Фантасма

Фантасма
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
Мои ожидания:
  • полный разнос без ограничений
уровень критики:
Огонь - критика без ограничений
Пояснение:
пропущенная глава, нифига недоделанная

 Фантасмаг

 

 День за днём проносились в пьяном угаре. Утро начиналось с обнаруженной в подтекавшем холодильнике недопитой бутылки водки. После обеда, снабдив женщину деньгами, отправлял её за следующим «снарядом». А затем… короче говоря, первое время вёл себя совершенно как моряк, вернувшийся из долгого рейса: жрал, бухал, трахался. Разве что не буянил, не позволяя себе окончательно отпустить вожжи.

 Обживался помаленьку в новом доме, привыкал к обстановке. А место казалось хорошим, место нравилось. Богом забытый пригород, холодноватый, но просторный дом, ладная «супруга»… есть где развернуться. Можно и похозяйничать немного, заодно - подлечить колено.

 Как-то ночью, не успев вполне протрезветь, проснулся от стука в окно. Поначалу едва различимого, затем всё более громкого и настойчивого.

- Лида, Лидка-а, – приглушено доносилось со двора. - Выходи уже!

- Я сейчас, - когда невозможно стало игнорировать уличный зов, испуганным шёпотом сказала она, приподнимаясь с кровати.

 Но уже, хоть и с тяжёлой головой, вполне очухался, проникнувшись, по мере пробуждения, к голосившему ненавистью.

- Лежи, - приказал холодно. - Я сам.

- Но…

- Ле-жи!

 Вышел из дома как был - совершенно голый. Прошкандыбал босиком по влажной траве за угол дома. Натянуто-ласково поинтересовался у стенавшего под окнами пьянчужки:

- Ты чего тут шумишь, дружок?

- Так это… – пробормотал тот, разглядев в темноте матёрого обнажённого мужчину. – Лидка же…

- Забудь. Она больше не выйдет. И другим передай. Понял?

- Ага, - придурковато согласился «дружок», растерянно отступая, облизывая пересохшие губы.

- А если ещё кто ночью припрётся, - добавил устало. - Так я из винтовки начну по вам шмалять. Ясно?

 Парень только загривок почесал:

- Куда уж яснее…

- Молодец. Вот и иди себе. И больше не шуми тут, - воздел палец к небу, – ребёнок, понимаешь, спит.

 Спугнув пришельца, поспешил, уже не справляясь с ознобом, в домашнее тепло. А в комнате ждала «картина маслом».

 Лида, озарённая изменчивой свечной лампой, возлежала на перине. Правая рука, просунутая под наволочку, слегка приподнимала край подушки, поворачивая голову женщины в направлении дверного проёма, помогая лучше разглядеть вход. Ни дать, ни взять – царица Савская на ложе, бросающая загадочный взор в темноту.

- Всё хорошо, - пояснил коротко, отвечая на её безмолвный вопрос. - Больше не придёт.

 Она встревожилась ещё заметнее, хотя в голосе прозвучало облегчение:

- Правда?

- Абсолютно.

- Ну, и слава Богу!

 Когда прилёг рядом с Лидой, поглубже закапываясь в тёплое одеяло, поневоле наталкиваясь на нежные участки её тела, ощутил в моменты случайных соприкосновений мимолётные покалывания по коже, напоминавшие воздействие статического электричества, только ещё более дерзкие, возбуждающие.

 Тлевшие втуне угольки раздражения, разворошённые ответным трепетом женского тела, с новой силой полыхнули в груди.

- Только ты вот что… - произнёс резко, ослеплённый яркой вспышкой внутреннего пламени.

- Что? - затрепыхалась она.

 «А вот что!» - хотел было выкрикнуть, но пресеклось дыхание. Невыраженное восклицание повисло над кроватью угрожающим отголоском.

 Вместо всяких слов просто перекинул через Лиду ногу и грубо подмял женщину под себя.  

