Фантасмаго

Фантасмаго
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
уровень критики:
Огонь (критика без ограничений)
Пояснение:
Третья

 

 Первое что Андрею приходило обычно на ум при мысли о детстве - река. Вначале она. Потом уже мать, отец, друзья и прочие «родственники».

 Широкая, красивая, гибкая. С мощным, быстрым, бурлящим течением и живописным великолепием залесенных, а в весеннюю пору ещё и подтопленных берегов.

 Хотя располагалась она далековато от села, да и тропинки, будь то короткие, будь длинные, вели к ней через густой диковатый лес, всё детство, кажется, провёл именно на берегу.

 Дождь и туман, лёд и снег, ледоход и паводок… купание и нырянье, наконец. Он познал её во все поры года. Мог легко воспроизвести в памяти самые разные сезоны; характерные для каждого из них образы, запахи, звуки…

 Теперь река настойчиво звала, манила:

 «Андрей, - ласково журчала она, приняв во сне образ стройной, соблазнительной женщины. - Где же ты? Я так соскучилась по тебе. Столько лет, столько лет… Приходи, милый. Я ведь жду тебя. Всё жду».

 Открещиваясь от видения, превозмогая нахлынувшую слабость, еле-еле отмахнулся во сне. И, внезапно, очнулся. Стараясь отогнать навязчивый шёпот, похоже, резко развернулся на кровати - само это движение его разбудило.

 Сразу выяснилось - вовсе не ропот реки преследовал его во сне, а гул телевизора, пронудившего всю ночь напролёт и теперь выдававшего порцию ободряющей утренней рекламы.

 Комната показалась незнакомой: драный номер в дрянном мотеле.

 Подробности произошедшего вчера возвращались не сразу, а рвано, словно после тяжёлого перепоя. Но понемногу вспомнил всё. Как бежал и прятался, как пытался сбить со следа собак, как случайно поймал попутку с хмурым дальнобойщиком за рулём, чудом оставляя преследователей и их кордоны далеко позади…

 А проснулся, выходит, вовремя – на всю комнату зазвучала тревожная мелодия выпуска новостей.

 «Подводка» обещала парочку «горячих» репортажей, самым завлекательным из которых выглядело некое «чрезвычайное происшествие» - о произошедших в области жутких, чуть ли не ритуальных, убийствах.

 Раздражённо ожидая информацию, Андрей, понемногу очухиваясь, пропускал мимо ушей шуточки и дурацкие «домохозяйственные» советы двух придурковато-милых ведущих.

 Кровавую хронику приберегли на финал передачи.

 Очень красивая девушка диктор, заметно бледная, тщательно отретушированная, сохраняя чрезвычайно сосредоточенное выражение лица, строго произносила, а он, как и многие другие, зачарованно слушал, с каждым мгновением поражаясь всё больше.

 «Вчера утром, - отчеканивала ведущая совершенно не мигая, вводя зрителей в трепет одним лишь пронзительным взглядом, - в селе… района… Во время спецоперации по задержанию серийного убийцы, известного по прозвищу… совместными действиями отряда быстрого реагирования, милиции охраны, а также организованной группы местных добровольцев, - информация не вполне доходила до Андрея, ему спросонья никак не удавалось уяснить услышанное в полном объёме, имена и названия проносились мимо сознания. - Оказал вооружённое сопротивление… погибли трое сотрудников милиции, пятеро ранены. Преступнику удалось скрыться, однако установлена его личность. Обратите внимание на эту фотографию. Вооружён и очень опасен. В случае… обращаться… На состоявшемся брифинге министр выразил соболезнования семьям погибших». 

 Затем показали беглый ролик: тот самый дом; перекопанный двор, несколько напоминавший поле боя; осколки стёкол и пятна крови повсюду.

 Внутрь дома оператора не пустили, да и обойти здание, похоже, не дали. Позволили снимать лишь то, что нужно. От остального оградили.

