Приговорённые к Аду. Глава 16. Смерть и возрождение (18+)

Приговорённые к Аду. Глава 16. Смерть и возрождение (18+)
Эксклюзивность:
Уже размещалось где-то (свежее)
Уровень критики:
Вода - легкая критика

Глава 16. Смерть и возрождение

Архангел Михаил в задумчивости бродил по широким светлым анфиладам дворца и никак не мог решиться сделать то, что собирался. Сомнения в правильности задуманного терзали и мучили, не давая покоя. Он знал, что должен поступить так, а не иначе, но что-то внутри подсказывало, что у него нет права так беззастенчиво распоряжаться невинной душой. Кроме того, Михаил понимал: исполнить задуманное нелегко, ведь он не посмеет лгать, а говорить правду совсем не хотелось. Поэтому прежде, чем взяться за осуществление плана, необходимо хорошенько продумать всё до мелочей.

Именно этим он сейчас и занимался, пока его не отвлёк гонец, прибывший от Светлых Врат со срочным сообщением.

— Великий! — гонец, одетый в золотую тогу, преклонил колено, приветствуя Архангела. — Я должен срочно доложить, что с Земли вернулся Лариил. Он настаивает на немедленной встрече с вами.

— Он вернулся один? — уже предчувствуя ответ, Михаил помрачнел.

— Да, Великий.

— А что случилось с остальными?

— Мне это не известно, — гонец, не поднимая взгляда, качнул головой. — Лариил ранен, но отказывается от лекаря, пока не поговорит с вами.

— Что ж, пригласи его, — вздохнул Архангел, жестом отпуская слугу. Тот быстро удалился, и вместо него в зал вошёл Лариил. Тога на нём была изодрана и перепачкана кровью, волосы спутаны, и он заметно хромал.

— Великий! — как и гонец, воин хотел преклонить колено, но Михаил не позволил. Он сам подошёл к Лариилу и, взяв того под локоть, проводил к креслу.

— Присядь, Лариил, — мягко предложил Архангел, усаживая раненого. — Вижу, ты побывал в бою и потерял товарищей… Расскажи: что произошло?

— Это не было боем, Великий, — помолчав, воин удручённо опустил голову. — Это было убийством… На нас напало существо, которое Рамдэль определил как «Адского Жнеца».

— Адского Жнеца? — брови Архангела поползли вверх, и он с недоумением уставился на воина. — Ты уверен, что нормально себя чувствуешь, Лариил? — заботливо поинтересовался он. — Ты ведь ранен… Может, отложим наш разговор на более подходящее время?

— Я не лгу, Великий! — тут же вскинулся Лариил, поняв, что ему не верят.

— Конечно, нет! — Михаил дружески улыбнулся. — Я тебе верю, просто… Возможно, ты сильно ударился, и стоит показаться лекарю прежде, чем мы продолжим, — он уже обернулся к дверям, намереваясь отдать страже распоряжение пригласить целителя, но Лариил вдруг соскочил с кресла и, наплевав на приличия, вцепился в руку Архангела, вынуждая повернуться к нему.

— Имя Нигар о чём-то вам говорит? — быстро спросил он, не давая Михаилу опомниться. — Его ещё в школе дразнили Поющим Карликом?.. Вы знаете о нём, Великий?! — он требовательно вглядывался в бесстрастное лицо Архангела, и увидел, как тот вдруг побледнел, а его щека нервно дёрнулась.

— Почему ты спросил? — одним махом растеряв всё своё благодушие, Архангел пронзил воина огненным взором. — Откуда ты…

— Нигар убил всех людей в одном из южных поселений, — Лариил немного пришёл в себя и поспешил выпустить руку Михаила, которую нервно сжимал. — Мы прибыли туда, чтобы разобраться.

— Кто был в вашей группе?

— Неллиэль, Рамдэль и я.

— Что дальше?

Архангел больше не смотрел на воина. Он скрестил руки на груди и расхаживал по залу, глядя прямо перед собой невидящим взором.

— Перед нами появился ангел… Вырос, словно из-под земли. Потом засвистел и…

Михаил поднял руку, прерывая рассказ. Он ещё помнил, что почувствовал, когда ощутил на себе дьявольскую магию Нигардиэля, и эти воспоминания были слишком болезненными. Тогда впервые Архангел смог ощутить себя полным ничтожеством, неспособным не только защитить других, но и помочь самому себе. Помнил, как извивался, барахтаясь в мутной луже возле полигона, и не мог набрать в лёгкие ни глотка воздуха. А потом начался ад, и всё вокруг окрасилось кровью невинных и огласилось их безумными криками. Те крики до сих пор звенели в ушах Михаила, а картина разорванных трупов, сплошным ковром устилавших полигон, не давала уснуть.

