Приговорённые к Аду. Глава 17. На своих условиях (18+)

Приговорённые к Аду. Глава 17. На своих условиях (18+)
Эксклюзивность:
Уже размещалось где-то (свежее)
Уровень критики:
Вода - легкая критика

Глава 17. На своих условиях

Возвратившись из деревни, Нигар устало бросил мешок с монетами в угол пещеры и, прислонившись к стене, бессильно сполз по ней на пол.

Ещё в начале перемещения ангел почувствовал, что ему плохо. Голова отчего-то кружилась, по венам растекался студёный холод, а живот скручивала нестерпимая боль, словно в организм проник смертельный яд. Нигар ощутил, как похолодели ладони, потом по лбу заструился холодный пот, уши заложило, и перед глазами поплыл вязкий белый туман.

Начался озноб. Нигар обхватил себя руками, пытаясь согреться, потому что его вдруг стало трясти так сильно, что застучали зубы.

— Что это со мной? — с трудом удерживая ускользающее сознание, проскулил Нигар, из последних сил борясь с усиливающимся приступом дурноты. — Я умираю?

— Перевоплотись в з-з-змею! Немедленно! — прошипел внутри знакомый голос, отозвавшись чудовищной болью в голове.

— Не могу, — мир вокруг потемнел.

Нигар согнулся пополам и плюхнулся на четвереньки, ощущая, как боль тяжёлым колоколом бьётся в висках. Его качнуло в сторону. Нигар завалился на бок, прислонившись щекой к холодному полу и вздрагивая от нахлынувших рвотных спазм.

— Превратись в змею и выплюнь душу! — подсказал голос, и ангелу показалось, что в его черепе кто-то хорошенько прошёлся молотом.

Это вызвало новый поток боли, но, как ни странно, помогло немного разогнать плотный туман, окутавший сознание. Уже плохо осознавая, что делает, Нигар в последнем усилии перевоплотился, и тут же почувствовал, как от тошноты и невыносимого жжения в желудке сводит челюсти и горит в горле.

Когда змей распахнул пасть и вытолкнул наружу невесомый комок мутной субстанции, Нигару показалось, что вместе с ней выпала и собственная душа, решившая покинуть бренное тело. Боль была такая, что свет померк перед глазами, а они сами едва не лопнули, вылезая из орбит.

И всё же Нигар слишком поторопился попрощаться с жизнью. Как только душа Неллиэля бесформенной грязной массой шлёпнулась на пол, он охнул и буквально сразу впал в эйфорию от невообразимого облегчения и ощущения долгожданной свободы.

Ему понадобилось ещё полчаса, чтобы окончательно прийти в себя и восстановить силы. Убедившись, что всё действительно позади и ему больше ничего не угрожает, Нигар потихоньку поднялся на ноги и перебрался в кресло, украденное в деревне. Закутавшись в плед, он расслабился и почувствовал, что засыпает. Но только собрался немного подремать, как в голове, некстати, снова активизировался змей.

— Ты можешь поглотить, осквернить, и даже убить душу, но ты не можешь её удержать! — напутствовал голос, не обращая внимания на упрямые, но бесполезные попытки Нигара не слушать его и уснуть. — Запомни: задержать душу в себе можно лишь на несколько минут, после чего её необходимо переместить в специальный сосуд или просто выплюнуть.

— Почему сразу не сказал? — возмутился ангел, приоткрыв глаза и с отвращением покосившись на останки души Неллиэля.

— Я не мог сказать! — в свою очередь огрызнулся змей, разозлённо зашипев. — Ты закрылся от меня и приказал заткнуться!

— Вот как? — брови Нигара удивлённо взметнулись вверх, а губ коснулась откровенно ехидная усмешка. — Значит, ты не всегда можешь мне надоедать, мой навязчивый друг, и я способен «выключить» твоё назойливое зудение?

На это змей не ответил. Только громче зашипел.

— Ладно, — Нигар подумав, милостиво махнул рукой. — Можешь опять лезть со своими советами, если считаешь их настолько важными. Только не слишком часто, договорились?

— Тогда займись, наконец, делом! Пора учиться! — не выдержав, рявкнул змей в последний раз и затих.

— Сначала я займусь своим новым домом, — решительно отмахнулся Нигар, проигнорировав нетерпеливое шипение змея, который был не согласен с такой постановкой вопроса. Однако возражать на этот раз не осмелился, лишь недовольно заёрзал в голове, наблюдая, как ангел встал с кресла и отправился разбирать продукты.

* * *

Приведя своё новое жилище в более или менее пригодное состояние и, покончив, наконец, с распределением нужных вещей по своим местам, Нигар оценил полученный результат и остался доволен. Теперь у него имелось почти всё для комфортного проживания, исключая всякие мелочи, которыми он планировал обзавестись позже.

