ЯПТБ 32. Адель

ЯПТБ 32. Адель
Эксклюзивность:
Зона первая, а потом другие
Уровень критики:
Туман - только мнения, без флуда

Недалеко от горы трупов, на ветке молодого дерева, сидел паук и смотрел во все свои восемь глаз уже несколько дней. Все вокруг уже замело сугробами, и визуально сложно было различить на земле что-нибудь необычное. За долгое время убедившись в отсутствии опасности, Митсу покинул свой пост и побежал по снегу в город. Стараясь не попадаться никому на глаза, он без труда нашел дом Мессии и юркнул на чердак, где через подходящую для своего размера щель проник в комнату.

Внизу, посреди комнаты, стояла девушка и перевязывала себе живот, который явно похудел с момента последней встречи. Её качало, и она, пытаясь удержать равновесие, периодически цеплялась за спинку стула.  Рядом на столе стояли несколько стеклянных бутылок с жидкостями и две упаковки бинтов. Девушка еле слышно шептала молитву, постоянно всхлипывая. Повсюду валялись тряпки, пропитанные кровью.

Паук спустился по нити на стол и начал привлекать к себе внимание. Митсу подпрыгивал сантиметров на тридцать над столом и приземлялся, ударяя лапами о деревянную столешницу.  Щелчки получались достаточно громкими, чтобы их нельзя было не услышать.

Замерев, девушка на мгновение прислушалась, сомневаясь в адекватности восприятия реальности, и медленно повернула голову к источнику звука. Когда она увидела маленького паучка, четко отсчитывающего ритм ударов, то чуть не упала на пол. Вовремя удержавшись за спинку стула, села и ошеломленно уставилась на паука, который вырисовывал восьмерки на столе, аккуратно огибая посуду.

— Ты живое? – спросила она, и сама себе ответила. – Живое! Я никогда ничего подобного не видела. Кто ты?

Паук медленно, стараясь не делать резких движений, двинулся в сторону девушки. Он подполз к краю стола и замер. Адель встала со стула и наклонилась в сторону паука, пытаясь рассмотреть его в деталях. Паук вытянул вперед лапу, демонстрируя редкий щетинный покров.

— Это шерсть, да? – девушка сдалась собственному любопытству и уже не показывала страха. – Такая красивая, — прикоснулась указательным пальцем к конечности и провела по ней. – Мягкая, блестящая.

Паук медленно вскарабкался на палец, дождался, когда девушка поднесет его прямо к глазам, чтобы рассмотреть еще ближе, и резко прыгнул в сторону входной двери, чем немного напугал девушку. Затем быстро подполз к ней по полу,  по одежде забрался к ней на руку и вновь прыгнул в том же направлении.

— Ты что-то хочешь мне сказать?  — спросила она. – Ты зовешь меня куда-то?

Паук замер, словно соглашаясь, а затем потихоньку двинулся к двери.

— Но там холодно, и сумасшедшие бродят, — она на мгновение замялась, вглядываясь в окно. — А что мне терять? Пойдем, — Адель посмотрела в сторону образов, висевших на стене. – На все святая воля Твоя. Ты же не дал мне помереть здесь. Для чего-то сохранил.

Она быстро накинула на себя мужской бушлат, надела на босую ногу высокие сапоги и направилась за пауком, который вёл её к выходу, периодически останавливаясь и оборачиваясь.

Открыв уличную дверь, девушка начала вглядываться в темноту в поисках своего проводника. И тот не заставил себя долго ждать. Паучок очень слабо люминесцировал, но вполне достаточно, чтобы его видеть на снегу в почти кромешной темноте.

Адель шла, оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к звукам. Но сегодня вечером улицу наполняла лишь тишина. Снег был уже достаточно глубоким. Сапоги при каждом шаге увязали по щиколотку.

— Нам точно туда? – спросила она шепотом, когда светящееся пятнышко свернуло с дороги и направилось в сторону леса. – Там никто не живет.

Паучок вновь прыгнул на ее руку, подполз к лицу, замер на секунду и прыгнул в направлении маршрута.

— Ну ладно, — ответила девушка. – Чего мне еще бояться?