— Почему ты выжил? — только и оставалось спросить Архангелу, этим прерывая тяжёлые и горькие воспоминания.

— Нигар не захотел убивать меня и Рамдэля… Он убил только Неллиэля и…

— Конечно, Неллиэля… — отрешённо выдавил Михаил, отвечая на какие-то свои мысли. — А где тогда Рамдэль? — обернулся он к воину.

Лариил побледнел и опустил голову.

— Рамдэль был слишком сильно травмирован Нигаром, Великий, — после долгой паузы заговорил он. — Появились Падшие, и Рамдэль приказал мне улетать, чтобы предупредить братьев о том, что одной из характеристик Нигара является магия «Адского Жнеца».

— С чего он это взял? — на этот раз в голосе Архангела не было и доли насмешки. Он смотрел на воина пристально и напряжённо.

— На наших глазах Нигар перевоплотился в небольшую змею, которая своим ядом мгновенно убила Неллиэля и заглотила его душу.

Краска спала с лица Михаила, и он вдруг покачнулся, судорожно ухватившись рукой за колонну.

— Великий… — встревоженно подскочил Лариил, но Архангел махнул ему, приказывая оставаться на месте.

— Создатель!!! — вырвалось у Михаила, и он, ссутулившись, словно старик, зажмурился, не в силах переварить услышанное. — Что же я наделал?!

Архангел так долго молчал, что Рамдэлю начало казаться, что тот и вовсе лишился дара речи. Однако прошло несколько минут, и вновь раздался голос Михаила. На этот раз он звучал глухо и отрешённо.

— Я обещаю, что жертва Рамдэля не окажется напрасной, — совсем тихо произнёс он. — Если Падшие его убили — я верну его, Лариил. Такие герои не должны прозябать в забвении.

— Я не хотел бросать товарища, Великий…

— Не сомневаюсь, — Михаил тяжело вздохнул. — И не виню тебя. Теперь же иди, Лариил… Мне надо подумать.

Воин поклонился и, прихрамывая, покинул зал.

Архангел проводил того тусклым взором и, сжав кулаки, зарычал, как раненый зверь. Самообладание, которое он проявлял в присутствии Лариила, далось слишком нелегко и теперь его покинуло. От ярости и злобы потемнело в глазах, и хотелось только одного: крушить всё вокруг, чтобы выплеснуть, наконец, эту боль.

«Как же так случилось?! — в который раз спрашивал себя Михаил, задыхаясь от раздиравшего его отчаяния и в бессилии метаясь по залу. — Как я — Величайший Слуга Создателя — мог не заметить в отродьях Сатаны силы, которые тот заложил в них?! Как я мог быть таким беспечным и позволить исчадиям Ада уйти от возмездия?! Они же всё время были рядом, у меня на глазах! Почему раньше я не покончил с ними?! Почему сомневался и медлил, когда нужно было действовать?! Неужели эти дети обладают ещё одним даром, позволяющим им превратить окружающих в слепых котят, не способных распознать Зло?!.. Воистину поганый Люцифер всё хорошо просчитал! Даже проиграв, он умудрился вновь бросить нам вызов, доказав всем, что он — самый умный и коварный из Архангелов, и таковым останется навсегда… Люцифер всё предвидел, всё учёл… Кроме одного…»

Михаил замер, судорожно ухватившись за мысль, неожиданно промелькнувшую в голове. Несколько секунд Архангел стоял не шевелясь, боясь даже вздохнуть, потом медленно перевёл дыхание, принимая решение, которого так долго пытался избежать. Он вдруг понял, что медлить больше нельзя. Время в Раю, как и в Аду, текло иначе, чем на Земле, поэтому каждая секунда бездействия грозила стать катастрофой.

Стряхнув неуверенность, Архангел подавил остатки ярости и, взяв себя в руки, решительно направился к белоснежному храму, стоявшему на высоком, усыпанном цветами холме, и сверкающему тысячами серебряных искр под бесконечно синими небесами.

* * *

Белая густая завеса тумана скрывала от любопытных глаз портал в святая святых Обители Вечности. Михаил не любил туда заходить, ведь каждый раз поводом служила ещё одна неоправданная смерть. Таких смертей набиралось всё больше в последнее время, и Архангелу приходилось чуть ли не каждую неделю собирать печальный урожай погибших чистых душ, чтобы воздать каждой по заслугам. Вот и сейчас, едва переступив порог Скорбного Святилища, Михаил подошёл к круглому каменному возвышению, напоминавшему колодец, взглянул в недра бездонной ослепительно-белой воронки, и почувствовал, как внутри всё сжимается от подступающих слёз. Столько братьев опять погибло, защищая мир от последователей Люцифера! Столько неоправданных жертв собрала эта война!..