Импровизированная кухня и склад на леднике ломились от продуктов. Чашки, тарелки, ложки и горшки были аккуратно разложены в удобной нише, где Нигар обустроил нечто, похожее на очаг. В соседнем зале пещеры ангел расставил нехитрую мебель, превратив его в гостиную, напополам со спальней. Не забыл ангел также и про место под библиотеку, посчитав неудобным держать простые книги рядом с раритетами, и каждый раз открывать тайник, если захочется просто почитать или записать какую-то информацию. Для этих целей Нигар выбрал самый сухой зал — благо дело залов было множество — с постоянной температурой и влажностью, где с особой любовью разложил все найденные папирусы, прихваченные им из деревни.

Оставался нерешённым только один вопрос — это тепло. И хотя Нигар был счастлив оказаться вдалеке от цивилизации, наслаждаться тишиной и чистым воздухом, всё же иногда в пещеры задувал студеный морозный ветер, заставляя ангела, ёжится от холода и закладывать больше дров в костёр, тут же заволакивающий жилище едким чёрным дымом. Поэтому, после недолгих сомнений, и тщательного обследования пещер внутри и стен снаружи, он принял решение соорудить камин, который будет постоянно обогревать хотя бы спальню и гостиную.

Раздобыть подходящие инструменты и материалы оказалось на удивление просто. Наученный горьким опытом своего первого общения с людьми, Нигар переоделся в неброскую, но чистую одежду, взял побольше монет из запасов и отправился в первый попавшийся городок, где на ярмарке купил всё необходимое.

На проектирование и строительство ушло почти две недели. Зато когда в камине весело затрещали дрова, а по самодельному водостоку в деревянную купель потекла тёплая водичка, Нигар был на седьмом небе от счастья. Теперь для полного удовольствия ему не хватало только добраться до кладези запретных, невероятно манящих знаний.

Плотно пообедав и выпив бутылку дорогого вина, купленного им в городе, ангел в самом благодушном настроении отправился наконец в тайное хранилище.

В первую очередь он разыскал карту, о которой упоминал Посланник, и убедился, что пояснения к ней полностью соответствуют действительности. Все книги лежали именно там, где было указано, а за стеклянным стеллажом в одной из ниш обнаружился скрытый потайной ход, ведущий в квадратное мрачное святилище, с длинным и узким алтарём посередине.

По углам святилища располагались высокие подставки с рядами чёрных свеч, справа от входа стоял небольшой и прямоугольный стол, а гладкий как мрамор высокий алтарь, выделялся на общем фоне зеркальным серо-коричневым пятном.

Алтарь обрамляла цепь символов и непонятного предназначения углублений, отходивших лучами в разные стороны и теряющихся среди ажурных каменных изразцов съёмной решётки, под которой Нигар обнаружил круглое отверстие, уходящее в пол на невероятную глубину, размер которой ангел так и не смог определить.

Осмотрев остальные предметы вроде каменных ниш, устроенных в стенах, Нигар нашёл множество непонятных инструментов и приспособлений, предназначенных, по-видимому, для проведения каких-то обрядов. Решив отложить разгадку святилища на потом, Нигар вернулся в библиотеку и, позабыв про всё на свете, наплевав на еду и сон, одержимо принялся изучать все свитки подряд. Он впитывал знания, словно губка, и, находя особенно ценные, тут же заносил их в свой личный дневник, одновременно делая расчёты и пояснения.

Однажды ему попался свиток, где обнаружилось продолжение тому, что Нигар похитил из хранилища Михаила. Задрожав от нетерпения, он стал изучать его и с удивлением осознал, что схемы и символы, указанные в нём, стали гораздо понятнее. Сказывались те знания, что он уже приобрёл, проводя время над изучением всевозможных трактатов.

Пытаясь хорошенько разобраться в способе трансформации душ, Нигар отложил все другие свитки и занялся только этим.

«Сохранять и отдавать все качества духовной материи способен «Мёртвый камень», — в который раз прочитал он и задумался. Уже не впервые Нигар натыкался на упоминание «Мёртвого камня», но до сих пор не мог понять, что это за камень и где его взять.

С досадой отбросив свиток, он ещё раз заглянул в карту, надеясь увидеть там пояснение или что-то ещё, но там было пусто.

— Змей! — потеряв надежду, окликнул Нигар, привычно поморщившись от слабой боли, пробившей виски. — Ты не знаешь, что такое «Мёртвый камень»? Здесь нет точной расшифровки…

— Глупый ангел! — раздался в голове снисходительный смешок, отчего Нигар тут же ощетинился и зарычал. — Разве ты не знаеш-шь, что «Мёртвым камнем» называют синий сапфир? Ты ведь читал о нём недавно, помниш-ш-шь?