 Она дёрнулась было в сторону, пытаясь выбраться из-под навалившейся ноши, вызвавшей в сознании мысль о тяжести могильной плиты, но безрезультатно. Ощутив бесполезность спасительных усилий - замерла, хватая воздух раззявленным ртом, будто выкинутая на берег рыба. Крупицы кислорода хоть и не проникали глубоко в лёгкие, но всё-таки позволяли дышать, пусть даже едва-едва.

 Настойчивыми толчками бёдер раздвинул ослабевшие ноги женщины и бесцеремонно вошёл в неё: распластанную, обездвиженную, почти раздавленную. Опершись на локоть, откинулся немного назад, продолжая, сцепив зубы, настойчиво биться лобком о лобок. Рассчитывая, что однообразное трение вскоре приведёт к желаемому результату.

 Но тщетно. Распоясавшаяся ярость требовала приложить чуть больше усилий для достижения удовольствия.

 Немного ослабил напор. Потянулся губами к однообразно покачивающемуся перед глазами фалангообразному соску. Придавил пальцами немного пониже широкой ареолы, делая на субтильной коже такие углубления, будто пытался добраться до самой основы груди. Лишь наткнувшись на рёбра, оставил «наливную» в покое и повёл руку выше, к выпиравшей ключице.

 Слегка коснулся хрупкой, совершенно белой на вид, шеи. Осторожно провёл вверх и вниз вдоль трахеи, мягко прощупывая каждую неровность, каждую впадинку горла. Неторопливо поглаживая и массируя всю его поверхность: ощущая и скованность подзатылочных мышц, и тёплую пульсацию сонной артерии.

 Жёстко зажав ладонью гортань, припал к стиснутым губам Лиды столь жадно, словно пытался высосать из сжавшихся складок всю составляющую их мясистую слизистость.

 Ощущение прихода усилилось. Приятная волна стала накатывать за волной, но для достижения каждой последующей требовалось всё крепче сжимать женщине горло.

 Лида неистово забилась в руках.

 В тот самый миг, когда она, практически потеряв сознание, затихла, словно смирившись с неизбежным, ощутил мощную оттяжку - будто пуля вошла в сердцевину лба, мгновенно разреживая мозг, вынося вместе с собой остатки сознания.

 Тело моментально ослабло – охваченный конвульсиями рухнул на Лиду. Попытавшись последним усилием воли вернуть контроль, поспешил было опереться на подворачивающиеся руки-ноги-крылья, но только окончательно потерял равновесие и повалился на бок, вызволяя женщину из полона.

 Лида тут же, ощутив облегчение, судорожно вскинулась с постели и надсадно задышала полной грудью. Немного восстановив дыхание, сбросила с себя остальную массу изнурённого мужского тела, и облегчённо распростёрлась на постели, продолжая размеренно вдыхать и выдыхать, понемногу приходя в себя, впитывая каждое сладкое мгновение заново обретённой жизни.

 После вспышки озверения, преодолев короткий период слабости, сразу стал мягким и ласковым. Тёплым. Целовал хрупкое плечико, шептал несуразные нежности, ластился, а затем и вовсе уснул по-младенчески, оставляя в помалу успокаивающейся женщине полнейший разброд мыслей…

 Однажды утром выбрался на веранду с раскалывающейся от многодневного запоя головой. Зачерпнул из до краёв наполненного ведра ледяной колодезной водицы. Первую кружку вылакал залпом, а вторую – спустившись с крыльца под яркое солнце, вылил, чтобы хоть немного освежиться, себе на голову.

 Малёха оклемавшись, окинул двор тяжёлым похмельным взглядом.

 Гора поленьев, выгруженных посреди двора. Трава по пояс. Покосившийся, а кое-где и вовсе повалившийся забор. Прогнившее крыльцо.

 Значится: крыша прохудилась, дрова не рублены… работы предстояло много. Что ж, погулял, да и хватит. Пора за дело. Только вот не сейчас, а немного позднее…

 Поспешил в нужник.