 Только голые детские пятки, показанные вскользь, сквозь раздробленные остатки двери – вот и всё из по-настоящему важного, что попало в эфир.

 Телевизионщики, очень стараясь, за неимением существенного материала, «нагнать» новости большего веса, привлекали в кадр практически кого попало. Так что вместо предметных кадров и чёткой диспозиции, последующий эфир заполнили комментарии перепуганных сельчан вперемешку с официозной патетикой.

 Причём большая часть так называемых «свидетелей» смотрелась со стороны типичными маргиналами, которые ничего на самом деле не видели и не слышали, зато с готовностью озвучивали на камеру самые нелепейшие слухи.

 Один за другим в коротких, обрывистых интервью, порезанных торопливым монтажом, перед зрителями явились: какая-то пропитая милицейская морда, подёрнутые паволокой грозные глаза министра, троица богомольных старушек, натуральных сбоку-припёк, полуграмотно рассуждавших о неких ангелах да архангелах и оглашавших апокалиптические сплетни, вообще непонятно на кого рассчитанные. Вероятно, на подобных им приживал и паникёров.

 Они всё продолжали и продолжали выступать, будто удачно захватившие трибуну забастовщики, но Андрей уже совершенно ничего не слышал, пытаясь прийти в себя. По-новому осмыслить произошедшее.

 Пусть не сразу, но кое-что всё-таки сообразил. После нескольких беспорядочных выстрелов, сделанных по сути наобум, никто, естественно, погибнуть не мог. А тут одних только раненых пять человек! Значит эти идиоты, вся эта толпа отщепенцев, и так званая милиция охраны, бывшая почему-то без формы, которую он вообще принял за мелкую уголовную сволочь… да ещё так званый отряд быстрого реагирования, состоявший, вероятно, сплошь из безумных бывших вдв-шников… устроили идиотскую перестрелку. Шмаляли, похоже, куда попало и больше друг в друга. Не удивительно, что ему удалось от них ускользнуть.

 Теперь, конечно, «полетят головы». Даже министр — вот же он, словно чёртик из табакерки, тут как тут. Будут ещё у них там всякие внутренние расследования… наверняка найдут вскоре крайних и обязательно вычислят самых виноватых…

 Всё как обычно.

 Но пугало Андрея даже не это. А то, что вопреки реально произошедшему, на страну дали совсем другую картинку. Вероятно даже, где-то отчасти, очень отдалённо, правдивую (кто-то же порешил бесцеремонно всех в доме, возможно действительно маньяк, хотя…), но тем не менее насквозь лживую и, главное, убедительно все косяки «органов» покрывающую.

 Осознал заодно и кое-что другое. Выразить собственную правду ему теперь вряд ли позволят. Ведь как нешуточно говорилось в той старенькой, всеми любимой комедии: «он слишком много знал».

 Оставалось одно – временно скрыться со всех радаров, исчезнуть с лица земли. Вот только решиться на подобное, конечно, легко, а сделать сложно. Он теперь чуть ли не преступник международного масштаба! У него, оказывается, даже прозвище есть. Какой-то там «терминатор». То есть прозвище то не у него… но по всем статьям теперь выходит, что таки у него.

 Тут уже никакие знакомые не помогут. Тут либо идти в ментовку и сдаваться, надеясь на торжество правосудия, либо…

 Вот только торжества правосудия Андрей отчего-то всерьёз опасался. Тем более министр ещё этот… если в дело вмешалась политика - добра точно не жди.

 Наскоро прокрутив в голове подобные мысли, мужчина сразу заторопился - задерживаться нельзя. Далеко не все там идиоты, поле их деятельности уже наверняка расширилось. Возможно именно в это самое время «пробивают» по району, сужая круг поисков - тут на отельчик и выйдут.