— Я читал о многих камнях, но нигде не упоминалось название «Мёртвый камень»! — огрызнулся Нигар, разозлившись. — И нигде не говорилось о том, где его взять!

— Тот, что тебе нужен, ты найдёш-ш-шь, — уклончиво заметил змей. — Просто разберись пока в теории.

— Тут написано, что в качестве длительного хранилища душ мне понадобится и «Живой камень», — сдерживая раздражение, решился вновь спросить Нигар. — Не скажешь, что это значит?

— Ты забегаеш-ш-шь вперёд! — зашипел змей, недовольный его вопросом. — Читай больше, и всё узнаеш-ш-шь!

— Если будешь на меня шипеть — заблокирую! — пригрозил Нигар, угрожающе сузив зрачки. — Тебе что, без нотаций ответить трудно?

— «Живой камень» — это камень с живой энергией внутри, — неохотно пояснил змей, заелозив в голове.

— Рамистар?

— Нет! Просто камень из Рая, который долгое время накапливал в себе Светлую энергию.

— Любой камень из Рая? — нахмурившись, уточнил Нигар.

— Только алмаз-з-з… — поправил змей, теряя терпение. — С чистыми гранями, незамутнённый примесями. Он может вечно сохранять вокруг себя привычную среду и температуру для того, чтобы души не испортились. Находясь в непосредственной близости к камню, души не чувствуют разницы между ним и самим Раем.

— Ясно, — Нигар как-то сразу сник. — Значит, взять мне его негде, — мрачно подытожил он.

— Ты всё получиш-ш-шь, — помолчав, успокоил змей. — Но ты должен быть готов. Поэтому, читай! Учи! Раз-з-збирайся!

— Я и так уже неделю отсюда не вылезаю! — вскипел ангел, внезапно почувствовав, что зверски голоден и безумно устал.

— Не неделю, а три, — невозмутимо поправил голос в голове. — Но времени мало… Ты должен учиться быстрее!

— Я проторчал здесь три недели?! — не обратив внимания на брюзжание змея, ахнул Нигар. — А как же Белл?! Ты так и не сказал мне, где он?!

— Скоро увидитесь. Но сюда его не приводи. Помни про условия!

— Да помню я! — огрызнулся Нигар, убирая свитки на полки и направляясь к выходу. — И не собираюсь показывать Беллу библиотеку!

— Тебе лучше уйти от него пока и жить отдельно, — попробовал было заикнуться змей, но быстро смолк, почувствовав ярость, тут же охватившую Нигара.

— Так я и думал! — не хуже самого змея зашипел тот, задрожав от злости. — Ты хочешь разлучить нас! Сначала запрет на библиотеку, а потом и это! Говори, где Белл, немедленно! Иначе я сожгу все эти свитки к чёртовой матери, понял?!

— Нет, я не хочу вас разлучить, — забеспокоился змей, тревожно заворочавшись в голове. — Просто тебе будет неудобно посещать хранилище, если Белл будет рядом. Я лишь предложил вам расстаться на время, пока ты учишься…

— Нет! — рявкнул Нигар, обрывая излияния змея. — Я никогда не брошу Белла! И теперь я знаю, что вы с Посланником не просто так показали мне хранилище. Вы не меньше меня заинтересованы в том, чтобы я получил знания, там сокрытые. А значит, получать их я буду на своих условиях!

— Глупый ангел! — змей в голове завертелся ужом, отчего боль в висках Нигара стала довольно ощутимой. — Хранилище зачаровано, магию не отменить! Если нарушишь хотя бы одно правило — учиться не сможешь и останешься слабым! Станешь бесполезным для своей миссии и не сможешь отомстить врагам!

— Я уже сейчас могу им отомстить! — тон Нигара стал холодным и вызывающим.

— Разве ты не хочешь стать ещё сильней? — с мягкой убеждённостью прошелестел голос в голове. — Разве не чувствуешь пробудившуюся в тебе страсть ко всему новому, необычному, загадочному?.. Хранилище даст тебе ответы на все вопросы, если ты подойдёшь к делу ответственно. Белл-Ориэлю эти знания лишь навредят, и ограничения наложены, чтобы защитить его, а не наоборот.

— Так это или нет, но не смей никогда больше настраивать меня против брата! — прорычал Нигар, и его фиалковые глаза почернели, заполнившись тьмой. — Запомни: мне наплевать, что будет со мной, но Белла я в обиду не дам!