 Облегчённо застёгивая на обратном пути штаны, поскорее возвращаясь к кровати, заметил, внезапно, шевеление у летней кухни.

 Некий мальчонка, которого ранее почему-то не заметил, преспокойно сидел себе на лавке под навесом и вовсе кажется не обращая внимания на происходящее вокруг, вольно перекинув ногу на ногу, обрабатывал обрывком наждачки рогатую палку.

 «Что ещё за?!.. - удивился поначалу, но сразу вспомнил. - Ах, чёрт! Сынок же…»

  Хм... старательный вроде. Пожалуй, можно и его к делу приладить.

  Притормозив у двери, окликнул пацанёнка.

- А ты чего это не в школе вообще?

 Мальчик глянул было волчонком, но сразу отвёл глаза, будто не к нему обращались. Колкий этот взгляд, всё разом разъясняющий, понравился; полоснул душу.

- Ах, да! – тотчас вспомнил, признавая собственную неправоту. - Не сезон ведь…

 Поскорее зачерпнул из живительного ведра.

- А мать-то где вообще? – поинтересовался, хлебнув воды.

- На рынке, – нехотя ответил мальчик, сосредоточенный на работе.

 Поставил кружку на место, подытожил, притворяя за собой дверь:

- Ясно. Ну, гуляй пока.

 Блаженно завалился на кровать и мгновенно отрубился. Проснулся вдруг от давящей духоты, не вполне понимая – это ещё прежний день или уже следующий?

 Заново выбрался на улицу.

 Солнце стояло необычайно высоко – изнурительный август всё никак не желал заканчиваться. Мальчишка по-прежнему сидел на лавке, в тени. Осторожно пропитывая казеином, тщательно обматывал обработанную ранее «шкуркой» рукоять кожаным шнурком.

 Рогатка выглядела со стороны практически готовой к использованию.

 Выходит, несмотря на внутренние ощущения, не так-то много времени с предыдущего пробуждения прошло.

  Понаблюдав издали за окончанием работы, подозвал мальчишку к себе.

- Эй, ты! Как тебя там… иди-ка сюда.

 Малец встал и, глядя куда-то в бок, нерасторопно подошёл.

 Резко на него замахнулся, будто собираясь отвесить оплеуху, но, в последний миг изменив движение руки, просто почесал себе за ухом. Мальчишка сразу отшатнулся в сторону, бросив в ответ опасливый взгляд.

- Не сцы, пацан. Солдат ребёнка не обидит! – ухмыльнулся, протягивая руку, - А ну, покажи работу. Что там у тебя получилось?

 Малец неохотно, лишь по привычке подчиняясь велению старшего, подал рогатку. Вряд ли рассчитывая на чужую похвалу, в крайнем случае – на самую поверхностную, какой взрослые обычно оценивают детские занятия, кажущиеся им слишком примитивными.

  Покрутил рогатку в руках, осторожно натянул резинку, прикинул к глазу. Сдержанно похвалил девайс:

- Молодец, хорошо сделал. А скобы есть?

  Пацан выгреб из кармана горсть металлических загогулин.

  Выбрал из них одну, рассчитывая сразу скрутить её в пальцах, будто мягкую пивную крышечку. Но, не тут-то было – скоба поддалась с трудом.

- Ого, закалённые? Добротная работа! – удивился даже, поглядывая на мальца с новым интересом. - Небось, на охоту собрался?

 Тот промолчал.

- Ну-ка, давай опробуем.

 Быстро оглянулся, высматривая подходящий ориентир. Сходу подметил ласточек, то и дело выскальзывавших из-под шифера пристройки; порхающих над участком.

- А вот и цель, - воскликнул радостно, - смотри сюда!

 Быстро пальнул из рогатки. Мимо!

- Давай, ещё давай! - охваченный азартом, закричал мальцу.  

 Тот, в свою очередь проникнувшись странным волнением, поспешно высыпал на протянутую ладонь всю самодельную обойму.

