поделиться в соцсетях

 

Выставка

19 апреля 2015 - Идущая по времени
Самый удобный способ познакомиться с городом —
это попытаться узнать, как здесь работают,
как здесь любят и как здесь умирают.


Альбер Камю


Самый удобный способ познакомиться с нашей Зоной –
просто узнать: что и как здесь пишут…





















 
сборник моих стихотворений -
эклектичная выставка эмоций.
подходи, смотри -
осенние этюды в золотистых рамках,
мрачно-кровавые старинные фрески
в угольно-багровых тонах,
прохладный аквамарин морских пейзажей,
выцветшие черно-белые фотографии -
с изображениями старых аллей
и полуразрушенных зданий -
бери на память, что нравится
.
 
Рии






Подснежник

Я — черный подснежник.
Упрямо и нежно
Я бьюсь лбом о крапчатый лед.
Мне больно и жутко, и смертно, конечно
Под тонкою гранью частот,
 
Ломаемых мною.
Сетчатка от боли
Вдруг треснет и солнечный луч
Меня светом бледным от страха укроет
В тот миг, когда ветер колюч.
 
Немо
 

 

Поездец


Ту-дух, ту-дух –
На рельсовых стыках стонет – стучит полотно.
Воет сквозняк, скрежещут ржавые жилы.
Хмарью в жёлтом стекле – станция Дно,
На перроне мелькают – лики, облики, рыла.

Ту-дух, ту-дух –
Монотонно вгоняет шляпки гвоздей гробовщик,
Гулко лупцует дождь по вагонной крышке.
Молчаливый сосед ночами исходит на крик,
Щерится проводник, в титан бросая дровишки.

Ту-дух, ту...
Мчимся из пункта Б(ед) к пункту А(д).
Просто расслабься, пей темноту из кружки.
Просто любуйся в окно на стада ягнят,
Просто не думай, куда их гонят пастушки…
 
Арчибальд Лохматый
 



Я слишком ребёнок...


Я слишком ребёнок, чтоб быть неприступной защитой:
Мои обветшавшие стены все в щелях и дырах,
Но я раздвигаю рукою бетонные плиты,
Но я открываю те двери, что были закрыты,
Чтоб мир для тебя стал немного просторней и шире...

Инфузор
 




Магия


Кормить тебя грудью, внимая приказам рта,
взрывая вселенную жаждой произрастать,
Подкожно разгадывать тайный небесный свет,
Что ищет свой путь в распускающейся листве.
Печенье в ладонях лелеет уснувший день,
Как млечное озеро зреет луна в окне,
Вздыхают расслаблено сочные лепестки
Фиалок, уснувших на глади твоей щеки.
Мы вместе летаем в эфирах миров иных -
Сливаются соки, энергии сил весны.
Кормить тебя небом и пряности трав вдыхать,
Быть магией, облаком, гранями колдовства.
 
Кролик Лилу


 

Задумчивое


обезличенность половинок
заменилась единым целым,
брёл по свету как древний инок,
обессмысленно-пустотелым

до того, как увидел звёзды...
голос звал меня из молчанья.
и баюкали сны, как сёстры,
и ветра на руках качали...

и тянулась незримой нитью
в недра космоса пуповина.
свет из сердца волною вытек,
сделав целым и неделимым

с уходящими ввысь ветвями,
с древним жаром земли родящей.
звуки космоса вновь притянут
нотой чистой и настоящей...
 
Рии
 



Одиссея

Пустота. Во мне, впереди, кругом, и лишь небо будто за мной следит. Одиссей потерял на войне свой дом, в океане вечности он один.
Так и я узнал: поджигать легко, но однажды придётся в огонь смотреть. Вот по следу скачет троянский конь, кто посеял ложь, пожинает смерть.
Забери меня, растворяя боль. Я никто, горячая горсть золы… Укачай, принимая в себя, позволь отмолиться, выплакать,  переплыть.
Мягкий сумрак клубится в моих глазах, ближе небо, теплее ладонь земли. То, что ищет способ себя сказать, на простые строки не разделить, не забыть, не выплеснуть, уходя…
Вот и крайняя точка, угрюмый мыс. Вижу небо, слушаю ритм дождя, и глухая боль обретает смысл.
 
Тимирлан
 

 

Про поезда

шумный плацкарт. за окном утопают
многоэтажки в разливах рек.
льёт косохлёст — ни конца и ни края.
поезд качается, как ковчег.

кажется, ливень — не день, а годами!
люди погружены в сотни дум,
в стёкла врастают щеками и лбами,
смотрят, как поезд идёт по дну.

