Монастырь монстра Глава III. Разговор у костра (сокращённый пересказ)

Монастырь монстра Глава III. Разговор у костра (сокращённый пересказ)
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
уровень критики:
Огонь (критика без ограничений)
Пояснение:
Изначально планировалось писать только про костёр, согласно теме конкурса. В соответствии с замечанием Кэпа, была дописана концовка. Далее выяснилось ограничение по знакам и сокращено около 50% текста.

Глава III. Разговор у костра (сокращённый пересказ)

 

Песня победы – великих героев хранит имена.

Место сражений – Душа, что сомнений и боли полна.

Битва кровава, в ней раны и множество горьких утрат.

В скалах, морях, у растений, у солнца – энергий без края.

Бейся без страха, прекрасной природы внутрь силы вбирая,

Страсти порыв, без сомнений и взглядов ненужных назад!

 

Стены там пали, и нет ни следа от былых крепостей.

Корни деревьев впитали остатки остывших страстей.

Только огонь, что Душа бережёт неизменно бесценен.

Нет ни начал ни концов у войны, что гремит, не смолкая.

Тени сплетаются, свет, очернив, уничтожить алкая.

Но есть герои, их вера – их знамя, он с ними нетленен.

 

По нависающему своду пещеры вращался огненный круг, выписывая руны, солярные знаки, и другие символы, предсказывающие пути и судьбы бойцов, расположившегося внизу, вокруг костра, небольшого отряда.  Но те, кто мог бы их прочитать, были слишком молоды, чтобы обращать внимание на кроваво-фиолетовые отсветы языков пламени, извивающиеся в таинственной пляске, выхватывая из тьмы и оживляя причудливые натёчные фигуры. Сталактиты, похожие на рога гигантских ориксов, блестели от водяных капель, опадающих в почти неподвижные, похожие на огромных змей, потоки.

Из глубины подземелья нёсся смрад и раздавался зловещий шелест, перемежающийся душераздирающим визгом. Это тысячи тараканов, копошащихся в мышином помёте, живьём пожирали неосторожно свалившихся туда, дерущихся за место на стене, зверьков. Стаи летучих мышей, безмолвные, словно видения, проносились над головами сидящих, растворяясь в черноте пространства.

– Что предлагаешь, Калаштар? – спросил Ведьмак, угрюмо разглядывая, потёртые ботфорты, отороченные беличьим мехом.

– Очистительную кровь! – взметнувшись в воздух и описывая круги под низким потолком, протрубила Валькирия.

– Успокойся и не мельтеши! – приструнил её Ведьмак. Это была его команда и его работа. После получения платы за устранение нечисти в отдалённой, спрятанной глубоко в горах, обители, он сам отбирал наёмников, необходимых для подобных дел: вкрадчивая Калаштар, навевающая иллюзии; Валькирия, обладающая даром выбирать победителей; три Дженази Стихий (воздуха – Джензиво, воды – Джензиди, и Земли – Джензизе); Чейнжлинг, способная принимать облик любого встречного; Целительница, слёзы которой могли быть и бальзамом, и ядом; Колдун, для снятия печатей дверей. Девять – любимое число Ведьмака, сочетающее в себе гармонию Души и природы.

 – Не знаю… – словно шелестом осенней листвы выдохнула Калаштар. – Девушка, явившаяся мне во сне, была такая нежная, как струящиеся по ветру лепестки с весенних яблонь, и такая несчастная. Аббат часто навещал её при жизни, а после смерти тело не похоронили. Бедный мотылёк, не успевший пожить и уже обречённый на вечные муки.

 – Ты в каком образе сейчас? – рассмеялся Колдун, которого раздражала и забавляла привычка Калаштар притворяться не тем, кем она была в данный момент, избегая ответственности при принятии важных решений. Взглянув на цвет её зрачков, он мог бы и сам понять кто перед ним – человеческий носитель или дух сновидений, но она прятала глаза под прядями рыжих волос.

 – Зло, творимое Аббатом, очевидно! – вздохнула Джензиво. – Я, приняв образ ветра, проникла, вслед за монахами, в разные части монастыря. Один из них привёл меня в подземелье, защищённое ловушками, тайными дверями и гигантским пауком с головой человека. Смерть на полях сражений милосерднее увиденного мной в этом затхлом помещении: стеллажи, заставленные прозрачными сосудами с частями тел различных существ; каменный стол с ретортами, пилами, топорами и желобом для стекания крови; бочки со сваленными в них останками, покрытыми слоем зелёной слизи. Монах раскрыл такой же древний, как он сам, фолиант и, водя по нему пальцем, собрал в чашу различные предметы. Затем он растёр их в каменной ступе и добавил в сосуд с кистью человеческой руки. Для чего это может служить, как не для нужд некромантов?!

