Принц

Принц
эксклюзивность::
Зона первая, потом другие
Мои ожидания:
  • проверка правописания и корректности
  • полный разнос без ограничений
  • мнения без критики
уровень критики:
Огонь - критика без ограничений

«Вот ты среди руин, совсем одна. Босым ногам холодно, и почему-то хочется, чтобы появился он. В одной руке – сияющий меч, в другой – шерстяные носочки (сам связал)».

Мария Соколовская

 

- Добрый день, Марина, - голос прозвучал непривычно мягко и окутал спокойствием. – Я твой новый лечащий врач, Алексей Андреевич.

Он посмотрел поверх очков на неподвижно сидевшую на кровати девушку. В одной позе она провела уже больше двух часов, но по виду нельзя было сказать, что тело устало: оно застыло, как охлаждённый податливый воск в ожидании, когда из него слепят что-то иное. Глаза девушки, бессмысленно вытаращенные, смотрели прямо перед собой.

- Я хотел бы лучше тебя узнать, - продолжил доктор, так же пристально заглядывая в лицо молодой пациентки. – Как насчёт того, чтобы пожать друг другу руки?

Он, сидя на потёртой табуретке, подался немного вперёд и протянул открытую ладонь.

Марина медленно подняла руку, белую, с едва различимыми нитями вен и засохшей грязью на пальцах. Она несколько раз пыталась коснуться врача, но, когда расстояние сужалось до длины шприца, тут же отдёргивала руку.

- Понятно. Не волнуйся, в следующий раз обязательно получится.

Алексей Андреевич вытащил из нагрудного кармана авторучку, трижды нажал на кнопку и сделал какие-то пометки в карте больной. Потом, глядя на записи, снова трижды щёлкнул Parker’ом и отправил обратно в карман.

- Она продолжает, - заметил медбрат, стоящий за спиной пожилого доктора.

Марина всё так же медленно протягивала руку, затем резко прятала.

- Амбидентность и персеверация, - объяснил Алексей Андреевич и тяжело поднялся с табуретки, – классический сценарий.

Медбрат поморщился, что-то недовольно промямлив.

Врач собрался уже уходить, но внезапно девушка схватила его за рукав да так крепко, что ткань затрещала. Но он не испугался, напротив – для психиатра, практикующего уже четверть века, эта перемена в поведении была ожидаема. Медбрат же, в страхе дёрнувшись, чуть не завалил противно звякнувший от столкновения столик-каталку, но следом бросился вызволять доктора. Парень схватил Марину, лицо которой по-прежнему не выражало эмоций, за плечи и решительно уложил на спину в кровать. Она покорно осталась лежать, сохраняя позу, даже не вытянула подогнутые для сидения ноги, отчего её больничное платье задралось, оголяя раскрашенные синяками бёдра.

- Её как угодно можно вертеть, вообще не рыпается, - усмехнулся медбрат, вытягивая ноги девушки в попытке придать ей удобное положение.

- Да, вероятно вам пришлось не раз это проверить.

Алексей Андреевич дождался от младшего коллеги характерного скрипа стиснутых зубов и закончил:

- Что ж, пора навестить остальных.

 

Лечебница была построена в виде пятиэтажной башни, на каждом этаже находилось по двадцать восемь тесных комнат для пациентов. Медицинский персонал между собой называл эти палаты «каменными мешками», подразумевая, что в них сваливают умалишённых, как социальный мусор. Впрочем, большинство больных не было приковано в камерах, они могли выходить, бегать по коридору, некоторые даже помогали санитарам поливать цветы и ухаживать за животными в «живом уголке». Алексей Андреевич считал, что забота о братьях меньших положительно сказывается на психике пациентов, но с первого же дня своего появления в клинике уговаривал главврача взять собак: возня с хомяками и черепахами и рядом не стоит с терапией собачьей жизнерадостностью. Психиатру удалось ощутить её влияние на себе – после гибели дочери из безутешного и безнадёжного сна наяву врача вытащили именно два его задорных хаски.

Однако руководство сейчас больше заботила череда смертей и увечий среди медперсонала и пациентов. За полгода двое санитаров вышли в окно, один был утоплен в ведре для мытья полов, бредящего психа, считавшего всех вокруг чудищами, нашли забитым садовыми инструментами в подсобке. Юристы клиники делали всё возможное, чтобы скрыть инциденты, однако слухи упорно расползались липкими щупальцами и прочно затягивались на шеях всех обитателей больницы. Конечно, они дотянулись и до Алексея Андреевича, что только подогрело его профессиональный интерес.