 К счастью, утренние новости мало кто смотрит – некоторые в это время ещё спят, а большинство уже ишачит вовсю. Да и на показанном по ТВ армейском фото «салобонского» периода он выглядел гораздо моложе, чище, наивнее. Не каждый сможет узнать в прошедшем войну мужчине с жёсткой щетиной прежнего угловатого подростка.

 Так что есть небольшой шанс то перебежками, то на коротких попутках подобраться к родному селу. Рискованно, конечно, но если быть осторожным…

 Уйти вглубь леса, немного вдаль от своего посёлка и реки, попытаться переждать там некоторое время, пока ведутся активные поиски – единственное, что приходило в голову. Тем более – полевая жизнь не в новинку.

 Но перед тем, как покинуть цивилизацию, нужно всё-таки заглянуть в родной дом, повидать напоследок мать.

 Зачем нужно? Андрею и самому было не до конца понятно. Просто нужно и всё… Мало ли что дальше будет.

 Поскорее отогнал от себя мысли о возможном «дальше». Но всё-таки, если как следует рассудить, именно она – его последняя связь с миром, единственный человек, которому можно вполне доверять. Пусть объединяющую их пуповину обрезали сразу после рождения, та всегда между ними незримо присутствует: через годы и расстояния.

 Давненько он, кстати, не был дома, хотя и пересылал периодически почтовые переводы, а несколько раз даже вызывал её в медпункт, где находится, кажется, единственный в селе телефонный аппарат. Вечно обещал приехать да всё никак…

 Когда как не теперь?

 Хотя, конечно, опасно. К ней обязательно явятся. Будут выяснять, выспрашивать, вынимать душу…

 «Вот потому и надо, - осознал внезапно.  - Приободрить, успокоить… вселить уверенность… насколько это вообще возможно».

 Поспешно принял освежающий душ и кое-как почистил одежду. Приведя себя немного в порядок, спокойно спустился в холл и хладнокровно выписался из отеля.

 Пробежался по местному рынку и магазинам. Купил всякого мелкого барахла – кепку, солнцезащитные очки, авоську. Малость консервов и слабопортящихся продуктов.

 «Затарившись» отправился в путь просёлочными дорогами, обходными путями. Где пешочком, где «на перекладных». Периодически сменяя маршрут и способ передвижения.

 У родной фермы высадился задолго до заката.

 Ещё каких-то два-три года назад молочное хозяйство вовсю работало, разнося по округе километровую вонь. Коровьи стада за деревянными ограждениями месили копытами грязь, встревая в неё по колено, и жевали свою вечную жвачку.

 В детстве он частенько бывал на ферме, ведь мама работала там оператором машинного доения. Ему всегда было так забавно наблюдать, как странные приспособления с бидоном отсасывают у тщедушных телиц тёпленькое молоко.

 Зато вот мельница… совсем другое дело! Они изредка ездили туда с отцом. Подвозили мешки зерна, получая взамен муку, из которой потом пеклись домашние хлеба… золотые деньки!

 Впрочем, всё это происходило будто в иной жизни или вообще не с ним.

 Иногда, словно одумавшись, осознавал, что на самом деле совершенно не помнит отца, рано ушедшего. А помнит лишь те, чуть более старшие детские годы, когда память ещё несомненно сохраняла его лик. И эти слабые, редкие, неточные воспоминания казались позднее, уже повзрослевшему Андрею, особенно сокровенными. 

 Хотя может и не было на самом деле никакого отца, а он в подростковом возрасте вообразил себе, будто тот был, и придумал дополнительные подробности. Наверняка и на мельницу ездили с дядей или ещё с кем-то из взрослых родственников, но задним числом приписал отцу… Так и возникло, как в двойном зеркале, странное и слегка пугающее воспоминание о воспоминании – уводившее сознание не в реальные картины прежней жизни, а в зияющую пустоту. Эдакую тёмную ловушку сознания, прикрытую светлыми образами прошлого.