 – Хорошо, что у нас уже есть Знание Пути возвращения заблудших Душ! – Чейнжлинг привстала и свет костра заиграл на её серебристом облачении. – Джензиво объяснила нам, где расположена библиотека и я проникла туда, под видом монаха книжника, а Джензизе сторожила вход, на случай, если появится изображаемый мной служитель.

– Расскажи подробнее! – потребовал Ведьмак.

– Трактат ученика Великого Магистра Леонардо, составленный из отрывков рукописей самого Мастера, повествует, что живопись воссоздаёт гармонию окружающего мира, повторяя Божественный Путь Созидания. Реальность отображается в десяти суждениях (свет, мрак, цвет, тело, фигура, место, удалённость, близость) и шести цветах (белый – свет, жёлтый – земля, зелёное – вода, синее – воздух, красное – огонь, чёрное – мрак). В примечаниях отмечено, что её можно изменить, поменяв образы на полотне. Мы составим изображение монастыря, а затем удалим из него жёлтое, красное и чёрное – кабинет некромантов (место) и Аббата (фигуру), исправив жизнь обители.

– Так просто?! – изумился Колдун. – Сейчас всё изобразим.

 – Стойте! – воскликнула Джензизе. – Я должна признаться! Мне надоело торчать возле библиотеки. Разглядывая соседние комнаты, я обнаружила шкатулку с любовной перепиской и исповедью Аббата. Будучи в чине, он влюбился в горожанку, ответившую ему взаимностью. Их ребёнок родился втайне. Роды были тяжёлые. Умирая, молодая мать просила возлюбленного позаботиться о дочке. Девочку подкинули в женский монастырь. Никто ничего о ней не знал. Но пристальное внимание к ребёнку молодого аббата соседней обители вызвало пересуды, а признаться, что она его дочь, он не мог. Девочка росла и ширилась ложь, шепча по углам об их грешной связи. На девушку наложили епитимию затворничества, которую она не пережила. Келью не открывали, только замуровали отверстие, через которое подавали хлеб и воду.

Повисла глубокая тишина, казалось даже насекомые, населяющие пещеру, перестали шуршать своими надкрыльями.

– Но как же комната, увиденная мной и призрак, явившийся Калаштар? – удивилась Джензиво.

– Это нам и предстоит выяснить! – Ведьмак поднялся. – Пора возвращаться, пока в монастыре не обнаружили нашего отсутствия. Шкатулку с письмами надо вернуть на место.

 – Давайте выкрадем тело девушки и похороним под яблоней, – предложила Джензиво, пока они пробирались по проходам к выходу.

– Фи, что за пошлость, красть тело, – поправила, зацепившееся за выступ скалы крыло, Валькирия, – мы что орки какие, или гоблины?!

Они уже прошли большую часть пути и двигались по одному, преодолевая самое узкое место хода, когда шедший впереди Ведьмак подал сигнал к отступлению, а откуда-то спереди донёсся жалобный детский голосок: «Верните мне мою шкатулочку!».

Отряд пятился пока проход не расширился настолько, что наёмники смогли увидеть несущееся на них привидение девушки, умоляющей: «Верните мне мою шкатулочку».

– Это же она! – вскрикнула Калаштар. – Её видела я во сне!

– Меня… меня…– жалобно отозвался призрак, – верните мне мою шкатулочку…

 Джензизе замерла, готовая выполнить неожиданную просьбу, но строгий окрик Ведьмака: «Назад! Назад! Не останавливаться!» – вывел её из оцепенения. По щекам призрака катились слёзы, а рыдающий голос всё выпрашивал свою драгоценность. Почувствовав новый запах, Джензиди принюхалась и крикнула: «Осторожно! Она плачет кислотой!». Только тогда все обратили внимание, что от камней, на которые попали слёзы призрака, поднимается лёгкий туман.

– Разглядели?! Поигрались и хватит! – произнёс призрак басом, превращаясь в монстра с щупальцами осьминога, ногами паука, клешнями и панцирем краба, и почти человеческой головой, изо рта которой торчали клыки, сочащиеся ядом, разъедающим камни. – Расслабься, Ведьмак, это я наняла тебя, чтобы завладеть шкатулкой, находящейся в запечатанных для меня и моих слуг комнатах. Давайте её сюда и разойдёмся. Вы меня не интересуете, а может ещё и пригодитесь, когда мне снова понадобится достать что-либо в мире живых, недоступное для служителей тьмы.