Выйдя от Марины, он прошёл мимо двух палат и остановился у запертой комнаты с номером «15». Сквозь дверное окошко врач разглядел заросшего бугая, туго привязанного к кровати бинтами. Ступни посинели и распухли так, будто вот-вот готовы лопнуть.

- Долго уже так? – поинтересовался доктор.

Медбрат пожал плечами:

- Это не в мою смену было. Санитары говорят, лежал себе спокойно под галиком, а как святоша вошёл, так одним прыжком рванул и череп-то ему и проломил. Ничего его не берёт. А старшая уверена, что это он всех кошмарит.

- Ослабьте бинты.

- Что? – осипло возмутился медбрат. – Я к нему и близко не подойду!

- Конечно, это же не безвольная кататоничка, - с издёвкой согласился Алексей Андреевич, с отвращением дёрнув верхней губой. – И всё же скажите санитарам, чтобы перевязали посвободнее.

 

В голове у Марины жужжали мухи. Назойливо и мерзко. Погружённая в мир своего сознания, она бродила по сумрачному лесу, с опаской осматривая костяные деревья, измазанные углём и пеплом. Плотный воздух тяжело втягивался и при каждом вдохе во рту растекалась солёная теплота. Под босыми ногами что-то противно хлюпало, и Марина не была уверена, что это просто грязь. Неба здесь определённо не существовало – только пустая чернота, на фоне которой ветки-кости отличались светящейся белизной и там, между ними, роились тучи жирных мух. Сквозь их жужжание доносился слабый шёпот, слова разобрать не получалось, как бы девушка ни напрягала слух. Эхо от них долго раскатывалось по лесу и только сильнее раздражало.

Отмахиваясь от слов, словно от насекомых, Марина выбежала на опушку, по бокам которой расположились статуи людей, застывших в посмертных позах. В центре жуткой поляны торчали остриём вверх металлические садовые колышки на свежевскопанной клумбе. Рядом с ними, повернувшись к девушке спиной, стояла высокая фигура в длинном запачканном плаще, который когда-то был белее молока. Человек обернулся, и Марина отвела взгляд. Она с детства не могла смотреть ему в лицо, ведь и лицом-то это нельзя было назвать: черты путались и ускользали, улыбка ползала во все стороны, глаза – их цвет, размер и количество, – менялись постоянно, а нос, похоже, вовсе отсутствовал.

- О, дорогая, ты пришла! А я всё никак не могу решить, как расквитаться с нашим медбратиком.

- Перестань, - едва слышно отозвалась Марина, глядя под ноги.

- Вот думаю, на столб его намотать или на колышки усадить, - он продолжал, не обращая внимания.

- Хватит. Пожалуйста, уходи, - Марина сделала ещё одну попытку и теперь оказалась услышанной.

Человек развёл руками.

- Принцесса моя, опять что ли? – он подошёл ближе и провёл ладонью по её лицу. Это было сродни прикосновению ледяного металла. – Не бойся. Я тебя уберегу. Защищу от всего и всех. Никто не смеет обижать тебя. Ты же видела, – он в миг повеселел, - видела, как я этого в ведре?!

Человек в плаще, обняв за плечи, подвёл Марину к одной из последних статуй: из носа и рта санитара ручьями стекала тёмная вода и собиралась густой лужей вокруг головы.

- Ты бы не ответила ему. Верно, милая? – из лба человека длинно вытянулись губы и впились в ухо девушки. – У тебя кишка тонка, солнышко…

Над головой что-то мелькнуло. Марина высвободилась и начала отчаянно прыгать, пытаясь ухватиться за то новое, что появлялось наверху.

- Ну это вряд ли, любовь моя, - отмахнулся безликий и вернулся обратно к клумбе.

Однако Марина попыток не бросала, и последняя увенчалась успехом: пальцы наконец сжали что-то. Изо рта вырвался радостный стон, а руки закололо в адреналиновом всплеске.

Назвавшийся защитником одним махом оказался перед ней и с силой толкнул. Девушка, разжав кулак, повалилась на землю. Мягкие и скользкие корни костяных деревьев зашевелились, принялись опутывать слабое тело, стискивая и сдавливая так, что от боли перехватывало дыхание.