 Совсем другое дело - воспоминания о войне. Последние, стоило только немного потерять бдительность, напрочь выжигали сознание. А иногда приходили ночью с такой явственной предметностью, что могли напугать и мёртвого... Но и они, на самом деле, не соответствовали действительности. Многократно воспроизведённые и подкорректированные в тревожных снах, эти видения давно не отражали реальность, а представляли собой лишь сюжетно-целостную версию произошедшего – не рваную и спонтанную, как в переполненной случайными событиями жизни, а более связную и односложную, как то, например, излагают в книгах.

 Ферма же нынче просто бездействовала – ни единой коровы на горизонте. Давно небеленые деревянные строения постепенно ссохлись, осели, покосились... трава и кусты кое-где разрослись практически до крыш строений. Зато воздух очистился – дышалось около неё теперь чрезвычайно легко, привольно.

 Вот только если бы не!..

 Засев в густой придорожной посадке, Андрей внимательно наблюдал за расположенным в километре от трассы посёлком. Выискивая хоть какие-то «знаки», вероятные следы преследователей.

 Что ж, если и наведывались уже, то надолго не задержались. Или не было пока никого. А возможно никому оно и вовсе не надо – искать его по забитым сёлам. Всё лучше преследовать преступников в больших городах, рассчитывая перехватить в аэропорту либо на крупной железнодорожной станции.

 Хотя Андрей быстро убедился, что никто его здесь ловить пока не собирается, но всё равно ждал до последнего: пока ночь поглотит мир, умиротворится дорога, затихнет последний лай собак.

 Несмотря на несомненную усталость и перенапряжение, никакой усталости и перенапряжения он на самом деле не ощущал. Даже в сон не клонило – так накалены были нервы.

 Когда всё окончательно замерло, пошёл напрямик через поля и огороды к своей хате.

 Хотя давно тут не был, ничего не могло сбить его с пути, слишком хорошо знал местность. На одних полях они с товарищами обрывали зелёный горошек – столь вкусный, когда молодой и сочный! Около других косил траву. Тут и там приходилось помогать соседям по хозяйству…

 А вот на этом самом месте у деда стояла маленькая пасека и они вдвоём, будто какие космонавты, одевшись в защитные костюмы с масками-сетками и обкуриваясь дымарями, весело «похищали» у пчёл медок.

 Дед затем вставлял рамы с сотами в пазы медогонной бочки и позволял ему осторожно покрутить веретено – янтарная жидкость сладко стекала на дно посудины…

 Жаль, какая-то неведомая болячка позже напала на пчёл и они все передохли. Да и дед вскоре тоже помер, а бесприютные ульи ещё долгое время стояли в уголочке участка, пока не ушли на дрова.

 Как бы заново переживая все эти детские огорчения, Андрей внезапно увидел свет в небольшом оконце. Вздохнул с облегчением - мать ждала его.

 Сидела, полностью одетая, уперев подбородок в ладонь, у стола, при свете ночника и работающего, с выключенным звуком, телевизора.

 Приблизившись к дому бесшумной тенью, легонько постучал в раму, предупреждая о своём приходе.

 Услышав стук, пожилая женщина внутри встрепенулась, бросилась к окну. Щурясь в темноту, слегка приоткрыла форточку.

- Ты?! - произнесла испуганно.

- Я, - подтвердил сдавленным голосом.

 Толком никого не разглядев, просто кивнула в ответ и пошла открывать.

 Да уж. Не таким тайно-вороватым представлял он себе приезд домой, ох не таким… Однако возвращение блудного сына состоялось. И хорошо всё-таки, что состоялось уже сегодня. Иначе она ждала бы его завтра, послезавтра… каждую божью ночь.

 Стоило только стать на порог, как бросилась навстречу, обняла и сразу разрыдалась.

 Подобное изъявление чувств всегда казалось Андрею несколько странным, наигранным. Но не теперь. Теперь, конечно, всё взаправду.