Через несколько минут она стояла перед заснеженной  горой трупов, на вершине которых танцевало черное люминесцирующее пятнышко.

Пятнышко спустилось с горы и застыло на снежном комочке. Адель присела к комочку и ладошкой очистила снег, под которым показалась черная перчатка с накладными костяшками на пальцах. Девушка в панике шарахнулась назад. Слезы вновь хлынули на красное от мороза лицо, а руки затряслись.

— Это ведьма! – прошептала она, отползая по снегу назад. – Она убила нашего мальчика. Она убила моего сыночка.

Адель вскочила и, не оборачиваясь, побежала домой. Захлопнув за собой дверь, она зачерпнула кружкой воду из ведра и тут же ее осушила. Зачерпнула еще одну и сделала несколько глубоких глотков. Затем, не раздеваясь, упала в кровать, свернулась калачиком и укрылась одеялом, испачканным кровью, с головой. Тихонько зарыдала, причитая, и через несколько минут уснула.

Проснувшись, девушка открыла дверь старой кладовки и достала большие строительные сани.

— Ты говорил, что при первом же снеге понадобятся, — почти неслышно прошептала она. Затем привязала к ним длинную веревку и потащила за собой на улицу.

На корке подтаявшего снега рядом с телом ведьмы неподвижно лежал маленький черный комочек. Адель зачерпнула его ладошкой, поднесла к губам и подышала на него. Паук не реагировал. Он продолжал лежать безжизненно, поджав под себя лапки.  Девушка аккуратно поместила его в карман бушлата, стараясь не повредить, и начала скидывать трупы с ведьмы. Она кряхтела, периодически присаживалась на тела, чтобы отдышаться, но освободила черную ведьму. Переложить ее на сани оказалось еще сложней. Адель периодически хваталась за рану, когда чувствовала, что перенапрягалась. Но все же она закинула тело черной ведьмы на сани и укрыла его полностью брезентом. Затем два раза перекинула веревку и постаралась затянуть как можно крепче.

Слегка подтаявший снег позволил толкать сани довольно быстро. Уже светало, и на улице начали появляться люди, которые бесцельно бродили по дороге и совершенно не обращали внимания на девушку, толкающую сани с трупом. Немного передохнув перед крыльцом, Адель за ноги стянула с саней Тамуру и затащила в дом. Через несколько минут посреди комнаты лежала черная ведьма с зашитым черной паутиной лицом. Девушка попыталась снять эту маску, но та не поддавалась. Ни ножницы, ни нож не смогли проделать в этой белковой ткани даже дырочки.

— Ну и что мне с тобой делать? – спросила Адель, лежа на полу рядом с Тамурой.  – Сейчас тебе друга твоего принесу и пойду повязку сменю.

Она положила паука прямо на грудь ведьмы и начала перевязываться. Поставила металлический тазик, принесла ковш воды, залезла в тазик, сняла старую повязку и начала лить воду на рану, вздрагивая каждый раз, когда ледяная вода текла по еще не затянувшейся ране.

— Дай попить, — раздалось за спиной.

Адель от неожиданности вскрикнула, уронив ковш с водой. На полу оживала ведьма, которая в этот момент рвала паутину на своем лице.

— Да ты жива! – почти про себя сказала девушка.

— Я когда тебя в последний раз видела, ты тоже трупом тут лежала, — Тамура попыталась сесть, придерживаясь за ножку стола. — Дай попить. Адель?

— Адель, — ответила девушка и протянула черной ведьме наполненный водой ковш. – Это ты меня убила.

— Не тебя, а еще не рожденного ребенка, — ответила Тамура прямо в ковш с водой, при этом делая глубокий глоток. -  Ты, правда, могла сдохнуть от потери крови. Верховная точно рассчитывала на это. Но я тебе такой коктейль вколола! Пол зарплаты моей стоит. Там и кровоостанавливающее, и противовирусное, и регенерирующее, да еще вдобавок самый мощный энергетик и комплекс гормонов радости и счастья. В общем, мертвого поднимет, — она повернулась к окну. — Ты слышишь музыку? Где-то далеко-о-о-о играет.

— Нет. У нас тут музыка — редкое явление. Только по праздникам, — она посмотрела на грудь черной ведьмы. – А где твой друг?