— Хорош-ш-шо, — успокаивающе прошипел змей, покорно соглашаясь.

Нигар помолчал, обдумывая его слова, потом мотнул головой, стряхивая остатки накатившей ярости и уже просветлевшим взглядом обводя хранилище. Потом устало вздохнул и вышел, тщательно заперев за собой обе потайные двери.

— Всё, надо поесть… И отдохнуть, пока крыша не поехала, — пробурчал он, начиная растапливать камин в своей импровизированной гостиной.

* * *

— Афаэл! — в зал пещеры, где уютно потрескивал огонь в сложенном из камней очаге, широким шагом вошёл высокий жилистый воин и не мешкая направился к правителю.

— Что случилось, Самаэль? — быстрым взглядом окинув резкие, словно выточенные из камня черты воина, его глубоко посаженные чёрные глаза, правитель с удивлением обнаружил в них признаки страха и замешательства. — Ты ведь должен быть сейчас за тысячи миль отсюда. Разве зона твоей ответственности не гораздо более жаркий континент?

— Похоже, у меня нет больше зоны ответственности! — огрызнулся воин, с досадой пнув стоявшую на пути лавку, отчего та улетела и врезалась в стену, мгновенно рассыпавшись щепками.

— Объяснись, — проводив испорченный предмет мебели потемневшим взглядом, Правитель поморщился.

Самаэль помолчал, нервно расхаживая по комнате. Было видно, что ему тяжело собраться с мыслями и поведать о том, что произошло. Афаэл молча наблюдал за ним и видел, что воин отчаянно борется со своими эмоциями и не знает, как начать.

Самаэль считался ещё одним приближённым к правителю лицом, относящимся к тем, кому тот доверял. Как и Сариил с Хемахом, этот Падший отличался недюжинной силой и мог одним ударом кулака сразить противника наповал. Пожалуй, Самаэль, при желании, мог бы поспорить за власть с самим Афаэлом. Но дело в том, что власть этого воина совершенно не интересовала. Он просто не умел ею пользоваться, а подковёрные интриги и заговоры вызывали у него стойкое отвращение и неизменно навевали тоску. Всё, что он ценил в себе и других — внушительную фигуру и крепость мышц, что было особенно актуально, учитывая его задиристый, а порой и откровенно агрессивный нрав, — Самаэль утверждал свой авторитет только с помощью кулаков, постоянно провоцируя стычки между воинами и бесконечно организуя поединки со своим участием. Не проходило и недели, чтобы этот воин не покалечил или не убил кого-нибудь из Падших. Это так надоело самому Афаэлу, пытающемуся навести хоть какой-то порядок в клане, что он предпочёл отправить Самаэля подальше, поручив тому контролировать территорию, находившуюся за тысячи километров от своей резиденции.

— Происходит чёрт знает что! — наконец выругался воин. Подойдя к массивному дубовому столу, он треснул по нему кулаками. — Целый континент пребывает в руинах, но я так и не смог определить, кто или что за этим стоит!

— Что значит «в руинах»? — Афаэл вскинул голову. — На вас что, Светлые напали?

— Если бы! — прошипел Самаэль, сдвинув густые чёрные брови так, что те превратились в одну сплошную линию. — Афаэл, я не знаю, что происходит, но все мои парни мертвы!..

— Самаэль! — потеряв терпение, гаркнул правитель, прекращая метания воина и привлекая его внимание. — Просто расскажи, что случилось! — решительно потребовал он.

— В общем, — перестав ходить из угла в угол, воин наконец остановился. — Мы патрулировали материк всей командой, как вдруг что-то пронеслось над нами, словно взбесившаяся комета. Скорость была такая, что не то чтобы догнать, мы даже рассмотреть ничего не успели! Только почувствовали, как завибрировал воздух и загудела земля. Потом вдруг почва внизу вздыбилась и начали крошиться и осыпаться горы. Из щелей в породе повалил зелёный дым. Он стелился меж деревьев, и те просто падали одно за другим, превращаясь в труху. Мы ринулись вниз, чтобы понять, что происходит, но едва коснулись земли, проклятый дым словно ожил. Он набросился на нас со всех сторон, буквально отрезая пути к отступлению. Несколько моих парней угодили в самый эпицентр, где в одно мгновение, как и те деревья, превратились в труху.

— Сгорели?

— Да нет же! Просто истлели прямо на глазах!.. А потом горы лопнули и стали взрываться вулканы. Всё пространство, куда ни падал взгляд, охватило пламя. Мы даже не успели среагировать. Ещё несколько Падших запаниковали и попытались взлететь, но поджарились раньше, чем смогли набрать высоту. Из-за дыма и пепла стало слишком темно, и я потерял остальных из вида. Когда взлетел сам, то уже никого не нашёл. Четверо суток я рыскал в этом Армагеддоне, надеясь на чудо, но безуспешно. Весь континент просто стёрло с лица Земли, Афаэл. Ничего живого там не осталось — один пепел.