– Я заключал договор об истреблении нечисти, а не о добывании шкатулки, – спокойно парировал Ведьмак.

– Скажи своему колдуну, – хохотнул монстр, ощерив гнилые зубы, – что на меня его магия не действует.

– Тогда и волноваться тебе не о чём, – улыбнулся Ведьмак, – пусть себе забавляется.

– Вы сами напросились! – проревел монстр и резко крутанувшись, прыгнул, пытаясь дотянуться клешнями до, выставивших перед собой мечи и пики, наёмников. А из того места, где он стоял, забил фонтан пламени, постепенно превращаясь в огненную стену.

Метал оружия шипел и растворялся под действием кислотного яда, длинные древки чудовище хватало присосками щупалец, сюрикэны и ножи отскакивали от крабоподобного панциря. Группа отступала от надвигающегося пламени, оставив позади Джензизе, перемещающую пласты породы, чтобы закупорить огненное око, и Ведьмака, пытавшегося поразить монстра с тыла. Совместная магия Колдуна и Джензиди превратила яд, капающий с клыков, в почти безвредную воду. Стрела Валькирии впилась в глаз монстра. Однако громадные клешни и щупальца не давали возможности приблизиться, чтобы нанести решающий удар. Чудовище изнемогало, но слабели и бойцы. У Чейнжлинг было вывернуто плечо, когда монстр рванул из её руки топор, у Джензиво сломана кисть руки, в которой она держала пику. Калаштар потеряла фалангу пальца, на которую попала кислота. Валькирия повредила крыло, пятясь согнувшись в тесном проходе. Джензиди клешнёй оцарапало пол лица.

Джензизе наконец закупорила туннель, через который выходил огонь, но из стены забила новая струя пламени.

– Да что такого ценного в этой шкатулке?! – голос Целительницы прозвучал так резко и неожиданно, что все на мгновение замерли, включая монстра. Этого мига хватило Ведьмаку, чтобы вонзить между спинным и брюшным панцирями чудовища двуручный меч. Монстр взвыл и обвив щупальцем Ведьмака, потащил его к пасти. В то же мгновение стрела Валькирии вонзилась в щупальце, а молот колдуна опустился на голову монстра. Панцирь чудовища позеленел и покрылся пятнами цвета крови. Его проломленная голова болталась из стороны в сторону. Команда пошла в наступление. Монстр, отбросив Ведьмака почти под самую стену огня, внезапно уменьшился до размеров муравья и скрылся между камнями. Не успели наёмники опомниться, как изо всех щелей полезла нежить.

 Стена пламени пыхала жаром, пожирая кислород.

– Уходите, оставьте меня… – задыхаясь, хрипел лежащий на земле Ведьмак, – что вы можете сделать против огня?!

– Держись, командир, сейчас проверим! – выкрикнула Джензиди и обернулась к Джензиво: «Прикрой меня!». Она нарисовала в воздухе знак и отовсюду посыпались, полились воды.

– Не сгорели, так утонем, – хихикнула Чейнжлинг, не переставая раскраивать мечом тела напиравших противников. Никто бы не заподозрил, что в этот момент в ней действовали, почти самостоятельно, три сущности: перенятый образ воина, амбидекстр, одинаково владеющий всеми видами оружия; чернокнижник, листающий заклинания для усмирения огня; и собственная родовая личность – эльф крови.

– Не спеши! Это не самая славная смерть, – рассмеялась Джензиди, и собрав воды в вертикальную волну, повела её на стену огня. Раздалось громкое шипение. Пещера погрузилась в темноту, которую быстро нарушили магические шары.

 Наёмники ещё не опустили оружие, а сражаться уже было не с кем, нежить пропала, как только исчезло пламя. Суровая походная жизнь приучила их не расслабляться и не верить тишине посреди боя. Наскоро обработав раны и выпив целительного бальзама, бойцы начали искать выход из пещеры, поскольку в проходе, по которому они проникли в неё, произошёл обвал. Джензизе не могла его расчистить, не восстановив полностью свою энергию. Времени на ожидание не было. Джензиди, погрузив руки в воды потоков, выяснила, что есть туннель с выходом на поверхность. Но было непонятно есть ли в нём воздушная прослойка. Чейнжлинг, пребывавшая в образе воина, поняла, что в этот раз действовать тайно, как в случае борьбы с адским пламенем, ей не удастся. Она призвала тритонов, отправив их проверять водный путь. Вернувшись, они сообщили, что воздух имеется почти на всём протяжении, кроме одного небольшого участка. Мнения группы разделились, одни считали, что надо отправить разведчиков, другие предлагали идти всем вместе. Ведьмак выбрал второй вариант, поскольку целый боевой отряд в любом случае лучше его половины, а иного выхода из пещеры не просматривалось.