— Ты про этого друга? – Тамура высунула язык, на котором сидел паучок. Паучок увидел Адель и тут же прыгнул на нее.  Поднялся по коже к лицу и начал на нем вырисовывать восьмерки, огибая глаза, нос и губы. – Ты ему понравилась.

— Ему? – ошеломленно спросила Адель. Она замерла на месте, широко раскрыв глаза.

— Это Митсу. Он не друг. Он мой ангел-хранитель, по-вашему. Вижу, вы уже знакомы. Долго я пролежала? Отчитывай с того момента, как я вспорола тебя.

— Я сама не знаю. Но  с того момента, как я сама очнулась, прошло три дня. А кто это? Это же не человек!

— Это паучок. Никогда паучков не видела? – Тамура вытащила батарею из пряжки ремня, потрясла ее и сунула в левый нагрудный карман. Из правого кармана достала новую и подключила ее. Костюм приветливо запищал и пустил несколько раз светящиеся полосы по бокам от кистей рук до начала сапог. Тамура встала, захрустела пальцами и шеей.

— Не-а, — ответила Адель, уже пританцовывая с паучком на лице. – Откуда он у тебя?

— У меня  был парень. — Тамура достала из набедренного кармана пачку сигарет, прикурила одну, глубоко затянулась и села на стул, — Ну как парень? В общем, у меня был парень, а у него не было никого. Грустно, да? – она затянулась еще раз. – Звали его Митсуота. Мы вместе служили в спецназе. А до этого учились вместе в школе ниндзуцу. Прошли с ним боевое крещение сердцем к сердцу, участвовали в разведвылазках, воевали, прикрывали друг друга. В общем,  я нашла у него в доме запрещенную буддийскую литературу. И он мне все объяснил. Что это его путь, трансцендентальное лоно бесконечного и прочая чепуха. И что любит меня до безумия и горько плачет по вечерам, после того как в очередной раз отвергает мои приставания. Я сделала вид, что поверила, и…  отравила его. А что мне еще оставалось делать? Лучше уж я его, чем ведьмы запытают.  К тому же я решила уйти с ним, потому что больше никого так не полюблю, как моего Митсу. Потом я  отвезла труп за город. Там был его дом, а под домом подвал полный пауков. Логово прям. Бросила я моего Митсу к паукам, и они сожрали его, даже кости съели. Потом осознав, что больше ничего кроме человечьей мертвечины  они есть не смогут, они стали жрать друг друга. И в конце концов остался один маленький паучок, который выедал больших пауков изнутри. Они его проглатывали, а он изнутри их обгладывал. И я решила, вот она — моя смерть. Подставила ладошку для паучка, он запрыгнул на нее, я поднесла его ко рту, и он исчез во мне. Я разделась догола, чтобы вообще ничего не осталось, сожгла вещи и легла умирать, но уснула. И вижу сон такой. Митсу целует меня всю, очень нежно и аккуратно. А после каждого поцелуя остается след черный. А я лежу неподвижная. Но так хорошо, что и не хочется шевелиться. И спустя какое-то время я вся черная. Проснулась я там же в подвале, а на мне черные ажурные шелковые трусики. Красивые такие, и прям по мне. А на трусиках паучок сидит и смотрит на меня всеми восемью глазками. Ждет, значит, одобрения.

— Как…., как… — Адель запрыгала от восторга, хлопая в ладоши.

— Как романтично, ты хочешь сказать? Слов-то таких поди не слышала никогда.

— Очень красивая и грустная история.

— Ниииииииии, грустно было потом. Когда я поняла, что не умерла, а из одежды у меня одни труханы. Знаешь, как я жестикулировала перед пауком, пытаясь объяснить ему, чтоб мне еще шмотья навязал. Маечку хотя бы.  

  — А знаешь, Мессия предвидел все это.

— Опа! Что предвидел Мессия?

— Инженер у нас был рукастый. Собрал из старого металлолома сани и притащил к нам. Сунул мужу. Я тогда спросила: «Зачем они нам летом?» А муж сказал, что при первом же снеге понадобятся. А инженер сказал, что уезжает скоро насовсем.