 Мужчина постарался смягчиться:

- Ну что ты, ну хватит, - произнёс, поглаживая женщину по спине. - Всё хорошо. Всё будет хорошо…

- Ох, сынок! - всхлипнула она.

 Тут внимание Андрея привлекло окно у входа. На месте форточки зияла колотая дыра, кое-как прикрытая куском фанеры. 

 Он сразу раздражился.

- Это что ещё? -  кивнул на разбитую форточку.

- Ой! - отмахнулась она. - Просто камень бросили. Ты ничего, ты не обращай. Дети, наверное, шалили…

- Дети, говоришь?

- Не волнуйся так, - затряслась она, - завтра Васильича попрошу, заделает.

- Хм. А если Васильич откажется… заделать?

- Что ты?! Васильич не откажется. Кто, кто, а он… Нет, Васильич не откажется.

- Слушай, мам, - всерьёз разволновался Андрей. - Возьми всё, что осталось ценного. Запри дом, ставни забей и поезжай в город, к сестре. Поживи пока у неё. Очень прошу!

- Ладно тебе. Никуда я не поеду. Да и ничего со мной не сделают. Что тут я?..

- Прошу, мам, поезжай. Так лучше будет. Всем.

- Ладно, подумаю. А как же ты?

- В лес пойду. Надо немного переждать.

- Значит, как зверь какой, будешь в чаще прятаться? Разбойником шататься?

- Буду. Лучше вольным в лесу, чем у этих мудаков на прицеле.

- Ох, сынок. Вышел бы на площадь, стал на колени, повинился перед людьми…

 Андрей раздражился ещё сильнее:

- Ты что это вздумала, мам? Я ни в чём не виноват, так что нечего мне тут!..

- Но…

- Брось это, говорю тебе - никого не убивал!

- Так уж и никого? - печально покачала головой.

Внезапно понял к чему она клонит.

- То война, мама, то совсем другое дело было! - окончательно вспыхнул он. - Как ты не понимаешь?! Ладно, нет времени на споры. Мало ли кто и что видел… Слушай, если не хочешь уезжать… слушай внимательно, хорошо, мам? Пожалуйста! Это очень важно. - Ровно через три недели. Старый дзот помнишь? Картошка, спички, консервы. Что уже сможешь собрать и донести. В мешок. Сложишь у стены в кустах, где погуще. Хорошенько его припрячь там… Только смотри, осторожно. Чтобы никто, чтоб ни одна душа…

- Хорошо, сынок. Я всё сделаю… А зимой-то как?

«Погоди, - мысленно усмехнулся Андрей. - До зимы ещё дотянуть нужно».

- И выбрось трепотню телевизора из головы, - закончил прежнюю мысль. - Я чист, так себе запомни и всем смело говори.

- Хорошо, - тяжело вздохнула она. -  А переодёжка там… в твоей комнате. Я всё подготовила.

 Выцветшая футболка, полевая форма, сложенный плащ-дождевик действительно лежали на его старой кровати. Да ещё берцы при входе. Всё, что однажды скинул с облегчением и к чему более никогда не собирался возвращаться. Но вот, пришлось.

 Принялся неохотно переодеваться из цивильного в старое армейское, словно становясь постепенно тем прежним юным солдатом, которому… - Твёрдо посмотрел в глаза мужчине из трельяжного зеркала. - ...которому убивать действительно приходилось.

 Переведя взгляд с собственного отражения в сторону, заметил в дверях, в полутьме, мать. Загадочно склонив голову набок, старушка рассеянно за ним наблюдала…

 А ведь даже она сомневается. Но, в самом деле - так уж и не виноват? Чёрт подери!

 Обнялись на прощание. Она перекрестила его напоследок, а он неохотно позволил, чисто для её спокойствия, почти как тогда, когда уходил на службу.

 Затем, самую малость приоткрыв дверь, Андрей вынырнул во двор и, надеясь так и остаться никем не замеченным, поспешно растворился в ночи.

+3
22:17
124
RSS
07:45
+3

Скока букав! Какой ты, Вит, всё-таки умный!)))