Склонив голову в последнем прощании, Архангел снял с груди святое ожерелье с золотым символом посередине и провёл им над сияющей ледяными искрами пропастью.

Тут же пространство вокруг наполнилось таким лютым холодом, что камень, из которого было построено Святилище, начал трещать, трескаться и осыпаться прямо на глазах. Михаил не шелохнулся. Он лишь чуть вздрогнул, чувствуя, как замерзает кровь, а плоть, вместо физической, приобретает неуязвимую эфирную оболочку.

Когда Архангел вновь начал двигаться, его огромное мощное тело так и осталось стоять у колодца, склонившись над гранью Вечности, и зажав святое ожерелье в почти прозрачных от инея руках.

Окинув безразличным взглядом свою застывшую физическую ипостась, Михаил опустился на колени и несколько минут молился, беззвучно шепча заклинания на давно забытом всеми языке. Это был язык самого Создателя, который сейчас помнил только Михаил, и только он мог напрямую обратиться к Отцу, чтобы с ЕГО помощью дать погибшим братьям второй шанс. С другими просьбами и мольбами Архангел никогда не обращался, не смея тревожить Создателя без веских на то причин. Он только единожды нарушил это табу, сообщив Отцу о начале противостояния с Люцифером, хотя и так знал, что Создатель всегда в курсе происходящего. В следующий раз табу могло быть нарушено только когда окончится война и Михаил либо доложит о победе, либо о позорном поражении. Сейчас же Архангел просто перечислял имена ангелов, которые, как он считал, были достойны повторно обрести физическое воплощение, чтобы защищать вотчину Создателя от врагов всего сущего.

Когда молитва была окончена, Михаил всё ещё не шевелился, ожидая, не снизойдет ли Создатель до разговора с ним и не захочет ли дать ему своё наставление или поручение, но из студёной бездны лилось лишь глухое безмолвие. Отец не желал направлять Михаила, предоставляя сыну возможность разобраться во всём самому, сохраняя при этом неизменное право на Свободную Волю.

Поняв, что Создатель, как и всегда, не склонен к общению, Архангел прошептал слова прощания, и его образ тут же исчез, растворившись в ледяном изваянии физического тела. Через мгновение оцепеневшая статуя отмерла и шевельнулась, а космический холод в Святилище сменился тёплым прозрачным воздухом.

Михаил огляделся. Каменный колодец перестал клубиться бесконечностью и рассыпать вокруг себя ледяные звёзды. Он словно уснул, спрятавшись под завесой молочного тумана и надёжно укрыв собой жерло бездонной воронки. Однако от самого колодца в разные стороны теперь шло множество неоновых лучей, на концах которых плавали в невесомости физические оболочки тех ангелов, кто погиб, и чьи души Архангел только что отмолил у Создателя.

Мысленно поблагодарив Отца за помощь и возведя ему хвалу, Михаил стал по кругу обходить тела, прикасаясь перстом правой руки к пупку каждого и называя воина по имени. Всполох Святого Огня вонзался в застывшие израненные тела и расплывался по ним волнами, подобно кругам по воде. Зыбкие образы ангелов тут же теряли расплывчатые очертания и становились более отчётливыми. Они напитывались энергией жизни, наполняясь животворной силой, словно пустой сосуд. Раны исчезали прямо на глазах, кожа розовела. Покрывающий их черты лёгкий иней таял, делая лица более узнаваемыми. Однако вырванные из лап смерти воины всё ещё не шевелились, и только по слегка вздымающейся груди было понятно, что ангелы живы, хотя всё ещё крепко спят.

Последним Михаил приблизился к телу молодой девушки и долго смотрел на неё прежде, чем осмелился даровать возрождение. На этот раз прикосновение Святого Огня было более продолжительным, отчего тело Авроры ощутимо встряхнуло, и, словно резко вынырнув из-под толщи воды, она закашлялась и глубоко вздохнула…

* * *

— Где я? — очнулась Аврора на руках Архангела. Укутав девушку в шёлковое полотно, Михаил нёс её по коридорам храма.

— Ты в безопасности, не разговаривай, — пробормотал он, быстро занося девушку в пустую светлую комнату, где возле переплетённых золотым узором окон стояла деревянная лежанка, устеленная пуховым покрывалом, напоминающим пушистое белоснежное облако. Опустив Аврору на него, Михаил коснулся кончиками пальцев её лица и приказал:

— Спи!