Они двинулись в путь, на сотворённых магией плотах, предварительно оставив в пещерном зале двойников. Но воды то разливались широкими мелкими озёрами, то забивались в теснины, а распылять магические силы на такие мелочи было слишком энергозатратно. После недолгого совещания, было решено воспользоваться магией мгновенного переноса. Возможно это было и неплохое решение, но неосторожное. У подножья горы, куда они попали, их радостно поджидала орда орков.

Прижатым к отвесной скале, без возможности отступления или манёвра, бойцам пришлось задействовать весь свой арсенал. Но их магии была противопоставлена другая магия, скрывающаяся за видимой армией, которая, и сама по себе, многократно превосходила их численностью. Они уже мысленно прощались с жизнью, когда, парящая, как огромная чёрная птица, и разящая противников с поднебесья, Валькирия, принесла неожиданную весть: на орков кто-то напал с тыла и успешно расчищает себе путь, пробиваясь к скалам. Вскоре бойцы и сами увидели своих спасителей – конный отряд монахов во главе с Аббатом. Разбитые орки бежали, а наёмники настороженно выжидали, не зная кто перед ними – друзья или новый враг.

– Приветствую вас, славные воины! – произнёс Аббат, спешиваясь с коня. – Прошу извинить, что не могли прийти на помощь раньше. Надеюсь вскоре вы поймёте, что происходит в этой долине и поможете до конца очистить её от чёрного зла.

– Не так быстро, мой друг, – из-под земли поднимался, сбежавший из пещеры, монстр, – я завладею шкатулкой и тогда посмотрим, кто здесь останется хозяином. Вы такие предсказуемые, – ощерился он в сторону наёмников.

– Изыди, исчадие ада, – Аббат наложил крест, но монстр только ухмыльнулся: «Оставь эти детские игрушки, мы их с тобой уже проходили».

Наёмники не стали ждать приглашения и кинулись на чудовище, но на открытом пространстве оно оказалось намного манёвреннее и отпрыгивало на десятки метров при малейшей опасности.

 – Стойте!  – поднял руку с открытой ладонью Аббат и все с удивлением признали жест паладина. – Поймать и запереть эту мерзость можно только одним способом. У вас моя шкатулка. Я не прошу вернуть её, поскольку понимаю, что вы мне пока не доверяете. Поэтому тот, кому я передам ключ, должен приложить его к шкатулке, не допуская, чтобы она коснулась земли или горы, и не применяя магии, что бы ни происходило! – Аббат расстегнул воротник сутаны, из-под которого блеснули рыцарские доспехи, снял с тяжёлой нашейной цепи большой округлый амулет и передал его Целительнице, после чего опустился на колени и воздев руки к небу стал истово молиться.

Мир вокруг словно сошёл с ума. Ветер срывал со скал камни и вырывал с корнем огромные деревья, вращая их в немыслимом вихре. Чёрные тучи, пронзаемые стрелами молний, носились по небу со скоростью пикирующих сапсанов. Из-под вздыбливающейся земли выползали полчища адских тварей, вопли которых, сливаясь с воем урагана, сотрясали тела.

Ведьмак опустился на землю, прижавшись спиной к скале, и усадил Целительницу, силящуюся, дрожащими от напряжения руками, свести амулет со шкатулкой, себе на колени. Остальные наёмники навалились на них, защищая своими телами от порывов ветра.

 Амулет коснулся шкатулки, крышка откинулась и наружу вырвался ослепительный свет. Яркий луч летел к небу, всасывая вращающиеся вихри, несущие черноту туч, покалеченные деревья, выползших на землю тёмных тварей и кричащего об отмщении монстра. Крышка захлопнулась и всё стихло. Шкатулка исчезла. Пели птицы. Пряно пахли цветущие травы. Словно и не было ни тяжёлого кровопролитного сражения, ни урагана.