 Рассыпая лишние, поспешно запустил в небо несколько скоб подряд, пытаясь таки угнаться за ласточкой.

 - Вот оно! - воскликнул радостно. 

 «Пулька» прошибла краюшек крыла, отстрельнув кончик оперенья. Птичка, впрочем, тут же сумела выровнять полёт и умчала в небеса с удвоенной скоростью.

- Ах, ты, гадина! Но неплохо, неплохо. Хорошая штука... Вот, держи. Возвращаю.

 Малец принял обратный дар чуть не с благоговением. Разглядывая теперь собственную подделку с особым интересом.

 Взбудоражено потрепал пацанёнку волосы, окончательно разрывая зародившуюся было натянутость в отношениях.

– Ну, красава! Хорошую штуку соорудил. Попозже ещё малость поразвлекаемся. А пока… как насчёт того, чтобы немного мне помочь? Надо прибраться тут... - окинул двор сосредоточенным взглядом. - Что скажешь? 

 Мальчишка, удовлетворённо пряча рогатку в задний карман, улыбчиво кивнул и послушно поплёлся вслед за старшим.

- Тогда давай, – провозгласил, останавливаясь возле козлов, и забрасывая на приспособу валявшееся под ногами толстое бревно. – Зима на носу, а дровишек нету. Умеешь, надеюсь, с ножовкой обращаться?

 Пацан с некоторой гордостью ответил:

- Так… с мамкой пилили.

- Вот и отлично. Теперь со мной попилишь.

Быстро наметил место разреза.

- Подхватывай!

 Работа заспорилась. После пары-тройки поспешных, неслаженных отметин на бревне, «Дружба» твёрдо вгрызлась в дерево. Наземь посыпалась крупная стружка.

 Понемногу распилили одно, два, три...

- Погодь. Перекурим.

Присели рядом на пеньки. Вытянул из кармана сдавленную пачку сигарет. Протянул младшому. Тот отрицательно замахал головой.

- Не куришь, значит. Разумный вариант. Я и сам было бросил… но теперь – надо.

 Почему надо – пояснять не стал, а тот и не поинтересовался. Может – понял?

 Продолжил наблюдать юнца искоса: интересно, сколько таких «папашек» у него уже было? Задумчиво затянулся.

 А мальчишка так и сидел себе рядом, просто разглядывая землю под ногами, непонятно чего ожидая. Наверняка, хотел сдрыснуть поскорее. Или?.. Странный всё-таки он какой-то.

- Ты вообще, чем занимаешься? – поинтересовался, выпуская дым в блеклое предосеннее небо. 

 Малец неуверенно пожал плечами.

- Так, ничем особенным.

- В школу хоть ходишь вообще?

- Вообще-то хожу.

- Ну, это ясно. А в свободное, скажем, время?

 Пожал плечами:

- Просто играю.

 Такая неопределённость ответов несколько раздражала:

- Сам играешь, что ли? А друзья твои где?

- Нет у меня друзей, - грубо отрезал мальчик, вновь бросая в ответ тот самый взгляд, что прежде привлёк внимание.

 Посмотрел на паренька с возросшим любопытством.

- Ясно.

 Отщёлкнул окурок вдаль.

- Так что, продолжим? Силы есть ещё?

- Можно и продолжить, - слишком уж степенно, явно приглушая внутреннее волнение, согласился тот. - А силы найдутся.

 Наверняка от взрослых понабрался...

- Вот и лады! 

 Продолжили пилить. На мгновение притормозил, кое-что вдруг осознав.

- Значит, оружием интересуешься... Как насчёт настоящей, реальной охоты? Хочешь пойти?

 Пацан бросил в ответ сомневающийся взгляд. Ответил слегка недоверчиво, но вполне убеждённо:

- Хочу.

Удовлетворённо кивнул.

- Сходим, значит. Обязательно сходим! – от мыслей об охоте сам взбудоражился, так что в данное ребёнку обещание поневоле проникло нечто искреннее, настоящее, сразу вызвавшее ответное доверие мальца...     