Мистра
 



Чёрное море
 
Чёрное море, погреться дай жаром, что прячет твоя вода в тёмной утробе своих глубин, мраком укутанной, врытой в ил. Море волнуется: «Не отдам! В эти проклятые холода мне не замёрзнуть бы самому, лучше пытайся скорей уснуть…»
Чёрное море, агар-агар, неотгоревший к зиме загар, твари морские, покой, уют… прячутся в раковину свою раки-отшельники… мне нельзя спать, засыпать, закрывать глаза… Море волнуется: «Приходи, голову спрячь на моей груди, дам и тепло, и покой, и кров, воду морскую добавлю в кровь…»
Чёрное море, amor and more… все остальное, конечно, — вздор. Море волнуется, побегу, тело оставлю на берегу…
Море волнуется: раз-два-три. Раки-отшельники спят внутри.
 
Алиса fromWonderland
 
 
 
 

Утро, солнце, свобода....


Утро, солнце, свобода.
Деструктивность умолкла.
Жизнь, словно сок
апельсина под солнцем.
Пусть будет ВСЁ,
всё поверхностно-милым
Даже мультяшным -
мне нужно коснуться....

И тем более знаю!
Телефон рыжей феи.....
Обойду все преграды, 
превращу свет в надрывность.
Как живёшь, дорогая?
Где и с кем, Где и как ты?
Расцветаешь ночами,
чуть играя в наивность.

Утро, солнце, свобода.
Сам себе улыбаюсь.
Нет похмелья, нет грусти
убивающей напрочь.
Я иду по приметам,
по звонкам телефонным.
Ритм сбивая ногами -
мне медвежество в помощь…
 
Медведь-Шатун
 
 



Чувствуй моё


Ночь
на исходе
омытая
дождевой
призрачно
белым
светящимся
изнутри
я проявляюсь
я знаю
любимый мой
как это больно
молчи
стиснув зубы
и
чувствуй моё
не сумевшее
защитить
вскрытой
гортанью 
топи
в алом слабый стон
и умоляй
где он дышит
и хочет жить
что тебе стоит
оставь мне
хотя бы
сон
чувствуй моё
не сумевши понять
принять
явность реалий
звони
и пиши
ему
и  
умирай 
зная что  
он уйдёт опять
в миг
когда рыжее
светом
прогонит тьму
чувствуй
моё
 
KoMa
 

 

Простить?


Ещё стучит, вбивает что-то в ребро, говорит — он рядом,
и ты прощаешь, пока любишь, ещё не познав ада. 
Пока в тебя не вонзят правду, острую, как  крючок,  
«Уходишь? Ладно, звони, если что». Дёргайся, червячок!  
Вот тут-то, щёлк! и внутри гулко и холодно…как в подвале.
Кровит,  как будто вырвали оттуда всё, располосовали,   
а ты сидишь и кусаешь губы, чтоб не вопить от боли:
 «Прощенья  вовсе не  ждут,  тебя не видели в главной роли.  
Ты будешь одна выбираться из этого, детка. Эти 
слова лишь твой монолог, он не прописан в его сюжете».  
За час шестую выкуриваешь, чтобы не так саднило,  
сжимаешь зубы: «Простить, вновь? Да… чтобы саму отпустило».  
 
Та Ши Ко
 

 
 
 
Почти небесное


Небо завалено снегом по землю
Качественным снегопадово-рыхлым.
Дворники неба совсем оборзели -
Снова напились и где-то там дрыхнут.

Белое в белом замешано густо,
Густо настолько, что кажется серым.
Словно замёрзшие пальцы, не гнутся
Мысли о дворниках, что оборзели.

Если бы было б хотя б воскресенье,
Не на работу б нам, сказочным птицам.
Дворники неба, ну где вы засели?
Хочется с вами засесть и напиться...
 
Фру
 
 


Когда я перестану видеть звезды


Когда я перестану видеть звезды
Сквозь переплет меридианов неба,
Скажи: «Она была хорошим другом»
И черный хлеб на рюмку положи.
Блаженны те, что в хаосе безликом
Узнать способны запахи и травы,
И губы в пряном соке земляники,
И трепет, и биение сердец.
Я вижу сон, рождающий чудовищ,
А в нем реальность схлопнулась беззвучно,
Вобрав в себя и запахи, и травы -
Тяжелый сон без смысла и конца,
Дарующий лишь боль и безысходность.

Но даже в нем упрямо светят звезды,
Транслируя сквозь время и пространство
Четыре слова «это все не зря».
И все не зря! — пока большой ребенок,
Подверженный синдрому нигилиста,
Не протыкает бабочку булавкой,
А говорит ей шепотом: «Лети!»
 