Огрешки есть, потом уточню какие именно. Ночью приду.) Но повествование кажется достаточно стройным и логичным.))

22:02
+2

угу, прям писец какой. даже кепка на голову не налазит ))

22:03
+1

Писецовая кепка? Похолодало, да? Замёрз, да?)))

22:30
+2

не, у нас жара. никак не пойму — лето уже закончилось или тока начинается?

23:03

И снова седая ночь.

И только ей доверяю я…



Вит, я иду!))

21:07
+2

Я дочитываю (в электричке увлекся), и у меня есть что сказать. Пару минут

21:27
+2

Ну, поехали. О плюсах говорить не буду. Тебе итак известно, что пишешь хорошо. И, к тому же, сейчас тебе о них обязательно скажут. Считаю, что ты не нуждаешься в похвале, ибо портит она тебя, как автора.

Мне глава не понравилась, хотя плюсанул, потому как в курсе, читаю и есть что обсуждать.

Чем не понравилась? Твои размышления, перемешанные с мыслями ЛГ, зашкаливают. В связи с этим возникает вопрос: ты решил, что не до конца раскрыл читателю характер и намерения ЛГ или просто упражняешься в подаче контента? Зачем, мне как читателю мысли ЛГ, а уж тем более — автора? Я что, тупой? Сам не догадаюсь, если ты мне просто предложишь картинку? Не пойму, если просто выразишь все диалогами и действиями?

Второе: текст изобилует штампованными клише (простите за плеоназм) как в образах:

«Андрей, — ласково журчала она, приняв во сне образ стройной, соблазнительной женщины


Так и в сюжете: увидел в новостях про розыск себя, прикупил очки с накладными усами и кепку и свалил.

Бл«ть, а это вообще что?

Вышел бы на площадь, стал на колени, повинился перед людьми…


Это что, Морозова из Камеди Вуман?

А в целом — не плохо!

22:16
+2

Вышел бы на площадь, стал на колени,


Это кажись из Федор Михайлыча, хотя сейчас уже не скажу, точно не помню )))



Насчёт клише канеш согласен — тут ничо не поделать, фантазия слабая, постоянно хромает на обе ноги, приходится двигаться по пути наименьшего сопротивления, иначе вообще никогда не допишу)).



А что касается риторических длиннот, это у меня бдзик такой — всё должно быть параллельно-перпендикулярно: есть пролог, знач будет и эпилог, три части по три главы, в каждой главе по пять страниц вордовского текста… не хватает на пять страниц материала? — так вынь и положь… *лять, как от этого избавиться, а?

22:33
+2

Не парься. Это я просто очень злого дядю включаю. Так-то мне нравится. А фантазию — развивай конечно. Можно гриб изнасиловать, например гриб изнасиловатьСам два раза насиловал шампиньон в пятерочке. Прям через пакет А кому щас легко?

22:36
+4

ты ента, на мухоморы переходи, на мухоморы

22:54
+2

Слушай, я ведь только что заметил, что ты сокращаешь название с конца. Это для отрицательного хроно или че задумал?

22:57
+3

эта от скуки

22:57
+2

Йомаёо, скока опять тут всего… (позже осилю, наверное...)

Пойду пока через плечо сплёвывать

23:19
+2

семечки. лучше семечки лузгать. а тогда уже сплёвывать

23:24
+1

От семечек голос сипнет, а вот, то, что начитки нет и не будет — тут не только сплёвывать через левое плечо надо, а для уверенности, ещё и обойти вокруг света, хотя бы разок))))))

23:25
+2

думаю, будет. гарнитуру я вчера купил, завтра если не встречу какого-нибудь старого друга, то…

23:28
+1

Я в режиме ожидания))

15:07

Читается легко, интересно. Есть кое-какие опечатки, я думаю:

Наскоро прокрутив в голове подобные мысли, мужчина сразу заторопился — задерживать нельзя.
задерживатьСЯ?
а более связную и односложную, как-то, например, излагают в книгах.
как то, дефис не нужен
Давно небелеННые деревянные строения постепенно ссохлись, осели, покосились...
небелеНые
а бесприютные ульЯ ещё долгое время стояли в уголочке участка, пока не ушли на дрова.
ульИ

12:31
+1

О, пасиба. Поправлю))

23:53

Обещала ночью откомментить тебя жёстко, но не сказала, какой именно ночью это всё будет.)))