- А пока, - отбросил флёр приятных фантазий, - давай дальше пилить.

 Когда после часа тяжёлой работы, наконец, закончили, отпустил паренька совсем по-отечески ласково:

- Ну, беги уже, отдыхай. Ты большой молодец... заставил старика повкалывать! Вот даже не ожидал, что так много сделаем, - окинул взглядом свежую поленницу. - Мамка будет довольна. 

 Малец только быстро кивнул в ответ: молча и вроде как рассеянно. Однако что-то новое засветилось в его глазах, будто не слишком-то хотелось ему теперь вот так запросто уходить.

 

Фантасм

Начитка:
+5
21:16
84
RSS
12:01
+4

Разве что не буянил, не позволяя себе окончательно отпустить вожжи


вот это двойное «не» тут не смотрится. я бы убрала одно. вёл себя тихо, не позволяя. не буянил, держа себя в руках.

Но уже, хоть и с тяжёлой головой, вполне очухался, проникнувшись, по мере пробуждения, к голосившему ненавистью.


очень тяжёлое для восприятия предложение. надо его переписать в более ровный вариант.

Прошкандыбал


чудесное слово. я его прежде не встречала. немножко напоминает моё любимое «проштрыхала»

— Ага, — придурковато согласился «дружок»,


не нравятся кавычки и да и само слово. может заменить его как-то, сохраняя вложенный окрас?

Зачерпнул из до краёв наполненного ведра


Вит, ну это же жесть какая-то, ну чё ты.

а вторую – спустившись с крыльца под яркое солнце, вылил, чтобы хоть немного освежиться, себе на голову.


пока не дочитаешь до конца, думаешь, что просто вылил. от дурнины. перестроить предложение — вылил на голову, чтобы освежиться.

— Ах, да! – тотчас вспомнил, признавая собственную неправоту. — Не сезон ведь…

Солнце стояло необычайно высоко – изнурительный август


совсем, наверное, е*анавт. ладно, если б действие происходило в начале июня.



Знаки препинания тоже надо расставить, но мне их тяжело выцеплять.



Не хватает раскрытия женщины. Почему от неё не было реакции на по сути изнасилование?



Отношения с ребенком порадовали, хорошо раскрыли обоих героев.

12:47
+4

Только ща заметила, что уровень критики «воздух». И чё распиналась. Служебная информация блин

21:27
+3

Прост скушна мине. Ента, как его… осенний сплин, вот. Развлекаюсь статусиками



я потом пересмотрю и всё поправлю

21:49
+3

Не хандри

23:51
+2

нибуду)

19:44
+1

покачивающемуся перед глазами фалангообразному соску.
«фалангообразному»?! Ты протокол вскрытия пишешь или художественную литературу?

ощущая и скованность подзатылочных мышц,
Тоже, что и выше — урок анатомии, имхо.

Приятная волна стала накатывать за волной,
«волна за волной».

на подворачивающиеся руки-ноги-крылья,
«руки-ноги-крылья»?! Хвост ещё забыл)) Вит, что ты тут хотел сказать?

судорожно вскинулась с постели
Таки «вскинулась на постели». «С» — это уже на пол сползла, например.

преспокойно сидел себе на лавке под навесом и вовсе кажется не обращая внимания на происходящее вокруг,
Зпт перед «вовсе».

«Пулька» прошибла краюшек крыла
«краешек».

Интересно. Прода будет?


23:42
+2



прода будет, но планы не выполняются, сроки туманныыы…

20:50
+2

Хороший Текст. Явно — часть большего. Стало интересно почитать всё.

Одна деталь — в описании женщины стиль не бьёт со всем остальным отрывком, ну или мне так показалось)))

и ещё ласточку жалко)))

23:44
+2

и ещё ласточку жалко)))


да, мне тож

13:03
+1

Здесь я тоже не читатель, Вит, извини. Какие-то страшные для меня вещи. Вызывают внутренний протест, не могу читать.

Загрузка...