Мексиканский Кактус
 



Двоежители


Мы с тобой — Двоежители.
Третьего нам не надо.
Ни детей.
Ни друзей.
Ни лукавства.
Ни лишних слов.
Мы с тобой — пограничники.
Мы с тобой -
часть преграды.
Мы с тобой — Двоежители,
жители двух миров.
Мы — две фазы Луны, мы — как две стороны медали.
Мы извечны:
нам нет начала
и нет конца.
Мы вблизи незаметны,
зато
мы видны из дали.
Мы близки, как желток и белок одного яйца.
Мы покорны властям, потому что от них свободны.
Между нами и миром людей есть сто тысяч "Но!.."
Мы священных кровей.
Но мы сиры,
чужды,
безродны...

… Мы с тобой — Двоежители.
Третьего
не дано.
 
Эльза Аусберг
 



Кризисное

 
Сегодня
хочу
надеть
на себя
(уверен,
что будут
впору) –
грязь,
городскую
осеннюю грязь
и красные
глаза
светофоров.
 

В улицу выйду,
небом
набью
карманы –
зеленым небом
Bank
of
America.
Money,
money,
money,
бананы,
кризисная истерика.

Трубку достану –
выделюсь.
Выскочкой
выгляну
из людского
потока
в окружающую
серую
изморось
собственного
пьяненького
восторга.

Встану
волнорезом,
долго
смотреть
в глаза
буду
(с лицом
беззаботным),
куклам
монетного
вуду.
А после...
...
а после,
как все, -
на работу.
 
К.Ль
 


 
 
На колокольне или страх высоты


Плыли плоскости улиц над зеленью крон
В медный звон.
Облака задевали серебряный крест.
Синь окрест.
Жарким маревом неба метнулась в глаза
Бирюза.
Скоро ль ярость светила исчезнет совсем
С гулких стен?
Разбивается ветер о блеск куполов,
Полных снов.
Мягкий шорох реки лунной рябью сквозит
Из ракит.
Мрак прохладных глухих полускрытых бойниц
Тянет вниз.
Тени птиц распластались в тоске вековой.
Там покой...

Алессандра из Массандры
 
 


Путь к цели...

Долог и труден путь к достижению желанной цели, и усеян он кознями и ловушками, и покрыт он терниями миллионами крючьев вонзающимися в тело идущего приземляя и разрывая его возвышенные стремления. Ибо нет такой идеи, которая смогла бы возвыситься, не поранив свое благочестивое начало, и нет такой заветной мечты, которая не изменилась бы при столкновении с реальностью.

Мучительно и трудно восхождение на отвесную скалу. День сменяет ночь, ночь сменяет день, здесь не существует времени здесь всегда одно и то же время, по крайней мере, для него. Безысходно долго длится это действо, утомляя своей монотонностью в бесконечном балансировании между опасным отчаянием и желанием все-таки достичь вершины любой ценой. В мозгу, словно мышь скребет желание остановиться и отдохнуть, оглядеться вокруг, обдумать пройденное, но нельзя.

Потому что даже при самом коротком замешательстве начинаешь скользить вниз отставая от своего желания подняться и наконец отдохнуть. Разбиты в кровь руки и ноги, из-под стертых ногтей вылезают мозоли лопающимися волдырями поливающие острые выступы камней. Боль и ломота во всех суставах. Распухший от жажды язык перестает слушаться и давит на воспаленное горло сотнями иголок, вонзающимися при каждом глотке то горячего, то холодного перемешанного с пылью воздуха. Больно все, даже мысли вызывают боль. Любое движение, взгляд- это все боль.

Чувство сравнимое лишь с отчаянием иногда перебивает это доминирующее ощущение и заставляет двигаться дальше. Но сил остается все меньше и меньше, пока наконец горячая темнота не поглощает все естество словно горячая ванна принимая замерзшее на морозе тело. Так тихо и спокойно уйти в себя, без малейших ощущений чего-либо, потому что тело отказалось чувствовать даже боль, а сознание растворилось как легкий дымок в бесконечном пространстве. Темно, только маленькая белая точка в далеком- далеком тоннеле подавала признаки еще не совсем угасшего сознания.

Он сломался, погас, растворился, исчез, умер, его больше нет… почти.

ШЛЯПНИК
 
 
 
 
История некроманта (отрывок)


«Ну уж нет! Я столько выстрадал, столько боли вытерпел. И это всё ради того, чтобы погибнуть просто так?»

В этот миг Вессел увидел себя словно со стороны — жалкий испуганный юноша, сжавшийся в комок посреди ревущего пламени. Беспомощный и абсолютно смирившийся с судьбой.

– Нет уж! – выкрикнул Вессел, выпрямляясь во весь рост.