Веки её сомкнулись, и она погрузилась в глубокий спокойный сон.

Архангел же всё ещё стоял рядом, рассматривая её и становясь мрачнее с каждой секундой. В конце концов, его лицо скривилось, кулаки сжались, по телу пробежала дрожь отвращения.

— Кто бы мог подумать, что Зло уже протянуло и к тебе свои грязные руки! — прошипел он, глядя на девушку, как на ядовитую змею. — Отродье Люцифера движется по стопам отца!..

— Великий! — чей-то голос негромко окликнул его, заставляя вздрогнуть и выводя из задумчивости. Михаил обернулся и увидел стражника, нерешительно замершего в дверях.

— Я занят, Сашаэль! Чего тебе? — раздражённо поинтересовался он.

— Из храма доложили, что возрождённые пришли в себя.

— Ладно… Хорошо… — всё ещё пребывая в своих размышлениях, Архангел рассеянно кивнул. — Как только оденутся, вели Камияру прийти сюда.

— Как прикажете, Великий, — покорно кивнув, стражник бесшумно исчез.

Прошло немного времени и размышления Михаила вновь были прерваны звуком шагов. В комнату вошёл Камияр. Он преклонил колено перед Архангелом, и замер, не поднимая головы.

— Благодарю, Великий, что даровали мне второй шанс, — так как Михаил всё ещё молчал, воин решился заговорить первым. — Простите, я подвёл вас…

— Я бы не стал возрождать тебя, Камияр, — холодно кивнув, осадил Архангел, даже не скрывая своего недовольства. — Но, к сожалению, обстоятельства таковы, что требуются твои навыки. Может, как воин, ты и не на высоте, но как охотник ты мне нужен.

— Спасибо, Великий, — Камияр ещё ниже опустил голову, понимая, что ему предоставляется право искупить свою вину за то, что не выполнил пожелания Архангела и не смог убить Белл-Ориэля на поединке.

— Раз ты оказался неспособным исполнить мою волю в первый раз, я даю тебе шанс реабилитироваться, Камияр, — продолжил Михаил, меряя шагами комнату. — Мне по-прежнему нужен Белл-Ориэль. И он нужен мне мёртвым…

— Будет ещё один поединок? — воин всё же решился поднять голову и взглянуть на Архангела.

— Нет. На этот раз тебе придётся отправиться за Белл-Ориэлем на Землю и сделать всё, чтобы я больше никогда не слышал этого имени.

— Хорошо, Великий… Могу я узнать, что мальчишка делает на Земле?

— Он уже не мальчишка, Камияр, — мрачно поправил Михаил, невольно поморщившись. — Я изгнал его из Рая вместе с братом, который после вашего поединка убил семнадцать невинных душ.

Лицо воина посерело, и он в ужасе распахнул глаза.

— Семнадцать?! — дрогнувшим голосом переспросил он, всё ещё надеясь, что ослышался, но по тому, как побелел Михаил, понял, что это правда. — Но… как это случилось?

— У меня нет времени отвечать на твои вопросы! — Архангел внезапно разозлился. — Лучше взгляни на эту девочку и как следует её запомни!

Камияр встал, и приблизившись к ложу, посмотрел на Аврору.

— Это та самая девушка, что напоролась на мой меч, заслонив собой Белл-Ориэля? — тихо спросил он.

— Она самая, — Михаил угрюмо кивнул, потом продолжил: — Сейчас Белл-Ориэль очень силён и стал тебе не по зубам, Камияр, но эта девушка поможет его найти — просто не теряй её из виду. Когда Белл-Ориэль встретится с Авророй, он расслабится и станет уязвим. Тогда у тебя будет шанс доделать то, чего ты не смог сделать раньше. Только учти: шанс будет всего один. Либо ты одолеешь противника, либо он тебя. Если же ты и на этот раз проиграешь, можешь больше не рассчитывать на возрождение. В Святом Воинстве нет места неудачникам, ты меня понял?

— Конечно, Великий, — Камияр поспешно кивнул, порозовев от стыда. — Благодарю, что по-прежнему верите в меня, хотя я и не заслужил.

— Соберёшь свою команду, возьмёте Аврору, и на землю отправитесь вместе, — не ответив, добавил Архангел. — Там вы разойдётесь, но ты, со своими охотниками, будешь неотступно следить за девчонкой.

— Сколько у нас времени?

— Столько, сколько потребуется для успешного выполнения задания. Пока Белл-Ориэль будет предпочитать Аврору войне — у вас развязаны руки. Можете, как следует подготовиться, чтобы ударить наверняка.

— А что делать с девчонкой?

