсолютная тишина. Пришедшие, казалось, даже не дышали. Потом Джоник открыл глаза и сказал: «До Евы я не достал, но мне удалось поговорить с духом Клеопатры. У нас с ней недавно было одно дело. Она мне кое-чем обязана. Поэтому и согласилась помочь. Выход есть. Чтобы разрушить чары Евы, необходимо разработать, создать и оживить образ идеальной



девушки. Мы должны взять вот этот сосуд (он взмахнул рукой и из воздуха материализовался дивный сосуд) и наполнить его самым прекрасным, что есть на земле. И тогда, возможно, образ оживёт и заклинание рассеется.



Он встал и подошёл к столу, который стоял в центре комнаты. Поставив сосуд на стол, Джоник сделал приглашающий жест всем присутствующим: «Начинайте!»

— Ну что же, — задумчиво прошептал Сволочь, — Красота. Он достал из перстня, одетого на безымянный палец левой руки, засушенный лепесток орхидеи. Потом подошел к сосуду. Растёр лепесток



пальцами и произнёс заклинание: «Медленно, медленно вниз по течению…» На дно сосуда плавно мягко опустились частицы цветка.

— Доброта, — сказал Воздух. Он снял медальон со своей шеи. В нём всеми цветами радуги переливалась густая жидкость.

— Это слеза горной феи, я отвоевал её у Скалистого Мрака. Воздух подошёл и добавил в сосуд каплю.



— Нежность, — Сэм Квинта достал из сумки дудочку. Подошёл к сосуду и начал наигрывать необыкновенной красоты мелодию. Казалось, в подвале даже стены засветились от счастья и нежности. Густым облаком мелодия опустилась на дно сосуда.



— Загадочность – продолжил Шляпник. Чеширский кот снова появился и стал наматывать круги по подвалу, как будто бы что-то искал. А потом, довольно мурлыкнув, произнёс: «Веточка мяты, хвостик у мышки, вот где загадка — в ухе пчелы». Достал из своего уха вопросительный знак и отпустил его в сосуд. Тот рыбкой нырнул на самое дно и затаился.



— Любовь,– сказал Корвин. Он достал из своей сумки фотографию. С фотографии молодая девушка тепло смотрела прямо в глаза Корна. Она была сфотографирована на фоне голубого бездонного неба. Корвин волшебной палочкой снял с фото воспоминания и искристым красным облаком перенёс его в сосуд. Сосуд вспыхнул и засветился ровным красноватым сиянием.



— Радость, – сказал Тимирлан. Рядом с ним на полу подвала стояла клетка. Он снял с неё покрывало и все увидели, что в клетке сидели маленькие птицы. От света они весело зачирикали, защебетали и начали играть друг с другом, перепрыгивая с жёрдочки на жёрдочку. На колени Тимирлана упало перо. Он бережно взял его и опустил в сосуд.



Джоник встал. « Этого достаточно. Это все необходимые ингредиенты. Сейчас должно сработать.» Джентельмены стали напряжённо всматриваться в сосуд, ожидая чудесных изменений. Но ничего не происходило. Круглое розовато-красное облако светилось и пульсировало. По всему подвалу разливался волшебный аромат роз. Это её душа, — сказал Джоник. Мы её создали.

— Но она почему-то не оживает,- грустно добавил Шатун.

— Ей чего-то не хватает, — Шляпник снова принялся ходить кругами по комнате. – Чего?

Он остановился и стал переводить взгляд от одного посетителя к другому. И вдруг остановился на Вспыхе. Тут все вспомнили, что он ещё ничего не добавлял в сосуд.

— Вспых, — Шляпник уверенно подошёл к молодому худощавому пареньку лет двадцати. – Сделай же что-нибудь!



Вспых задумчиво смотрел на присутствующих. Потом встал, поправляя концы длинного полосатого шарфа. На его утончённом умиротворённом лице играла лёгкая улыбка, в глазах светились тёплые искорки.



– Ну, я не знаю. Я же обычный медицинский физик. К тому же, у меня очень мало времени… – при этих словах он посмотрел на свои наручные часы, и у него из-под руки прямо на пыльный пол выпал большой жёлтый блокнот. Из него посыпались разноцветные мотыльки и бабочки, было видно, что листы блокнота исписаны мелким ровным почерком. Вспых бережно поднял блокнот, но бабочки не спешили возвращаться. Сначала они немного покружились вокруг лампочки на потолке. А потом дружно уселись ему на плечи, руки и превратились в маленьких очаровательных фей в лёгких летних платьях всех цветов радуги.



— Кто это? – улыбаясь, спросил Сволочь.

— Это – музы, — тоже озорно улыбаясь, ответил Вспых. Музы в ответ радостно зазвенели колокольчиками на своих миниатюрных туфельках.

— А что ты с ними делаешь? – заинтересовано спросил Воздух.

— Да так, ничего особенного, — он слегка покраснел.

— Сказку, мы хотим сказку, – музы стали очаровательно порхать по подвалу, весело кружась в восхитительном танце. Их крылья волшебно мерцали, гипнотизируя присутствующих.