Он распростёр руки в стороны и без страха взглянул на бушующую огненную стихию. Вессел смотрел, как вокруг него в бешеной пляске крутились языки пламени, извиваясь в каком-то немыслимом танце. Это зрелище настолько завораживало, что он невольно захотел сам стать частицей огня, чтобы также свободно и легко взвиваться к вершинам деревьев. Он желал раствориться, смешаться с пламенем.

Словно читая его мысли, бушующий огонь плавно потянулся к юноше, будто ждал этого момента. Ярко-оранжевые языки переплелись с пальцами человека и, извиваясь как змеи, поползли по рукам. Заворожённый Вессел смотрел, как по нему ползут яркие огненные щупальца. Но пламя не обжигало. Оно лишь ласково прикасалось к нему, как любящая девушка дотрагивается до своего жениха.

– Ты справился, маг! Огонь покорился тебе! – прозвучал в голове восторженный шёпот саламандры. – Теперь, когда он в твоих руках, попробуй управлять им!

Вессел медленно повернул голову и осмотрелся. На площадь, трусливо озираясь по сторонам, припорхал крылатый уродец, каких он уже видел в местных руинах. Юноша почувствовал, как внутри него зародилась неясная сила. Сила безмерная, как сам огонь. И она рвалась наружу. Протянув в сторону карлика руку, Вессел прошептал:

– Гори!

В тот же миг от его пальцев в сторону карлика протянулись извивающиеся струи огня.


ДЖОНИк


 
Шар

Они молча сидели рядом. Хоть глаза их были открыты — они не видели ни деревьев, ни цветов, ни ночного неба. Они смотрели внутрь себя, в глубину чистого озера души, и здесь, в самом далёком, самом потайном уголке, медленно плыли друг за другом воспоминания, мысли, чувства и мечты. Думать о чём-то своём, о чём-то сокровенном намного приятнее, когда знаешь, что рядом сидит ещё кто-то, кто также переживает о чём-то, быть может, грустит, а может и наоборот, улыбается в тишине внутреннего мира. Тёмному шару было приятней вдвойне, он привык видеть лишь грустный лик Луны, слишком далёкий и холодный. А сейчас, рядом сидел этот эльф. Живой и тёплый. И он тоже умеет чувствовать. Впервые за долгие годы тёмный шар захотел улыбнуться. Просто так, сам не зная почему.
— Я смотрю, ты хочешь остаться, а? – тёмный шар перевёл задумчивый взгляд на эльфа. Большие дружелюбные глаза широко открылись, зверёк будто бы пытался проверить что-то, глядя то в один, то в другой глаз эльфа. Остаться? Здесь? Долгие годы его гнали отовсюду, а теперь предлагают остаться, через считанные мгновение после знакомства? «Он знает, что такого не бывает! Он издевается надо мной?» — подумал зверёк. Искренние глаза эльфа были ему ответом. Тёмный шар ещё глубже ушёл в себя и ему стало холодно, скользко, противно. Словно холодный ветер внутри старой бочки, кружилось внутри него одиночество. А снаружи лето. Солнце. Дружба. Смех. Тепло. И всё это видно отсюда, из этой бочки, но он так привык сидеть в сумрачном холоде, что теперь просто боялся обжечься.


Нафаня
 



 
 

Похожие статьи:

РазноеИтоги конкурса прозы "Простые вещи"

Проза31-е февраля

ПублицистикаКритика и творчество.

Комментарии (5)
JonyK # 19 апреля 2015 в 08:04 +3
Вот так вот смотришь — стих, стих, опять стих. Начинаешь кукситься, а потом вдруг Бац — ты видишь История некроманта (отрывок) и через секунду понимаешь, что у тебя уголки рта уже где-то возле ушей))). Спасибо!

зы
спасибо сразу всем и всех нас с днюхой!!
0 # 19 апреля 2015 в 09:42 +3
Спасибо, Идущич! Выставка что надо! a58
Фру # 19 апреля 2015 в 17:55 +4
мы крутые!!!!
Та Ши Ко # 19 апреля 2015 в 18:22 +2
Идушка, ты прелесть!!! Такая выставка!!! Спасибо тебе огромное!!! a58
Спойлер
Смит # 20 апреля 2015 в 05:13 +3
как здорово))))

Коментарии публикаций:

Гардемарин сегодня в 11:36
Если
Гардемарин сегодня в 11:32
Если
Гардемарин сегодня в 11:29
Если
Гардемарин сегодня в 11:28
Если
Гардемарин сегодня в 11:26
Если
Гардемарин сегодня в 11:22
Если
Гардемарин сегодня в 11:21
Если
Demon Hunter сегодня в 02:58
Если
Тигрица. вчера в 21:40
Летаргия
Ольга К вчера в 19:48
Если

Разделы статей

^ Наверх