Все мы мертвы в черной субмарине

Все мы мертвы в черной субмарине
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
уровень критики:
Огонь (критика без ограничений)
Пояснение:
Спасибо Орте за "Милого Принца (2.0)" и чудесную фразу "Пойдем ко дну!"

Мышиный писк таймера

Поздравляет с недобрым утром.

Если так, то нужно зажечь свет:

Где-то на свободе все-таки встает солнце.

Немое кино ночи

Скоро сменит дневной боевик.

У меня над койкой картинка:

Старый дом и пустырь, а за ними –

Гряда холмов, как четырежды перебитая спина.

Нетоварищи пожимают плечами,

Но это безвкусное фото посвящено земле,

Грязи и пыли, камню, асфальту, почве –

Суше.

На карте ее бледные пространства

Иссечены порезами рек,

Точечными проколами озер,

Глубокими поражениями морей,

Смертельными ранами океанов.

Мы сейчас в одной из таких,

Бороздим тонны соленой крови,

Похороненные за прочной стальной обшивкой.

Есть такое место,

Куда ты указываешь дорогу врагам.

Северяне верят, что там – снега и мрак,

Южане рисуют охваченных пламенем стражей

Над потоками лавы.

А я точно знаю, где оно.

Двигаюсь, как насекомое,

Попавшее в глаз иллюминатора.

Здесь лишь мертвая вода,

Но она образует стены,

Становится гигантским прессом,

Молотом, занесенным над головой сухопутного дурака,

Паразитирующего в чреве субмарины.

Вот он, наш ад –

Мили молчания,

Немощные лучи,

Пронзающие грандиозную темень,

Уродцы глубин,

Умершие много столетий назад,

Приплывающие поглумиться над нами.

Мы живем по картам.

Как наколки на тело,

Наносим на них пунктирные линии курса.

Они многократно пересекают друг друга.

Наступит день, когда вся карта станет

Сплошным красным пятном.

Мы знаем, где находятся берега;

Навигационные приборы

Работают, как сердца;

Ни одна стрелка на шкале не врет,

Все надежно и слаженно в машинном.

Но субмарина движется

Сквозь колоссальные залежи отмерших волн,

И ее не покинуть:

Она и есть то самое место,

Куда отправляли меня враги,

Адрес, по которому живут проклятия,

Самая глубокая из преисподних.

Капитан смотрит в иллюминатор

И в темени видит свое отражение –

Единственный, у кого не череп

Вместо лица.

Никто здесь не носит прежних имен,

И за спиной у него

Стелется шепот: «Вергилий»

Странная добрая воля

Привела его сюда;

Последняя морщина легла на чело

…надцать лет назад,

И теперь мы все движемся в системе координат,

Из которой выломали ось времени.

Иногда кто-то из нетоварищей

Затевает мятеж;

Кто-то говорит напрямую: пойдем ко дну!

А кто-то видит за стеклами призраки живых.

Но Вергилий ведет субмарину дальше,

В темень и глубину.

Лучи света не отразятся от ее обшивки,

И острые донные камни

Не вспорют стальное брюхо.

Зачем он здесь? – Ответ на зудящий вопрос

Ускользает, как отпечаток на периферии зрения,

Как вещий сон, спугнутый писком таймера.

Все мы мертвы в черной субмарине,

Но ответ на главный вопрос

Кроется в вертикальном ущелье

Между бровей капитана.

Я проверяю новый курс.

Старший нетоварищ калибрует датчик глубины погружения.

Юнга прогоняет с иллюминатора

Удивленного глубоководного уродца.

Может, и не так страшен ад,

Каким его наносят на карту.

+8
18:15
136
RSS
23:08
+2

Винс, вот тебя прорвало… +



Я твоя вода. Не враг. Я твой дом. Бездонное твоё пространство, где ты уже не человек, но ещё не дельфин.

10:10
+2

… И, пока я переплываю огромный пролив от души сухопутной до существа, посвященного тебе, — храни меня, мой бездонный мир.



Спасибо, Кош!

12:05
+1

Класс!