— Но… как такое возможно? — полностью шокированный рассказом, пробормотал правитель, вглядываясь в чёрные глаза воина, словно надеясь найти в них ответ. — Зачем Светлым уничтожать целый континент — какой в этом смысл? Да и проделать такое под силу только Архангелу, но вряд ли кто-нибудь из Великих пошёл бы на массовое убийство людей из-за кучки Падших.

— Такого раньше никогда не было, Афаэл, и я тоже не верю, что подобное вершилось Архангелом с одобрения Создателя. Может, это Люцифер? — осторожно предположил Самаэль, но правитель покачал головой.

— Власть Люцифера определена границами Ада, — уверенно заявил он. — Оттуда он может повлиять на Землю, лишь имея здесь единомышленника, который послужит проводником для его магии. Но для этого ему понадобятся слишком много сил и открытые врата. Нет, Люцифер не способен убивать, находясь в другой реальности, особенно в таких чудовищных масштабах. Тут замешаны другие силы, и мы обязаны выяснить, кто они, как можно скорей.

— Но как это выяснить, Афаэл, если внизу нас поджидает убийственный туман?

— Туман там или дым, но мы обязаны разобраться, в чём дело, — резко перебил правитель. — Попробуем обследовать материк с высоты в пару километров и поищем безопасное место, чтобы приземлиться… Я соберу команду, — бросил правитель под конец и вышел из зала.

* * *

— Проснис-с-сь! — тревожное шипение назойливой мухой зудело в голове Нигара, с трудом проникая в сознание. — Ну, проснис-с-сь же!.. Вставай, глупый ангел! Ты нужен своему брату!

— Что?.. Белл?.. — Нигар приподнял голову от подушки, потом подскочил, и несколько секунд сонно таращился в темноту, пытаясь понять, где он, и почему так холодно.

И тут он вспомнил, что растопил камин, а потом прилёг отдохнуть, и всё… Дальше полный провал.

— Ты с-с-спал трое суток! — словно отвечая на его мысли, раздался голос в голове. — Я бужу тебя уже пять час-с-сов! Там Белл-Ориэль… Ты ему нуж-жж-ен!

Имя брата заставило Нигара мгновенно очнуться и спрыгнуть с кровати. Тело едва слушалось. Руки и ноги затекли и теперь с трудом обретали былую подвижность. Похоже, они ни разу не двигались и не меняли положения с тех пор, как он упал на кровать и его сковал сон. После трёхнедельного марафона в библиотеке Нигару не хватило сил на то, чтобы даже поесть. Он прилёг всего на минутку и не заметил, как отключился.

Камин давно потух, а желудок сводило от голода, но Нигар не рискнул тратить время на еду, когда речь шла о Белле. Расспросив змея и уточнив координаты, он мгновенно переместился в указанное место.

Оказалось, Белл-Ориэль находился не так уж далеко. Неизвестно, то ли Белл чувствовал своего близнеца, когда выбирал это направление, то ли это было совпадением, но Нигар быстро разыскал брата среди всё тех же снегов и торосов, что окружали и его пещеры, только располагались на несколько десятков километров восточней.

* * *

— Белл, очнись! Ты меня слышишь?.. Скажи что-нибудь!

Белл вздрогнул и приоткрыл глаза от того, что кто-то осторожно потряс его за плечо. Ледяной ветер хлестнул по его лицу, припорошив длинные ресницы колючей белой пылью. Кожу обожгло сухим студёным ветром, и виски защипало, когда по ним потекли холодные ручейки подтаявшего льда.

— Гин? — с трудом приоткрыв застывшие губы, Белл недоумённо посмотрел на брата. — Это ты?

— Я, конечно! — послышалось недовольное ворчание, и Белла резко дёрнули за воротник тоги, сдвигая с места. — Ну и напугал же ты меня, братишка! — пыхтя, признался Нигар, помогая старшему приподняться. — Я едва сумел тебя найти! Хорошо, хоть одежду сменил. В белой тоге я бы тебя не заметил, и ты так бы и замёрз в этих льдах!

— Где мы? — пользуясь тем, что его перестали трясти, Белл наконец сел и огляделся.

Вокруг белели бесконечные снега, над которыми серебрилась и танцевала вьюга. Тёмно-синие небеса вспыхивали и переливались перламутровым сиянием, вычерчивая среди холодной пустоты замысловатые фигуры и окрашивая горизонт во все цвета радуги.