— Инженер — Предтеча?

— Ты его знаешь?

— Угу. Знакомы. Покажешь, где он жил?

— Прямо сейчас?

— Да я даже не знаю, — Тамура невольно взглянула в окно. – Дней пять прошло уже. Уже давно должны были стереть всю вашу богадельню с земли. Прямо с космоса, по координатам, одной R-37 хватило бы, — она огляделась. — Ты слышишь, музыка явно откуда-то звучит? А углеводы есть какие-нибудь? Мне бы восстановиться.

— Хочешь есть? – спросила Адель и, не дожидаясь ответа, достала желтую булку с зелеными вкраплениями.

— Кукурузный? – спросила черная ведьма, отрывая краюшку. – Здорово пахнет.

— Да, со снытью. Он уже черствый, недельный.

— Скажи мне одну штуку, — немного прожевав и запив водой, сказала Тамура. – У меня тут не складывается. Мужа твоего здесь боготворили, правильно? Считали Мессией, правильно? Он должен открыть ворота в Царствие Божье, правильно?

— Правильно, — тихо ответила Адель, жмурясь.

— Да погоди плакать. Я же тебя не пытаю, — черная ведьма поднялась на ноги и прижала девушку к себе. – Все? Не плачешь? Так вот, ребенок твой сюда не вписывается никак. Словно лишний пазл. Без него все так ладно получается.

— Ты убила его, — заревела Адель. – Зачем мне теперь жить?

— Вот и я о том же! Твой мужик может уничтожить реальность одной лишь мысленной командой. Раз, и все. Прости. Не уничтожить, а прекратить. Тоже грубовато, да? В этом был абсолютно уверен Предтеча, в этом уверены все! Знаешь, что с ним должны сделать? Ничего! Мессию нельзя трогать ни морально, ни тактильно. Он сейчас настолько  сильный, опять же, если верить Предтече, что подошел к черте, за которой нет больше реальности. За которой только Бог! Достаточно дунуть на него, чтоб он ее перешагнул. Верховная, которая в тебя первой стреляла, его родная мать. Да, да, твоя свекровка, — уточнила она, глядя на ошеломленные глаза Адель.  – В ней проснулась мамка, и она будет стараться вернуть себе сыночка. И это может быть последним шагом за черту. Он либо примет ее как мать, а вместе с ней и иллюзорную реальность как единственную настоящую. Либо перешагнет через все это. Это понимаешь?

— Я всегда хотела познакомиться с его матерью, — ответила девушка. – А она стреляла в меня.

— Понятно, — улыбнулась Тамура. – Вижу, что не понимаешь. Ладно, не важно. Главное, что сюда никак не вписывается твой, в смысле, ваш ребенок.

— Мессия часто сомневался, что именно он принесет нам рай. Не верил в себя словно. Не всегда, временами. Скрывал это от других. Даже от Предтечи. А они как братья были. А когда я забеременела, вернее, почувствовала это, Мессия увидел в этом глубокий смысл. Он говорил, что вера в него самого тщетна. И что если Господь подарил нам еще ребенка, то Бог сомневается в Мессии. Вот и принес нам новое чудо.

— Как вы хотели его назвать?

— Никак. Мы не знали, кто родится. И Предтеча перед уходом попросил не давать никакие имена нерожденному. «Пусть, пока никак не зовут»,- говорил. Видимо, надеялся, что не понадобится имя.  Не верил он в него. Верил только в Мессию. Прав был, не понадобилось.

— Ладно. Я поняла.  Не плачь. Еще есть хлеб?

— Сухой только совсем. Принести?

— Неси. И показывай, где Предтеча-инженер жил.

Адель достала еще три булки кукурузного хлеба и сложила их в тряпичный мешок. Надела на себя толстые брюки, пальто и сапоги.

— А ты такой раздетой пойдешь? – спросила она Тамуру, которая доставала из кухонного стола ножи и рассовывала их по карманам. – Может, тебе дать что-нибудь накинуть на себя?