07:04
+3

Ух, у меня два образа сложились-соединились при прочтении «x files» и «водный мир» )

Интересная у тебя подача, оригинальная, непонятно то ли проза в столбик, то ли стихи без рифмы. Нравится, но длинно, длинно, длинно не всегда решаешься прочесть ))

10:11
+2

Панти, я ведь я ни то, ни другое не смотрел… любопытно вышло)

Обычно я — верлибрист, вот и здесь тоже верлибр, хотя именно этот как раз больше похож на «прозу в столбик»

Комментарий удален
10:12
+2

О! Кого я вижу!

16:08
+4

Долго подступался к работе. Действительно, длинная, не знаю, плюс это или минус. Образность — впечатлила.

Технически — безупречный получился верлибр.

Плюс твердый.

10:12
+2

Ками, очень рад прочесть эти слова от такого вдумчивого, умного читателя. Спасибо тебе!

20:49
+2

Похоже на Летучего голландца, только подводного. А ещё возникли ассоциации с «Божественной комедией» —

Но Вергилий ведет субмарину дальше, В темень и глубину.


Согласна с Кадзе — верлибр отменный.

10:14
+3

О! Ну наконец-то кто-то озвучил его имя: «Летучий голландец»! Мне показалось классной идеей перенести все действие с заливаемой волной палубы, с плещущих парусов и девятых валов в сумрачный донный мир, где мало что происходит.

И Вергилий, конечно, от Данте.

Спасибище)))

Алессандра
15:23
+5

Мышиный писк таймера просто блеск. Робкий, несмелый, но настойчивый и назойливый, как мфшиная возня. К тому же припомнились крысы на корабле. Очень зримо немое кино ночи сменяется дневным боевиком.

В общем, все здесь в таком роде. Читать-не-перечитать-любоваться-упиваться.

СуперВинс!

18:12
+2

А чего гостем-то?

18:38
+3

Ой, спасибо, Алесс! Ты будто сама на этой субмарине побывала… осторожно, руки на перила, и медленно уходи, главное — не оглядываться! Ты нам нужна здесь, наверху)

О крысах — отличное наблюдение тоже

17:33
+2

Ого, сколько тут всего «вкусного»! Нет, наскоком это не возьмусь разбирать. Вернусь и буду смаковать.

15:35
+2

В свое время Гарди напомнил, что в литературе существует хвалебная критика. Вот именно ей я сейчас и займусь.

Осуществила повторный… неее, не наскок — наплыв. И все равно даже и не знаю, чем именно восхититься! И это при всей моей нелюбви к мрачной гамме в палитре сюра. Великолепная система образов персонального ада, когда грань между то ли замкнутым и всеми забытым глухим кубом квартиры, то ли поврежденным сознанием пленника субмарины, то ли мытарством грешника на последнем уровне ада, стройна: строчка за строчкой, словно последняя капля, погружает в во все более и более страшные глубины. Да и само слово глубина обладает в стихотворении такой многозначностью, что каждый читатель способен здесь найти что-то свое. Число абсолютно авторских превосходных образов столь велико, что я беспомощно опускаю руки: мышиный писк таймера, немое кино ночи скоро сменит дневной боевик, гряда холмов, как четырежды перебитая спина, порезы рек, точечные проколы озер, глубокие поражения морей, смертельные раны океанов, карты, как наколки на тело, система координат, из которой выломали ось времени, вертикальное ущелье между бровей капитана... — лишь небольшой перечень того, что выдала бездонная фантазия автора.

Даже и не знаю, выдаем ли мы теперь вишенки и перчики, но если бы я стала их тут раздавать за все эти находки, у меня получились бы 3-литровые банки вишневого варенья и лечо.

Единственное место, которое меня немного смутило, —

Мы живем по картам.

Как наколки на тело,

Наносим на них пунктирные линии курса.

Они многократно пересекают друг друга.

Наступит день, когда вся карта станет

Сплошным красным пятном.


Не будет ли логичнее в последней строке сплошное синее пятно или черное, поскольку это наиболее часто встречаемые цвета в наколке?

А вообще снимаю шляпу перед автором и в лучших традициях антиэстетизма, восхитившего меня против воли, говорю: «Сдохнуть, как круто!»

Загрузка...