— Мы на севере, — не слишком охотно отозвался Нигар, отчего-то напряжённо оглядываясь. Его фиалковые глаза зорко всматривались в ночь, а ноздри чуть трепетали, пытаясь разобрать незнакомые запахи.

— Что там? — заметив беспокойство брата, тихо спросил Белл.

— Подожди меня здесь! — вместо ответа приказал Нигар и тут же исчез, чёрной дымкой скользнув за ближайший торос.

Вернулся он спустя минут десять, довольный и ухмыляющийся.

— Что случилось? Где ты был? — Белл, всё это время безрезультатно пытавшийся подняться, в который раз плюхнулся в сугроб, проклиная застывшие и не желающие слушаться ноги.

— Успокойся, братишка, — подхватив Белла под мышки, Гин аккуратно поставил того рядом и поднырнул под руку. — Я нашёл нам прекрасное жильё на первое время. Правда, пришлось потеснить хозяина, зато мы не замёрзнем и не умрём с голоду! — и он решительно потащил брата сквозь пургу к чернеющим неподалёку скалам.

Как они добрались до глубокой пещеры, Белл почти не помнил. Несколько раз он терял сознание от слабости и потому Нигар просто закинул его на плечо и так и тащил всю дорогу.

Белл пришёл в себя от резких запахов шерсти и крови, ударивших ему в нос. Оказалось, что он лежит на чём-то мягком полностью обнажённым, рядом пылает костёр, внутри которого на камнях запекаются огромные куски мяса.

— Очнулся? — раздался голос Нигара, который тут же очутился рядом и принялся размазывать по ногам брата что-то густое и липкое. — Потерпи, сейчас я закончу, — предупредил он, когда Белл резко дёрнулся, попытавшись встать.

— Что ты делаешь? — оглядев себя, Белл обнаружил, что всё его тело покрыто жирной белёсой плёнкой, источающей одуряющий аромат сырого жира. — Что это за дрянь?!

— Медвежье сало, — спокойно произнёс Нигар, продолжая невозмутимо покрывать им тело брата. — Ты здорово замёрз, Белл, и твои конечности буквально омертвели. Если не принять срочные меры, ты потеряешь ноги. До тех пор, пока твоя регенерация не запустится в полную силу, придётся тебе изображать из себя медведя.

— Как мы вообще здесь оказались? — не скрывая раздражения, вновь спросил Белл после того, как попытался пошевелить ногами и убедился, что они не действуют.

— А ты не помнишь? — Нигар прекратил втирать жир и прищурился.

Белл-Ориэль помолчал, потом неуверенно качнул головой. Нигар хмыкнул и, отвернувшись, стал переворачивать мясо на раскалённых камнях.

— Ты даже не помнишь, как разгромил целый материк? — не оборачиваясь, тихо поинтересовался он.

Белл застыл, потом побледнел, и долго молчал, глядя в одну точку.

— Они убили нашу мать, Гин, — наконец, выдавил Белл и его кулаки медленно сжались, а в глазах снова заклубилась тьма. — Да… Теперь я вспомнил… Они убили Риану!

— Кто «они»? — всё ещё не оборачиваясь, глухо переспросил Нигар едва дрогнувшим голосом.

— Бористэль и компания, — ответил Белл, уже чувствуя, как кровь в висках бешено запульсировала, а перед глазами вновь проступило кровавое пламя. — Пока я ходил за водой, они напали. И сожгли её Святым огнём! — он замолчал, не в силах продолжить.

Тут земля содрогнулась, стены пещеры зашатались, осыпавшись кусками камней.

— Чёрт! Белл, прекрати! — подскочил Нигар, стряхивая с волос каменную крошку и с досадой осматривая покрывшиеся пылью куски мяса. — Можешь попридержать свою злость, пока мы не поужинаем?!

— Прости! — Белл-Ориэль затряс головой, прогоняя наваждение. — Я пока не слишком хорошо это контролирую.

— Самое время поучиться! — пробурчал Нигар, очищая мясо и вновь укладывая его на угли.

— Сколько меня не было? — поменяв тему, решился спросить Белл после паузы. — И что ты делал всё это время?

— Ну, я… — Нигар на секунду замялся. — Всё это время шёл по твоим следам, братишка, — слегка покраснев от того, что приходится лгать, неохотно промямлил он. — А по пути присмотрел нам жильё и заглянул к людям, чтобы разузнать, что там да как…

— Ты был у людей? — вопреки надеждам, что этот факт отобьёт у Белл-Ориэля желание задавать вопросы, старшего брата данная тема отчего-то заинтересовала. Он встрепенулся и впился в Нигара пронизывающим взглядом. — И как прошёл первый контакт?