— Ни-и-и-и-и. Не переживай. У меня костюм с гидроскопичной терморегуляцией. Денег стоит как чугунный мост. И две батарейки полные. На пару войнушек хватит. Он меня греет и экзоскелет питает. Не устаю, в общем. Давай, веди к инженеру, — Тамура отворила дверь и высунула голову на улицу. Посмотрела по сторонам и сказала: — Тут светает, оказывается. Дай какую-нибудь тряпку, сверху накину. Боюсь, что за своих не сойду.

Мои ожидания:
  • проверка корректности
оцените...
13:25
96
nom
RSS
15:14
+3
Отлично!
В начале опечатка — «стала» вместо «стула»; паук смотрит сначала восемью глазками, а потом Тамура упоминает шесть его глазиков; и смутило меня слово «прокинула» — это о верёвке. «Перекинула», по-моему, более верно.
В остальном прекрасно. Молодец!
nom
18:58
+2
Спасибо, исправлено. Разумеется глаз — 8
19:08
+2
Красавчег!)))
18:49 (отредактировано)
+2
Паук сидел на ветке молодого дерева, недалеко от смертельной инсталляции и смотрел во все свои восемь глаз по сторонам несколько дней.
По-моему, зпт перед «недалеко» не нужна. Либо надо выделить всё выражение «недалеко от смертельной инсталляции» и перенести его. Также «во все свои восемь глаз по сторонам» масло масляное, и необходимо усилить определение того, сколько он сидит, поэтому лучше так: «Паук сидел на ветке молодого дерева недалеко от смертельной инсталляции и смотрел во все свои восемь глаз уже несколько дней.». Либо: «Недалеко от смертельной инсталляции, на ветке молодого дерева, сидел паук и смотрел во все свои восемь глаз уже несколько дней.»
Все вокруг уже замело сугробами, и визуально уже сложно было различить на земле что-нибудь необычное.
Здесь два ужика лишние.
где через подходящую для своего размера щель в комнату.
Потерялось «проник» или что-то подобное.
Внизу посреди комнаты стояла девушка
Выделенное надо обособить зпт.
Она пыталась удержать равновесие, периодически цепляясь за спинку стула.
Чуть расписать бы сцену. Например: «Её качало, и она, пытаясь удержать равновесие, периодически цеплялась за спинку стула.»
Когда она увидела маленького паучка, четко отсчитывающего ритм ударов, она чуть не упала на пол. Вовремя удержавшись за спинку стула, она на него села и ошеломленно уставилась на паука,
Вариант замены: «Когда она увидела маленького паучка, четко отсчитывающего ритм ударов, то чуть не упала на пол. Вовремя удержавшись за спинку стула, села и ошеломленно уставилась на паука,»
Она быстро накинула на себя мужской бушлат, надела на босую ногу высокие сапоги и направилась за пауком, который ее вел, периодически останавливаясь.
Выделенное смущает какой-то огрызочностью. Может «и направилась за пауком, который вёл её к выходу, периодически останавливаясь и оглядываясь.»?
девушка начала вглядываться в темноту, в поисках своего проводника.
Зпт лишняя.
черная перчатка с костяшками на пальцах.
С накладными костяшками? А то обычные и так у нас есть.
Слезы вновь нахлынули на красное от мороза лицо
Чувства могут нахлынуть, а слёзы — хлынуть.
упала в кровать и свернулась калачиком и укрылась кровавым одеялом с головой
Лишняя «и». И «кровавое» не тот эпитет по отношению к веще, испачканной кровью.
Тихонько зарыдала, причитая и через несколько минут уснула.
«Тихонько зарыдала, причитая, и через несколько минут уснула.»
Адель периодически хваталась за рану, когда чувствовала что перенапрягалась.
Зпт перед «что» и «перенапряглась».
Немного передохнув перед крыльцом, Адель стянула с саней Тамуру и затащила за ногу в дом.
«Немного передохнув перед крыльцом, Адель за ноги стянула с саней Тамуру и затащила в дом.»
Тамура попыталась сесть,придерживаясь ножки стола.
«придерживаясь за ножки».
Но с того момента как я сама очнулась, прошло три дня.
Зпт перед «как».
Тамура вытащила батарею из пряжки ремня, потрясла ее и сунулав нагрудный карман на левом плече. Из нагрудного кармана достала новую и подключила ее.
Из того же кармана? Или который на правом плече?
Потом я отвезла труп загород.
Раздельно.
Словно, лишний пазл.
Зпт лишняя.