Почему не сегодня? Начинаю…



«Он познал её во все поры года...» — Млять, столько живу на свете, а что «познать» её ещё и в поры можно… Ты открыл для меня новую грань «познания»!)) Обожаю тебя!❤ Но эту красивую фразу подари, пожалуйста, Гарди. И текст выиграет, и Гарди приятно будет.))

Предложение про сезоны, звуки и запахи… я бы сделала более удобоваримым, но это не обязательно.

То место, где река зовёт и манит в образе женщины — убирай к чертям. До этого ты всё это уже открыто сказал (что она для него как женщина), не делай масло масляным. Но ощущение зова надо бы оставить — это очень хорошо.

"… открещиваясь от видения..." — во сне не может быть видений, там только сны. Разве нет? Пусть он просто превозмогает слабость… Короче, вырезай излишнюю красявошность со всеми журчаниями, шёпотами и ропотами. Гул телеизора — тоже не айс. Гудят самолёты, холодильники и комбайны в поле… А вот образ телевизора, который пронудел всю ночь — мне очень понравился! Часто оставляю телевизор включённым на всю ночь, и он действительно нудит!))

"… случайно поймал попутку с хмурым дальнобойщиком за рулём..." — почему случайно? это было неожиданно что ли? попутка, значит, по пути, в одном направлении… случайность тут ни при чём. почему поймал? почему сразу двоих? дальнобойщик в комплект входил? Может лучше «удачно тормознул», а не случайно поймал. И не попутку, а замызганную какую-нибудь фуру, например. Тогда и дальнобойщик будет к месту, если захочешь его оставить.

Предложение про маргиналов можно убрать без ущерба для текста. В двух предыдущих ты уже раскрыл эту тему. И в последующем тоже. Скока ж можно об одном и том жеш?

"… короткие попутки..." — это как? Это автомобили «Ока» что ли? «Так что, есть небольшой шанс — где-то пешком, где-то на попутках — добраться до родного села.» — более удобоваримый вариант. Нет? Не особо красявошный, но… и препинаки не знаю правильные ли…

Оператор машинного доения? Трудовую книжку он что ли прочел? Звучит странно…

«Услышав стук, пожилая женщина внутри встрепенулась...» — внутри чего? Себя? Дома? Разреши ей просто встрепенуться. Не внутри. И так ведь понятно, что она внутри дома, а не на крыше сидит.

Идея с площадью и повинением — это клиника. А предупреждений по тексту, что старушка душевно больная — не было!

— Ох, сынок, а может всё-таки повиниться? — что-то в этом духе. И чуть более натурально, и Достоевским почти не отдаёт…

"… загадочно склонив голову, рассеянно наблюдала..."- я тебя грохну, Вит! Не та у матери ситуация, чтобы быть загадочно-рассеянной! Если только на голову опять-таки не больна… А вот смотреть на него с тревогой (или тревожно смотреть) — да!

"… самую малость приоткрыв..." — во-первых, самую малость и приоткрыв — масло масляное; во-вторых, в самую малость взрослый мужик не пролезет. Пусть просто приоткроет. И так понятно, что не распахнул.

Всё. Это по недостаткам. Теперь по достоинствам — читала залпом. Понравилось.))

21:07
+1

+++

потом пересмотрю и что-то поправлю

пасиба!!!

21:18

Тебе пасиба! Ты заставляешь меня читать.)))

Загрузка...