— Знаешь, на самом деле не слишком хорошо, — Нигар отчего-то помрачнел. Затем, повинуясь требовательному взгляду Белла, он понемногу пересказал всё, что приключилось с ним в деревне.

Услышав о том, что погибли люди, Белл-Ориэль открыл было рот, чтобы что-то сказать, но потом побледнел и отвернулся. Зато сам факт встречи брата со Светлыми и особенно смерть Неллиэля, не оставили его равнодушным. Услышав про то, как погиб его злейший враг, Белл до боли сжал кулаки и так стиснул зубы, что они заскрежетали.

Увидев, что Белл побелел, а в его глазах вновь засверкали молнии, Нигар смолк, интуитивно ожидая всплеска неконтролируемой ярости.

Но старший брат сдержался. Переведя взгляд на огонь, он долго молчал, пока тихий голос Гина не вывел его из задумчивости.

— Ты меня осуждаешь? — с некоторым вызовом задал вопрос Нигар, уже приготовившись к тому, что придётся защищаться. Но Белл покачал головой.

— Нет. Просто сожалею, что ты повстречал Неллиэля раньше меня.

— Ты тоже мечтал его убить всё это время? — хмыкнул Нигар. Однако Белл-Ориэль не поддержал шутку, лишь совершенно серьёзно кивнул. Потом продолжил.

— Ты не говорил, что умеешь обращаться змеёй и глотать души, брат.

— Ты тоже мне многого не говорил, Белл, — тон Нигара стал холодным. — Так что давай не будем упрекать друг друга сейчас, когда так важно сохранить взаимопонимание. Тем более, у нас полно времени, чтобы разгадать все тайны друг друга.

— Насчёт времени я не уверен, — вздохнул Белл-Ориэль, рассеянно разглядывая кусок медвежатины, который брат перед ним положил.

— Ты, кстати, так и не договорил, чем закончилась твоя встреча с Бористэлем, — впиваясь зубами в свой кусок, напомнил Нигар. — Но, кажется, я и сам догадываюсь после того, что увидел.

— Как ты можешь это есть? — не ответив, Белл кивнул на мясо и содрогнулся.

— Так же, как и ты, сейчас это съешь! — внезапно посуровев, заявил Нигар, решительно придвигая мясо поближе к брату. — И хватит изображать из себя невинность, Белл! Рядом нет поваров, которые будут готовить для тебя амброзию и фрукты в меду! Так что ешь, что дают, и не капризничай! Если ты помрёшь с голоду — этим лишь обрадуешь Михаила, который спит и видит, как бы заполучить твой труп!

— Боюсь, твой он жаждет заполучить не меньше, — огрызнулся Белл, но мясо всё же взял. Под пристальным взглядом брата он вздохнул и, откусив немного, прожевал. — Не так уж и плохо, — наконец признал он под облегчённый вздох Гина. — Только бы хлеба ещё…

— Всё будет, потерпи… Так что там с Бористэлем? — вновь напомнил он, продолжая следить за тем, чтобы Белл ел.

— Мёртв, как и вся его кампания.

— И как ты их убил? — беря с углей следующий кусок, спокойно поинтересовался Нигар.

— Сам не знаю, — Белл задумчиво пожал плечами. — Они вдруг просто сгорели, вот и всё.

— А души?

— Возвратились в Рай, я думаю.

— Жаль, — хмыкнул Нигар, отложив мясо и подбрасывая веток в костёр. — Нам нужно выработать стратегию, братишка, чтобы души Светлых не могли возвращаться, иначе не будет никакого смысла в нашей мести.

— Почему ты отпустил тех двоих, что были с Неллиэлем? — вдруг спросил Белл-Ориэль, словно не услышав реплики брата.

— Ну, честно говоря, я немного растерялся, — покраснев как помидор, вдруг признался Нигар. — Сам не ожидал, что укус змеи вызовет такой эффект. Когда Неллиэль истлел за несколько секунд, я так удивился, что на выпорхнувшую из него душу отреагировал почти инстинктивно. Правда, потом эта пакость меня едва не прикончила. Оказывается, моё прекрасное тело с чужой душонкой просто несовместимы, и надо избавляться от этой «ангельской отрыжки» по-быстрому… Проделав с душой Неллиэля такую штуку, я не был уверен, что смогу это повторить с двумя его дружками, потому отпустил их.

— Ты понимаешь, что как только они доберутся до Рая, Михаил возьмётся за тебя уже всерьёз, братишка? — мрачно поинтересовался Белл. — Нельзя рассчитывать на спокойную жизнь, бросив Архангелу столь откровенный вызов!