Шляпник удовлетворённо хмыкнул.



– Вот! Точно! Это то, что мы ищем! Ей нужна сказка.

Вспых бережно открыл свой блокнот и стал задумчиво перелистывать страницу за страницей. В самом центре блокнота лежал осенний кленовый листик. Он взял его в руки. Провёл по поверхности длинными тонкими пальцами, что-то вспоминая. Лист загорелся янтарными прожилками. Вспых подошёл к столу и опустил лист в сосуд.

Сосуд стал оживать: пульсация усилилась, сияние увеличилось, и вдруг мир вокруг взорвался чистыми яркими искрами. Над сосудом появился призрачный образ девушки, и все присутствующие в комнате радостно выдыхнули и загудели.



— Получилось, — торжественно произнёс Шляпник. Шатун заулыбался и стал оживлённо жать всем руки.

Ну слава богу, — Корвин достал сотовый телефон. — Так. Кому бы позвонить?



Вдруг в дверь подвала кто-то постучал. Тимирлан открыл двери. В подвал весёлой стайкой впорхнули прекрасные дамы – Фру, Мистра, Рии, Идущая по времени, Лилу, Териона, Кошка Лаос, Сонный ежик, Крошка Лу, Муххада, Лора, Миссис Смит, Канцлер из карцера, Чудослик.

— С праздником, дорогие наши мужчины!



В руках у Фру был огромный торт. Рии держала цветы и шампанское.

— А как вы нас нашли? – спросил Шляпник.



— А мы это, того… — Муххада замялась. – Дух Адама вызывали. Ну, вот и … — все дружно прыснули со смеху и стали громко подшучивать друг над другом. Старый ветхий подвальчик наполнился светом и жизнью, казалось, он даже помолодел.



Вот и хорошо, — заключил Шляпник. Он сел в углу на старый обшарпанный стул и стал наблюдать за гостями. В подвале снова появился Чеширский кот. Он громко мяукнул и произнёс: хочу камин, свечи и хрустальные люстры. В ту же секунду всё удивительным образом преобразилось. Заиграла волшебная музыка, комната наполнилась тёплым светом камина.

— Спасибо, – сказал Шляпник коту и погладил любимчика по пушистой шёрстке.

21:13
+5

И правда Лилу, как вчера всё это было…

08:39
+5

Да, раньше такое бывало и часто, сейчас чего-то поубавилось совсем. Надо подумать, как возродить старые традиции ))

11:46
+4

Бесподобно, Лилу!!!

21:31
+8

Шатун любил думец слушать. Думаю, эта новая песня ему бы точно понравилась.



22:20
+6

Да, Сашка невероятным образом заставлял возвращаться к неумелым стихам, переосмысливать их и идти вперёд, поднимая поэтическую планку. Идти через тернии к звёздам. Через слёзы. Отпуская проходящие, мимолётные строки, раздирая до крови душу, добывая жемчужины, настоящие, ранимые и ценные.

Светлая память!

10:16
+2

Ни шатко, ни валко. Мда, активности могло бы быть и побольше…

10:33
+4

Я не могу написать как Сашка, например. Если бы перенастроиться только. Не знаю. А засорять сайт ненужным тож не хочется.

12:31
+2

Нормально, когда нет четкой цели, любой результат положительный. Цель была вспомнить Сашу — вполне хороший результат. Может со временем, как то трансформируем в какую-то более осмысленную оболочку как «Ивана Купалы» )

11:43
+3

Все стихи очень яркие и похожие на стиль Шатуна!

Часто общаемся с Леной-Кошей и она мне говорит, что у нее особая связь с Сашей. Он приходит во снах и делится с ней мыслями. Я бы никогда не смогла написать, как Саша, а вы, ребят, просто умнички!) надеюсь, Шатун смотрит на нас сверху и от души улыбается) светлая ему память!

14:55
+3

Лена так и не закончила конкурс подражания рычанию Шатуна… Есть стих только оттуда.



Пастораль



По просёлочным дорогам,

Колдоёбинам, ухабам

Лишь срамные бесы бродят-

Кто за травкой, кто по бабам.



Раскрывают злые бельма

На обрыдлые просторы.

Осеняясь суеверно,

Озираются как воры.



А вокруг цветное буйство:

То сурепка, то крапива.

Разнотравья разнох@йство-

Лето пахнущее пивом.



Сорной пашни непотребство.

Ковыля седые патлы.

Здесь замызганное детство,

Плюнув наземь, шепчет: — Падлы…

18:23
+4

Помню этот Кошин стих

18:25
+3

))))) это стих Маргариты! У Коши другой был.))))

18:30
+3

Да??? Я перепутала, ой, прости, пжс,...))((()))

18:31
+3

)))) Приятно, что ты его помнишь!)))

19:45
+2

Извини

18:27
+4

ЗдОрово! )) Это же летом было? Коша тогда написала, что Шатуна надо как-то поддержать, я предложил конкурс в его честь, но не успели

18:29
+4

Да, точно, не успели полностью провести, помню

18:32
+2

Оу! Помню его. Классное!

18:35
+3

Пасиб!))

Загрузка...