 – По коням! У нас ещё одно неотложное дело! – нарушил Аббат общую эйфорию. – Ведьмак, мне нужна та, что держала шкатулку! Отпустишь её со мной?

– Забирай, но верни!

 Только пыль, летящая из-под копыт, свидетельствовала, что конница мчится по земле, а не несётся по воздуху. Женский монастырь, к которому они прибыли, встретил их наглухо закрытыми воротами. Аббат спрыгнул с коня и вручил Целительнице цепь из-под медальона: «Я укажу кому передать её». У боковой калитки монастыря их встретила привратница: «Благословите, Отец! Простите, Её Преподобие Аббатиса отсутствуют».

– Не волнуйся, сестра, мы пришли поделиться с вами Священными Дарами нашего прихода! – ласково улыбнулся Аббат, указав на цепь, отливавшую всеми красками золота. – Сестра казначей в ризнице?» Получив утвердительный ответ, они прошли на территорию монастыря.

Но Аббат направился не в ризницу, а в нижние этажи, используемые для исполнения наказаний. Каждые несколько шагов он останавливался, шепча слова молитвы, пока одна из дверей не распахнулась. На полу лежала девушка, как две капли воды похожая на давешний призрак. Аббат подхватил её на руки: «Теперь быстрее в ризницу».

 Хранительница даров побелела от ярости и страха, увидев Аббата с девушкой на руках, и начала выкрикивать заклинание, вычерчивая потусторонние знаки.

– Мы принесли тебе Святой Дар! – Аббат повернулся к Целительнице – Отдай, что несёшь!

Наёмница протянула монахине-хранительнице цепь, и словно молния сверкнула между ними. То, что казалось монахиней, опало огненными брызгами на чёрную книгу заклинаний, лежащую на деревянной подставке. Вспыхнуло пламя, и книга бесследно сгорела, словно её и не было.

А в голове Целительницы прогремел голос: «Возрадуйся Ангел Небесный своему прощению!». Слёзы радости брызнули из глаз Целительницы на лицо девушки, возвращая её к жизни.

 Вечером, наёмники, после сытного ужина в трапезной, слушали рассказ Аббата.

Жили по соседству мальчик и девочка. Они очень любили друг друга. Каждый был по-своему талантлив. Наступила юность, девочка стала кружевницей, а мальчик – придворным лекарем, посвящённым в рыцари. Тогда-то в него и влюбилась очень влиятельная дама. Лекарь не отвечал взаимностью, и она обратилась к чёрным магам за приворотным зельем, продав за него Душу. Но молодой человек уже принял присягу паладина, адские чары на него не действовали. Взбешённая дама, не доверяя более колдунам, принялась за изучение чёрной магии.

 Стараясь разлучить юного рыцаря с его любимой и сделать более сговорчивым, новоявленная колдунья плела интригу за интригой, в результате которых он оказался на должности настоятеля удалённого монастыря. Себе она выторговала место настоятельницы в соседнем аббатстве и под разными предлогами искала с ним встреч. Однако молодой аббат всячески увиливал от притязаний аббатисы и ни за богатства, ни за власть, ни за угрозы не желал удовлетворить её страсть.

Тогда фанатичка устроила аббату и его любимой как бы случайную встречу на одном из приёмов у суверена. Молодая бурлящая кровь доделала остальное. Он стал грешен, а девушка осквернена, и оба оказались во власти монстра, в которого дама превратилась, практикуя чёрную магию.

– Дальше вы всё знаете, – заключил Аббат, – мне остаётся только отказаться от должности, хочу провести остаток жизни рядом с дочерью.

– Даа… – задумчиво произнёс Ведьмак, – не всё является таким, как кажется на первый взгляд.

 Воители разошлись по гостевым комнатам и долго ещё ворочались в кроватях, думая о выбранном пути и превратностях судьбы.

 Как предсказывали огненные знаки на потолке пещеры, так всё и произошло. А если бы наёмники тогда прочитали их, что бы изменилось? Тот, кто сумеет ответить на этот вопрос, станет самым знаменитым человеком на все времена.

+4
12:13
118
RSS
13:11
+3

Буков до фига! Где ты их набрала, Лютик?))) Умничка! Мне понравился рассказ. Есть что причесать и доработать, но всё равно — хорошо.))

14:10
+2

Буковки не проблема, было бы время. Вот с парикмахерскими беда.

Так что давай, Валькирия, мечи свои стрелы, авось причешут)))

14:25
+2

Стрелы для другого.., а вот меч у меня наточен — маманегорюй! Сиди ровно, счас фсё подкорректирую!)))