— Наверное, ты прав, — Нигар невозмутимо кивнул и улыбнулся. — Только ведь и Архангел не сможет больше рассчитывать на спокойную жизнь, Белл! И это будет самая малая из его проблем, я обещаю!

— Значит, устроим Светлым весёлые деньки, Гин? — Белл-Ориэль опасно прищурился.

— И Светлым, и людям, и Падшим, если сунутся, — Нигар широко улыбнулся. — Но сначала нужно тебя вылечить, братишка, так что ешь, спи и набирайся сил. Скоро они тебе понадобятся!

— Ладно, — Белл покорно кивнул и растянулся на медвежьей шкуре, подложив руку под голову.

— Сейчас я тебя накрою, — пробормотал Гин, беря тогу и заботливо укутывая брата в неё. — Что это? — вдруг встрепенулся он, когда из кармана выпала увесистая свёрнутая тряпица и шлёпнулась рядом с Беллом.

— Ах, это?.. — тот вдруг напрягся, и его черты болезненно исказились. — Риана отдала, — почему-то больше не решаясь назвать её матерью при брате, несмело признался Белл. — Как раз перед смертью… Велела разделить между собой и хранить, как память об отце…

— И что там? — как и всегда при упоминании родителей, Нигар надел маску ледяной отстранённости.

— Камни, — Белл развернул тряпицу и высыпал на подстилку дюжину синих сапфиров и огромный круглый розовый бриллиант. — Риана сказала, что сапфиры с доспехов нашего отца, а бриллиант — Камень Рода, принадлежавший её семье.

— «Мёртвые камни»! — внезапно охрипнув от волнения, прошептал Нигар, восторженно округлив глаза. Потом взглянул на бриллиант и нервно сглотнул. — И «Живой» алмаз!

— «Живой» алмаз? — переспросил Белл с явным сомнением. — О чём это ты, братишка?

— О том, что я теперь знаю, как наиболее целесообразно использовать души, Белл! — фиалковые, как у брата, глаза Нигара сияли от счастья. — Осталось только проверить это на практике!

— Я ничего не понял, — честно признался Белл, наблюдая, как Гин перебирает камни. — Может, объяснишь?

— Когда я был в тайнике у Михаила, я прихватил оттуда пару свитков, — предпочитая рассказать часть правды вместо того, чтобы врать, начал объяснять Нигар. — Там были сведения о том, как трансформировать души в другой вид энергии, чтобы заставить их служить иным целям. Правда, для этого требовались, так называемые «Мёртвые» и «Живые» камни. Как раз эти, Белл! — Нигар кивнул на рассыпанное на шкуре наследство. — Так что, я уже знаю, на что потрачу свою часть состояния.

— Можешь и мою потратить, — небрежно швырнув тряпицу, буркнул Белл, помрачнев. — Я решил покончить с прошлым, Гин.

— Серьёзно? — Нигар нерешительно посмотрел на камни, потом поднял на брата испытующий взгляд.

— Да, — Белл-Ориэль спокойно кивнул. — Ты был прав, — помолчав, чуть слышно добавил он. — Из всех людей, что окружали меня с рождения, только ты один не предавал меня, брат. И ты единственный, кто никогда этого не сделает.

— То же самое я могу сказать и о тебе, Белл, — когда Нигар сжал в своей ладони холодные пальцы брата, его рука слегка дрожала, а глаза предательски блестели. — Мы не остались только вдвоём… — совсем тихо продолжил он. — Мы ВСЕГДА были только вдвоём, потому ничего не изменилось. Врагам не удавалось сломить нас раньше, не смогут они этого сделать и сейчас. Только теперь мы будем вести войну на своих условиях!.. Просто верь в меня, Белл, и я никогда тебя не брошу… Даже если однажды ТЫ бросишь меня… — добавил он так тихо, что Белл уже не услышал.

Мои ожидания:
  • разное
оцените...
11:50
42
RSS
17:41
+1
Привет, Котя Бро! Знаешь, а у меня… был брат. Ближе не было никого.
Может поэтому, мне так зашла эта часть:))) as6
Очень классно! p28 p28 p28
18:10
+1
Ты как-то очень печально выразилась… был… Что-то случилось?
19:29
+1
Да, Котя мой, он был. Но это давняя уже боль, она выросла в грусть со временем.
Поэтому, всё, что касается братьев я пропускаю через себя. Брата отнять, как сердце вырвать:)))
Вот, прям эта часть истории — для меня:))) Спасибо тебе! p32
19:42
+1
Жаль твоего брата. Не грусти.
Кот с осенними листьями смайлики картинки гиф анимации скачать
Загрузка...