Безликий стоял над ней.

- Нет, - сказал он, растворяясь в тенях. - Я – твой принц. Я тебя спасу.

 

Алексей Андреевич глядел на мёртвое тело медбрата, утыканное металлическими кольями, со странным смешением чувств: определённо он испытывал жалость к коллеге, щедро пропитанную отвращением от неприятного зрелища, но где-то на тёмном стыке этих двух ощущений пряталось стыдливое ликование.

Сёстры, собравшись в стайку за спиной психиатра, пугливо перешёптывались, но обрывки фраз касались его ушей.

— Вот же санитаркам работы прибавилось…

- …Виноват. Это он приказал отвязать…

- А может, того? Дозу вколоть побольше… Скажем, попутали, и кто там разбираться будет…

Алексей Андреевич подошёл к женщинам, те рассыпались в стороны, как воробьи.

- Без меня в палату не заходить. Очнётся – сказать.

           

В кабинете доктор навёл растворимого кофе, добавил сахара, размешал, трижды постучал ложечкой по краю кружки и усмехнулся. Он замечал всё. И за другими, и за собой. Алексей Андреевич знал, что нормальных не существует, что любое, казалось бы, даже незначительное действие, дырявит сознание. Оно превращается в дуршлаг, через дырки которого реальность ускользает, как вермишель. Вопрос только в количестве и диаметре этих дырок.

После обеда, когда медперсонал потихоньку начал приходить в себя, а больные прекратили выть, Алексей Андреевич провёл Джампи, одного из своих хаски, в комнату Марины. Собака моментально принялась то крутиться волчком у ног, то вылизывать ей руки. Доктор какое-то время просто сидел на табуретке и молча наблюдал. Затем всё же произнёс:

- Отличный пёс. Ходил за моей дочерью по пятам. Старый уже, но всё такой же дурной.

Джампи положил голову на колени Марины и коротко проскулил. Веки девушки едва заметно дрогнули.

- Сколько тебе? – Алексей Андреевич заглянул в карту. – Семнадцать. Моей было столько же, когда она решила отметить новый год вне дома. Потом замкнулась так же, как ты. Я её сдуру в клинику отправил. Испугался, что сам не справлюсь. Глупость какая, да? Сам врач, а что делать – не представлял.

            Пальцы Марины осторожно зарылись в собачью шерсть. Джампи игриво завилял хвостом.

            - Я хочу помочь, - вкрадчиво произнёс психиатр. – Не спасти, но выслушать. Тебе же есть, что сказать, Марина?

            Хаски вытянулся, лизнул девушку в лицо. Она отпрянула и, вдруг с гримасой ужаса, прохрипела: «Это он… он… он…»

            - Ты про того медбрата? – Алексей Андреевич поправил очки, подался вперёд. – Или из пятнадцатой?

            Марина завыла от отчаяния, а потом голос резко сорвался. Джампи отпрыгнул к доктору и тихо зарычал. Пациентка свесила ноги с кровати, широко их расставила, упёрлась локтями в колени. Лицо растянулось в надменной улыбке.

Алексей Андреевич достал авторучку, трижды щёлкнул и, приготовившись делать заметки, сказал:

            - Здравствуй. Как мне тебя называть?

            - Принц, - представился он голосом Марины. – Ты не удивлён.

            - С чего же? Судя по истории моей пациентки, твоё существование вполне ожидаемо, - психиатр что-то записал. – Значит, это ты убиваешь обидчиков? Джампи почувствовал кровь на пальцах, я его хорошо натаскал.

- Я никому не позволю касаться её.

- Тут ты задание провалил – её касаются все.

Марина быстро встала и угрожающе нависла над доктором. Хаски уселся между ними.

- Я убью любого. И тебя убью, и собаку твою мерзкую.

- Я хочу ей помочь, - Алексей Андреевич продолжал сидеть.

- Тогда отстань. Мы можем справиться и без тебя.