19:08
+3
20:20
+1

Напрягает, что после каждой реплики героям обязательно надо сделать какие-то манипуляции: хохотнуть, сыкнуть, крикнуть… А так, возможно и дочитал бы… Хотя бы до середины...)

00:07
+3

Читая Ваши слова, невольно представляешь себе человека, который произносит все свои реплики безэмоционально с каменным лицом и застывшей фигурой. Возможно для Вас это норма. Но вокруг меня живые люди, которые, разговаривая, смеются, плачут, улыбаются… жестикулируют…

06:30
+1

Просто сидеть и разговаривать не вариант, да?

22:41
+3

Лютик, я отпишусь завтра с полным разбором полётов)

Классно, что у нас на Зоне есть такой разноплановый автор. И классика, и детская поэзия, и эссе, и фэнтези. Талантище

18:18
+4

человеческий носитель
— я не слышала, чтобы так говорили.

Ух! Описание подземелья, где есть желоб для стекания крови впечатляет)

Читаю дальше…

19:02
+1

Лю Ти, конкурс же окончен? А полная версия сего эпохального полотна будет? Желательно с первой главы, плиз...))

21:47
+2

Драг, спасибо!))) Полная версия была только в представлении, иначе нельзя было бы написать разговор у костра. А сброшу ли её в бумагу не знаю, как время позволит.

20:37
+3

Что я могу сказать Лютик. К сожалению, не интересно. За спецэфектами потерялось всё остальное. Все герои — почти безликая масса, сражения -это хорошо. Но тонкости мастерства в создании героев, конфликтов, интриг, неожиданных поворотов нет. Картонные герои и декорации. Скучный сюжет. Извини, говорю чисто своё имхо.

08:30
+2

За не имением более подходящего ))

артефакт Новатор

p.s. от мне было интересно, кто же автор. Неожиданно ))

09:37
+2

А мне понравилось. И то, что тема стиха — огонь, борьба за свет — перекликается с темой прозы. И то, что фанфик по мотивам конкурсного поста превращён в полноценный рассказ.

Лю Ти, ты — молодец!

22:27
+2

Лютик, атмосферно, затягивает.

И так затейливо, сколько приключений. И такой неожиданный финал. Круто

На девушку наложили епитимию затворничества, которую она не пережила. Келью не открывали, только замуровали отверстие, через которое подавали хлеб и воду.
— супер!

Чувствуется кое-где, что текст сокращался и хотелось бы больше подробностей, межличностных отношений между героями. Скажи, а ты любитель фэнтези или компьютерных игр? Откуда пришла такая идея?

Я свою черпала из «Киндрет» Пехова.

03:10
+2

Спасибо всем!

Лилу, я не читатель, я графоман.

В отличие от некоторых, я знаю, что есть Нечто, как Его ни назови. Строчки приходят ко мне сами, а на заказ я пишу редко, в основном поздравлялки. При этом я не могу сидеть и придумывать. Так у меня ничего не выходит.

Но среди всяких дел, вдруг приходит одна строчка, затем другая… И когда у меня появляется возможность их записать, они или зависают обрывком, или текут без остановки.

Мне остаётся только следовать за ними и логикой персонажей, а также бегать в инет, уточняя сомнительные слова, выражения, термины, или, как в данном случае — атрибутику и свойства героев, а затем причёсывать. Но последнее мне плохо удаётся.

А вообще, лучше, чем Булат Окуджава не скажешь:

В склянке темного стекла

из-под импортного пива

роза красная цвела

гордо и неторопливо.

Исторический роман

сочинял я понемногу,

пробиваясь как в туман

от пролога к эпилогу.

Были дали голубы,

было вымысла в избытке,

и из собственной судьбы

я выдергивал по нитке.

В путь героев снаряжал,

наводил о прошлом справки

и поручиком в отставке

сам себя воображал.

Вымысел — не есть обман.

Замысел — еще не точка.

Дайте дописать роман

до последнего листочка.

И пока еще жива

роза красная в бутылке,

дайте выкрикнуть слова,

что давно лежат в копилке:

каждый пишет, как он слышит.

Каждый слышит, как он дышит.

Как он дышит, так и пишет,

не стараясь угодить…

Так природа захотела.

Почему?

Не наше дело.

Для чего?

Не нам судить.


04:29
+1

Кроме меня ещё кто-то Окуджаву слушает?)))

Загрузка...