nom
07:06
+1
Отлично! Спасибо большое — справлено!
01:46
+2
Ой, пропустила… Завтра непременно в течение дня вычитаю!
15:07
+1
Недалеко от смертельной инсталляции
Почему она смертельная-то? Кто увидит — сразу умрёт? Мне кажется, ближе по значению будет «инсталляции смерти», хотя звучит не очень.
Убедившись в долгом отсутствии опасности
странная фраза. Это вот если бы, скажем, человек заглянул в логи охранной системы и увидел, что давно никто не пытался вторгнуться — вот эта фраза бы к месту была. А что мог сделать паук, чтобы взять и убедиться в долгом отсутствии опасности? Может, «за долгое время убедившись в отсутствии опасности»?
всхлипывая от постоянного плача.
Как-то не вяжется у меня постоянный плач с периодическими всхлипываниями. Может, просто «постоянно всхлипывая»?
ударяя лапами об деревянную столешницу
о
проверяя себя на возможные галлюцинации
Это как?
Вовремя удержавшись за спинку стула, села и ошеломленно уставилась на паука. Вовремя удержавшись за спинку стула, она на него села и ошеломленно уставилась на паука
Два раза одно и то же )
вёл её к выходу, периодически останавливаясь и оглядываясь.
Оглядывался? Паук? ))
оборачиваясь по сторонам
вот здесь лучше «оглядываясь» или «озираясь». «Оборачиваются» всегда назад, а не по сторонам.
Сапоги с каждым шагом увязали по щиколотку.
Лучше «при каждом шаге» или «на каждом шагу». «С каждым шагом» было бы, если бы увязали всё сильнее и сильнее.
на вершине которых танцевало черное пятнышко.
Так он виделся чёрным или всё-таки люминесцировал?
стараясь не повредить и начала
нужна запятая перед «и»
очистила черную ведьму
Какое-то не то слово… Может, «высвободила»?
Поднялся по платью к лицу
Как-то не рисуется у меня… У Адель рана на животе, она залезла в тазик и стала поливать рану водой… При этом она оставалась в платье? В юбке и блузке ещё куда не шло такое провернуть… Но я бы на её месте вообще разделась.
в нагрудный карман на левом плече
Так нагрудный или на плече? %)
Неа
Не-а
сделала вид, что поверила и
нужна запятая перед «и», иначе получается, будто она сделала вид, что отравила.
И, в конце концов, остался
запятые не нужны, тут указание момента времени, а не вводное слово
вот она моя смерть
после «она» нужна запятая либо тире
Я тогда спросила: «зачем они нам летом?».
«Зачем» с большой буквы. Точка после кавычек не нужна.
с зелеными краплениями.
вкраплениями, или крапинками
Да, погоди плакать
запятая не нужна
Он либо примет ее, как мать
запятая не нужна
иллюзорную реальность, как единственную настоящую
и тут тоже
Не верил в себя, словно.
и тут запятая не нужна
что вера него самого тщетна.
наверно, «в него»?
«Пусть пока никак не зовут»,-
запятая должна быть внутри кавычек
Денег стоит, как чугунный мост.
запятая не нужна, но можно тире
Он меня и греет и экзоскелет питает.
нужна запятая после «греет»
nom
20:01
+1
Все поправил.
Он меня и греет и экзоскелет питает.
нужна запятая после «греет»

Здесь не СС, а однородные. Костюм питает экзоскелет
Спасибо огромное.
20:05
+1
Здесь не СС, а однородные. Костюм питает экзоскелет
Тогда первое «и», перед «греет», убрать надо. Если перечисление однородных идёт и перед каждым «и», запятая ставится же.
nom
20:12
+1
Убрал и
20:32
+1
И ещё вот тут два «долгих» получились:
За долгое время убедившись в долгом отсутствии опасности
nom
07:25
07:28 (отредактировано)
+1
Номчик, обрати внимание, появилась "невидимка" т.е. скрытый от гостей текст. Так что можешь не удалять теперь )
Загрузка...