 

Марина сидела у кровавой клумбы, обняв колени. Тело било крупной дрожью. Статуи вокруг мерцали, лица мёртвых кривлялись в муках, мухи заполняли жужжанием всё вокруг. Её руки только что касались мягкой собачьей шерсти, чувствовали тепло, забытое в безумных попытках затеряться в мире, жестоко с ней обращавшемся. Теперь же опять одна, посреди придуманного леса. Он был прекрасен, так прекрасен! Спокоен и тих, обнимал чутким мхом, укрывал ветвями, здесь жили птицы, лисы ели из её рук... А потом появился Принц, осыпал обещаниями и нежными словами.

Марина устала. Ей захотелось хоть раз, хоть в последний раз вернуться в то ушедшее время перед тем, как часть её, жаждущая отмщения, не отделилась и не оформилась собственным сознанием.

Она закричала.

Схватила крупную кость, колотила ею статуи и орала во всё горло. Прошлась по медбрату, сбила санитаров, размозжила голову психиатричке и наконец остановилась перед самой первой статуей. Жуткие белые глаза отца смотрели на неё.

- Я люблю тебя, - прошептал Принц над её ухом. – Я сделаю всё для тебя. Не бойся.

- Тогда уходи.

 

Алексей Андреевич осторожно уложил замершую Марину на кровать. Поднял поводок Джампи и собрался уже выйти из палаты, как в коридоре раздался грохот. Врач выскочил наружу, но только и успел заметить несущегося точно на него пациента пятнадцатой. Психозный бугай сбил его с ног и, обхватив шею доктора, принялся душить.

Марине эта сцена была видна в дверной проём. Ей так хотелось встать, броситься на выручку. Внутри она стонала от беспомощности.

- Помоги.

- Что? – Принц сделал вид, что не расслышал.

- Пожалуйста.

- Ты же хочешь, чтобы я ушёл.

- Нет. Нет! Прошу тебя! Я без тебя не смогу. Ты нужен мне. Ты ему нужен!

Марина поднялась на кровати и одним немыслимым прыжком преодолела расстояние до психа. Вытащила руку из рукава, накинула его на шею бугая и сжала так крепко, что послышался хруст гортани. Всё кончилось очень быстро.

 

Марина стояла в лесу, подняв голову. Она напрягала зрение изо всех сил, чтобы в черноте выловить силуэт доктора. Спустя некоторое время перед ней, ослепительно вспыхнув, возникла новая статуя – невероятно крупный мужчина, а под ним её психиатр. Марина сглотнула.

- Ты должен был спасти его.

- Нет. Он такой же ублюдочный, как и остальные, - рассудил Принц, - и заслуживает смерти.

Марина подошла ближе к статуе. Рядом с доктором блестела выпавшая из нагрудного кармана авторучка. Девушка подняла её. Почуяв, что Принц подошёл к ней, Марина развернулась и резко всадила ручку ему в голову. Человек взвыл от боли.

- Сука! Как ты могла! Я тебе нужен! Я люблю тебя!

Марина, собрав всё когда-то расплескавшееся мужество, зарядила ему кулаком, всадив ручку глубже. Принц обратился мерцающим дымом и покорно втянулся в её кожу. Лес зазвенел, расползался трещинами. Марину начала окутывать влажная темнота, но прежде, чем тьма полностью её поглотила, девушка заметила, что статуя доктора исчезла.

 

Солнце тянулось в зенит. Марина, опрятно одетая, с аккуратно зачёсанными волосами, сидела на скамейке и смотрела, как стайка умалишённых помогала немолодой медсестре высаживать цветы.

- Как тебе занятия с Еленой Анатольевной? – Алексей Андреевич опустился на место рядом с бывшей пациенткой.

- Нормально. Похоже, она чувствует меня лучше, чем я сама.

- Это скоро изменится, - доктор поставил отметку в карте явки.

Марина кивнула.

- Он ведь… - она запнулась, - он никогда не вернётся?

Алексей Андреевич почувствовал в голосе нотку горькой надежды или даже осторожной мольбы. Она прожила с Принцем слишком долго.

- Знаешь, - добродушно начал доктор, - заведи себе хаски.

+9
11:00
368
RSS
11:12
+4

Ладно, я хочу допилить этот текст, хоть он и не так хорош, как хочется. Тем не менее, это первый рассказец после 3хлетнего перерыва и я, наверное, просто рада тому, что он внезапно появился.