— Когда решишь вопрос с её возлюбленным, Аврору… — Михаил запнулся, потом многозначительно приподнял брови. — В любом случае, на Земле ей делать нечего, — глухо добавил он.

— Я всё понял, Великий, — на этот раз голос Камияра не дрогнул. Он был полон решимости оправдать доверие.

— Теперь иди! — разрешил Михаил, кивнув воину на дверь.

Камияр ушёл, а Архангел, проводив воина тяжёлым взглядом, обернулся к Авроре.

— Проснись! — небрежно приказал он, наблюдая, как та борется с остатками навеянного сна. Через несколько секунд она открыла глаза и села в постели.

— Великий? — её голос прозвучал сдавленно и слегка виновато. После чего она поспешила встать и замерла перед ним.

— Оденься! — кивнул он ей на тогу, лежавшую на кровати.

Аврора послушно натянула лёгкое голубое одеяние.

— Не хочешь ничего мне объяснить? — после долгого гнетущего молчания потребовал Михаил.

— Простите, Великий, но… вряд ли я смогу объяснить, что произошло, — смутилась Аврора. — Когда я увидела, что Белл-Ориэль погибает, я…

— Я не о том безрассудстве, что ты учинила на полигоне, Аврора! — рявкнул Архангел, покраснев от ярости. — Хотя и этот твой поступок иначе как глупостью я назвать не могу!

— Но о чём вы тогда хотите узнать, Великий? — искренне опешила она. — Разве я совершила ещё что-то ужасное?

— Вот, как? Ты даже не знаешь, что совершила, Аврора? — голос Михаила стал ядовито-приторным. — Неужели смерть от меча Камияра заставила тебя забыть о том, где ты находишься и кем являешься?

— Я не… понимаю… — она побледнела, но всё ещё не могла оправдать тон, с которым Архангел с ней разговаривал.

— Я долго думал прежде, чем воскресить тебя, девочка, — с трудом погасив в себе негодование, Михаил прошёлся по комнате. — Готовился к этому разговору, сомневался, упрекал себя… Хотел просить у тебя прощения и умолять о помощи… Считал, что только твоё доброе сердце, невинность и чистота смогут рассеять тучи, что нависли над всеми нами. Спрашивал себя, а имею ли я право подвергать опасности светлую душу ради великой цели? Я многое передумал за эти дни, Аврора, но даже представить себе не мог, что меня постигнет ещё одно жестокое разочарование! Что ты окажешься Отступницей, которая предаст всё, чем одарил тебя Создатель, ради мимолётной сладости греха!

— Великий, но… — попыталась было возразить Аврора, и вдруг остановилась.

В памяти неожиданно всплыла картина, где Белл-Ориэль, крепко прижав её к своему разгорячённому телу, жарко целует. Как его руки оплетают её всё сильней, а фиалковые глаза горят странным лихорадочным огнём. Она покачнулась и, смертельно побледнев, застыла с открытым ртом.

— Ты надеялась, что удастся скрыть это от меня?! — жёстко произнёс Архангел, вновь приходя в бешенство. — Что грех прелюбодеяния никак не отразится на твоей чистоте?!.. Да мне стоило только взглянуть на тебя, как вся эта мерзость вылезла наружу! Глупая, маленькая потаскушка! Как ты посмела так вести себя в обители самого Отца?! Как посмела превратить Его дом в вертеп разврата?!

Аврора не отвечала. Она вся съёжилась и спрятала лицо в ладонях, чтобы хоть как-то укрыться от слов Михаила, которые хлестали не хуже пощёчин.

— Ты не заслуживаешь того, чтобы называться Ангелом! — продолжил Михаил с презрением. — Ты не заслуживаешь того, чтобы называться Светлой дочерью Рая! Твоё место рядом с Сатаной, в его бордели! Я с удовольствием отправлю тебя прямо в Ад, к демонам! И пусть они воздадут тебе по заслугам! — сказав это, Михаил хлопнул в ладоши.

Тут же появились два стражника. По знаку Архангела они схватили Аврору за руки и увели в каменные казематы «Тёмной грани».

Мои ожидания:
  • разное
оцените...
11:20
32
RSS
19:57
+1
Жалко девочку:))) js3
Знаешь, Котя Бро, мне всё-таки Ад, видимо, как-то ближе:))) fs1
Что говорится: В Раю — погода хороша, а в Аду — общество:)))
А Бох так и не появится?


20:49
+1
Я предпочитаю не затрагивать ЕГО:))))
22:10
+1
Молодец, а у меня такого предпочтения нет:))) fs1
14:00
+1
Жуууууть!
Пойду читать дальше. ))
Загрузка...