Я убрала столб, потому что меня саму напрягала фантастическая сила гг (утопление санитара и повешение психиатра вполне может быть, фантазируем). С убийствами и юристами ничего не стала делать (только сократила кол-во трупов) — пусть юристы сами разбираются :)

Ещё интересно по технике и грамотности — кривые предложения, повторы и всякое, что бросается в глаза.

11:16
+4

Да, препарировать текст и издеваться над ним можете как угодно. После критики Медитация (который Реваз) мне уже ничего не страшно.

12:02
+3

Да уж, Нафаня крут насчёт критики))

12:07
+4

Точно, ещё ж Нафаня. Путаюсь в его никах)

Разъ*бал по всем статьям, зато дельно)

12:46
+3

— Добрый день, Марина, — голос прозвучал непривычно мягко [для кого непривычно?] и окутал спокойствием [впервые слышу, что голос окутывает. По своему опыту знаю, что врачи очень редко, если никогда, обращаются по имени. Могут по фамилии, но редко. Чаще «ну, как мы себя чувствуем сегодня?» Создается ощущение неестественности.]. – Я твой новый лечащий врач, Алексей Андреевич [Если девочка в ауте, то представляться, не дождавшись реакции думаю, странно. Поэтому пусть либо она отреагирует, либо нет, но об этом надо написать. Второе «новый лечащий врач» — хорошо бы упоминянуть, что было с прежним, либо перестроить фразу для избежания этого новый].



Он посмотрел поверх очков на неподвижно сидевшую на кровати девушку [Очки это элемент, важный. От того какие очки зависит довольно много. Какие очки, большие, маленькие, толстые, тонированные и т.д. Дай деталей. Пока идет действие, но деталей мало, очень. Как выглядит девушка? Блондинка, брюнетка, длинные волосы, есть ли шрамы, худенькая, толстенькая? Столько всего можно сказать, а тут никакой информации.]. В одной позе она провела уже больше двух часов [кто-то засекал время?], но по виду нельзя было сказать, что тело устало [как можно сказать устало тело или нет, когда человек сидит? Тело? Воспринимается как труп.]: оно застыло, как охлаждённый податливый воск в ожидании [деталь конечно… скорее забавная и практически неуместная. Воск в ожидании? Наташ, представь это ...], когда из него слепят что-то иное [Он мозгоправ, а не хирург или массажист. Какое иное?]. Глаза девушки, бессмысленно вытаращенные, смотрели прямо перед собой [Пипец и вот с этим взглядом, доктор пытается разговаривать, не предпринимая ничего. Здравствуйте, я Алексей Андреевич — глаза- ноль реакции. Марина? — глаза — ноль реакции. Выглядит комично, согласись? Представь эту картину.].



— Я хотел бы лучше тебя узнать, — продолжил доктор, так же пристально заглядывая в лицо [заглянуть наверное можно в глаза, а на лицо посмотреть, если речь в единственном числе.] молодой пациентки [при том, что она просто таращится в никуда. Зачем ему ее узнавать? Поиграть в доктора? Может познакомиться будет более уместно.]. – Как насчёт того, чтобы пожать друг другу руки? [По мужски так, давай братан, держи краба...]



Он, сидя на потёртой табуретке [о чем говорит потертость табуретки? Деталь, но о чем она? Если табуретка будет не потертой, то что-то изменится?], подался немного вперёд и протянул открытую ладонь [протянул руку для рукопожатия, «открытая ладонь» — как-то не айс].

13:29
+2

[для кого непривычно?]


для того, к кому обращаются. это очевидно.

[впервые слышу, что голос окутывает


«мне почему-то так важно было своим голосом окутать каждое имя»

«Его голос эхом разливался в полумраке, окутывая людей спокойствием»

" во мраке все еще звучал нежный многострунный голос, окутывая ее чарами"

"Вибрация голоса распространяется по всему вашему существу, окутывая от макушки"

врачи очень редко, если никогда, обращаются по имени. Могут по фамилии, но редко. Чаще «ну, как мы себя чувствуем сегодня?»


шта?

Если девочка в ауте, то представляться, не дождавшись реакции думаю, странно. Поэтому пусть либо она отреагирует, либо нет


«Кататонический ступор характеризуется двигательной заторможенностью, молчанием, мышечной гипертонией. В скованном состоянии больные могут находиться в течение нескольких недель и даже месяцев. Нарушены все виды деятельности, в том числе инстинктивная. Различают три вида кататонического ступора:

Ступор с восковой гибкостью (каталептический ступор) характеризуется застыванием больного на длительное время в принятой им или приданной ему позе, даже очень неудобной. Не реагируя на громкую речь, могут отвечать на тихую шёпотную речь, спонтанно растормаживаться в условиях ночной тишины, становясь доступными контакту.»

Кататоник не двигается, но он слышит и понимает.

Второе «новый лечащий врач» — хорошо бы упоминянуть, что было с прежним


это есть в тексте дальше.

Очки это элемент, важный. От того какие очки зависит довольно много. Какие очки, большие, маленькие, толстые, тонированные и т.д. Дай деталей. Пока идет действие, но деталей мало, очень. Как выглядит девушка? Блондинка, брюнетка, длинные волосы, есть ли шрамы, худенькая, толстенькая? Столько всего можно сказать, а тут никакой информации.


очки — это иногда просто очки. внешность девушки совершенно неважна, она никак не повлияет на ход событий. а то, что важно — указано.

Тело? Воспринимается как труп


именно

Воск в ожидании? Наташ, представь это


Ступор с восковой гибкостью

[Он мозгоправ, а не хирург или массажист. Какое иное?]


застыванием больного на длительное время в принятой им или приданной ему позе

Пипец и вот с этим взглядом, доктор пытается разговаривать, не предпринимая ничего


да

Выглядит комично, согласись?


это выглядит печально

[По мужски так, давай братан, держи краба...]


прикосновения — важный элемент терапии в данном случае



с остальным согласна, жду продолжения)

13:34
+3

Панти, в плане проработки психических расстройств героини — всё очень чётко и выверено до малейшей детали. Вот тут ко мне ни с какой стороны не подберёшься.

И кстати напиши, сколько расстройств ты у неё увидел — количество, а ещё если и назовёшь — ваще будет супер. Это даст информацию, что вообще читатель понял из текста, а что до него не дошло.

14:09
+3

всё очень чётко и выверено до малейшей детали
Возможно, если текст предназначен для студентов мед. вузов. Можно написать хороший, правильный текст, но он не будет живым, увлекательным. В данном случае я рассматриваю с точки зрения художественности.

Моя проблема (!) в том, что здесь практически каждое предложение либо вызывает внутренний протест или сомнение, но конечно это никак не соотносится с автором ))

Мне кстати показались вполне уместными и трупы на столбах и прочие кишочки. Но то, как идет повествование и построены предложения и связки сцен и действий, прорисовка локаций и персонажей — вызывает не очень благоприятные впечатления.

14:37
+3

«моя проблема» — ну это нет, у читателей нет проблем, проблемы у автора)



Ты имеешь в виду, что переходы резкие? Повествование сжато? Не хватка атмосферы?

18:08
+2

Ты имеешь в виду, что переходы резкие? Повествование сжато? Не хватка атмосферы?
Наверное наглядно будет лучше, попозже попробую сделать, сейчас башка болит )

18:19
+2

Ага, у меня тоже сегодня весь день голова болит

07:17
+1

Наташ, навскидку, но это мой вариант конечно же:

— Доброе утро! В палату, с одной единственной койкой на которой сидела светловолосая девушка, вошел доктор в сопровождении санитара.

— Меня зовут Алексей Андреевич, а тебя Марина, верно? Ответа не последовало. Застывшая в восковой позе пациентка, казалось находилась где-то очень далеко, но доктор знал, что это нормальное явление для кататоников, и что она все слышит и понимает и поэтому, не обращая внимания продолжил:

— Мне бы хотелось познакомиться с тобой поближе, если ты конечно не против? Попробуем еще раз? Доктор протянул руку для рукопожатия.


По общему тексту я еще, позже скажу )

11:33
+1

Я тебя поняла, Панти

12:59
+3

Всё имхо.

но следом бросился вызволять доктора
— почему следом?

Парень схватил Марину, лицо которой по-прежнему не выражало эмоций, за плечи и решительно уложил на спину в кровать.
— я бы тут разделила два предложения. Схватил за плечи и уложил… Лицо Марины по-прежнему ничего не выражало.

А то непонятно, за что схватил и как-то неестественно получается.

большинство больных не было приковано в камерах
— напрягает эта конструкция, были (мн.ч.) не прикованы, или не были прикованы, может быть. Больные — одушевл. сущ., по-моему, после большинства с одуш. сущ. нужен гл. во мн. ч.

Алексей Андреевич считал, что забота о братьях меньших положительно сказывается на психике пациентов,но с первого же дня своего появления в клинике уговаривал главврача взять собак
— не очень нравится но, потому что как бы нет противопоставления. Хотя, вместе с тем — точнее.

За полгода двое санитаров вышли в окно, один был утоплен в ведре для мытья полов, бредящего психа,
— после полов точка с зпт.

Конечно, они дотянулись и до Алексея Андреевича, что только подогрело его профессиональный интерес.
а тут вместо что я бы поставила но это только подогрело, чтобы противопоставить)

стояла высокая фигура в длинном запачканном плаще
— может, грязном плаще, запачканном предполагает вопрос чем?

Человек в плаще, обняв за плечи, подвёл Марину к одной из последних статуй: из носа и рта санитара ручьями стекала тёмная вода и собиралась густой лужей вокруг головы.
— тут бы дать общий план статуи, что это лежащий человек, потому что не понятно поначалу как может быть лужа вокруг головы.

из лба человека
— изо лба.

Нет, — сказал он, растворяясь в тенях. — Я – твой принц. Я тебя спасу.
— тут по смыслу мне не понятно, что она ловила и почему он её толкнул и сказал эту фразу.

Её руки только что касались мягкой собачьей шерсти, чувствовали тепло, забытое в безумных попытках затеряться в мире, жестоко с ней обращавшемся
— по логике, жестоко с ней обращался реальный мир, а терялась она в мире выдуманном и я запуталась.

Рассказ мурашечный. Чувствуется, что это всё настоящее, не выдумка. Всему веришь. Обалденный «обратный» мир — я получила настоящий кайф от всего происходящего там из-за натуральности и небанальности.

И финал хороший, классный. Сюжет нравится, композиция.

Единственное моё имхо, чисто такое личное восприятие. Девушка — убийца. Убийства же были не в голове, а и в реале тоже. Почему психика девушки слетела с катушек из текста тоже ясно, причины раскрыты. Финал же слишком хорош.

13:31
+4

— почему следом?


ну типо собрался и сразу. но да, странно звучит.

я бы тут разделила два предложения.


да, согласна! так будет лучше!

16:36
+4

о, тут добавилось! отлично! спасибо, поправлю всё.

Девушка — убийца. Убийства же были не в голове, а и в реале тоже.


ты имеешь в виду почему она не понесла наказание? потому что её доктор тоже психопат)) это упоминается вскользь. и может дать любую рекомендацию, если ничего не доказано. убийства прекратились, чувака из 15 больше нет, можно решить, что они связаны, всё на него скинуть и забыть.

16:43
+4

а, понял, да, теперь ясно.

17:38
+6

Наташик, я погрузилась в текст, как в зыбучий песок, и таки да, персонал со временем тоже становится плюшевым… Общалась с такими, знаю…

Мне всего хватило, и кстати, видела, как немощная старушечка раскидала двух бугаев, не уступивших ей место в метро, если честно, я думала, она щас вытащит топор и рас@уярит их по полной! А на вид-божий одуванчик!

18:37
+5

Я вижу мат! Ура! Троекратное ура!

Спасибо)

18:47
+5

Теперь не видишь))

Блин, и как я его пропустила

Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
18:24
+1

Плин, хотела написать, что вечереет.., но, пожалуй, сдержусь.)))

Комментарий удален
18:38
+2

Не шали

Комментарий удален
18:51
+2

Звучит индийская музыка, и красиво танцуя и напевая душевные индийские песни, мать и сын наконец-то воссоединились после стольких лет разлуки...)))

19:03
+3

Хаттуба хаттуба о-о -о-о-о хаттуба Хаттуба хаттуба о-о-о-о-о хаттуба Хетини оооо



Ииии



Джимиджимиджми ачаачаача

18:01
+4

Что царапало и всё ещё царапает:

но, когда расстояние сужалось до длины шприца, тут же отдёргивала руку.
Измерение длинны в шприцах?!
Спойлер


— Вот думаю, на столб его намотать или на колышки усадить, — он продолжал, не обращая внимания.
Выше столб пропал, а тут ещё есть.

А в целом мне всего хватило для впечатления

18:15
+2

В этой фразе столб оставила намеренно.

Шприцы — что чаще видит, в том и измеряет)))

18:19
+2

Шприцы — что чаще видит, в том и измеряет)))
Точно псих этот доктор))

18:24
+2

А меня вот не измерение в шприцах смущает, а «расстояние сужалось». Сокращалось, уменьшалось — всё бы лучше. Доходило, на худой конец.

Сужаться может промежуток, интервал, но с расстоянием не вяжется как-то.

18:27
+2

Кстати да, спасибо. Я на это не обратила внимание

19:13
+3

Давно не получал такого удовольствия от прочтения. Что не понравилось:

Много авторищины! Я читаю ее по диагонали.

Лечебница была построена в виде пятиэтажной башни, на каждом этаже находилось по двадцать восемь тесных комнат для пациентов. Медицинский персонал между собой называл эти палаты «каменными мешками», подразумевая.....


Вот нахрена мне этот закадровый голос? Я сюда пришел кино смотреть, а не автора слушать. Зачем автор мне навязывает свою видимость картинки? А может мне по другому захотелось бы описать. Если автор не в состоянии засунуть картинку в диалоги или в действия, то я читаю по диагонали. Ибо автор — всего лишь проводник между мирами. А тут он посмел взять на себя наглость описать собственными словами то — что видят герои!

Глаза девушки, бессмысленно вытаращенные, смотрели прямо перед собой.


Чудовищное клише. Не мог не обратить внимание. Ведь можно легко клише спрятать в диалоги.

Рассказ мне напомнил чем-то Лабиринт Фавна, но он очень отличается идеей от фильма. И она донесена. Все персы раскрыты. Я плюсую, если тебе это важно (мне кажется — нет).

— Знаешь, — добродушно начал доктор, — заведи себе хаски.


Что это бл@ть за клуб? Другие собаки — гавно? Назови лучше текст «Хаски» тогда. Может, просто: заведи собаку?

19:21
+2

Спасибо, Ном) твоя оценка мне важна.

Насчёт авторщины — возможно. не знаю. Я старалась всё это вкладывать в то, что видят гг и что они думают по этому поводу. Думала получилось, а получилось что не получилось.



Клише. Согласна. А как предлагаешь написать? Ты бы как написал?



Доктор посоветовал хаски, потому что у него у самого хаски. Люди советуют то, в чем разбираются сами. Он не знает, какие другие собаки, зато хорошо знает, какие хаски.

19:27
+2

Клише. Согласна. А как предлагаешь написать? Ты бы как написал?


— Это отродье опять уставилась вникуда! Что-то опять замышляет! Мертвую точку нашла и читает ее! — презрительно сказал санитар

Доктор посоветовал хаски, потому что у него у самого хаски. Люди советуют то, в чем разбираются сами. Он не знает, какие другие собаки, зато хорошо знает, какие хаски.


Лесочек, тебе не нужно объяснять мне, как воспринимать текст. Вообще никому не нужно.

19:31
+3

Не, твой вариант не подходит.

Спасибо)

19:37
+2

Естественно не подходит. Это же мой вариант. Чувствую, что обидел

19:51
+2

Окстись! Мистру обидеть невозможно)

21:12
+1

Я понял-понял. Ок

Комментарий удален
23:17
+3

Неплохой ужастик. Мрачненько, трупики, мудрый Айболит… жить, короче, можно.

Чего мне тут не хватило, так это «мистричности», той самой странной своеобразной тягууучееей атмосферы которая как раз выделяет твои тексты из сонма однообразных страшилок.

Ну ты понял, в этом духе:

Спойлер

10:12
+2

Я тебя боюсь иногда.

Комментарий удален
10:13
+3

Тараканы — это отлично!

У нас соседи цыгане были и от них к нам тараканы полезли. Прихожу в магазин, говорю — вот у нас цыгане завелись и тараканы, как их потравить? Продавец спрашивает: цыган?

Комментарий удален
22:33
+1

Что понравилось — картинка ее внутреннего мира. Забавно — доктор и его магическое число три)). Не понравилось то, что начав читать, поняла весь сюжет, случившийся в реальном мире(. Вот

22:44
+1

Какой сюжет в реальном мире?

22:44
+1

Хотя неважно

23:33
+1

О больнице, и всем, что произойдет. Мистра, прошу, если задела, прости

Загрузка...