Юмористический конкурс "Смех без правил". Проза

Юмористический конкурс "Смех без правил". Проза
Эксклюзивность:
Только для Зоны и нигде больше
Уровень критики:
Земля - умеренная критика
Всё, что вызывает у Вас улыбку

№7   Пьеса для японского театра Кабуки в стиле «Дзидай-моно»

      «Семь рОнинов, Вакагасира Кабаяси и Кицунэ»
(эксклюзив)
 
 
Действующие лица:
 
Рассказчик (и этим всё сказано);
Вакагасира Кабаяси — главный герой, по нашему — босс,
возглавляющий несколько банд в нескольких регионах;
Семь рОнинов — семь мелких бандитов, не входящих 
ни в одно приличное бандитское формирование;
Кицунэ — Лисичка-оборотень. Умеющая превращаться в
прекрасную девушку. В лисьем же облике, имеющая
несколько хвостов и кучу иных достоинств;
 
                                           Занавес открывается
 
                  /Под прекрасную, но японскую музыку, на сцене,
оформленной неподражаемым Танако Тацуя,  сначала появляется рассказчик.
Принимая традиционно-замысловатые позы он поёт вводные данные.
По ходу пения, перед зрителем разыгрываются все соответствующие картины/
                          *          *          *
Рассказчик:
Убив семь рОнинов (злодеев прежыстоких), Вакагасира Кабаяси
решил предаться написанью хокки: прилёг, согрел сакэ  на керогазе,
стал размышлять о вечном, о Пути… о роли собственной в развитии Вселенной.
 
Но тут —  Кицунэ вздумалось зайти к нему на огонёк и запах нежный терияки с хреном.
Три раза стукнувшись об сакуру в цвету и обернувшись девушкой пригожей,
всецело воплощающей мечту любых вакагасир о гейшах с нежной кожей,
Кицунэ, мелким шагом семеня (у них иначе девушки не могут), промолвила:
Кицунэ поёт и танцует:
 — О, Кабаяси-сан, впусти меня! И почитай мне срочно свои хокку. Вот,  глянь моё портфолио — 
ведь я звезда известного Кабуки. Вчера его разграбили-сожгли семь рОнинов ужасных и жыстоких.
Вакагасира Кабаяси, лёжа поёт:
 — А ну-ка брысь! Покинь мои бамбуки! Породу вашу знаю я давно, встречал одну такую на востоке.
«Не спрашивай, зачем душой постылой я разлюбил весёлую любовь»… и «не жалею, не зову, не плачу…» ©©
Кицунэ поёт и танцует:
 — Ну и сиди здесь, жри свою морковь! 
(Протявкала Кицунэ по-лисячьи).
 
 
/Далее:  на сцене появляются семь рОнинов. И всё вместе: рОнины, Вакагасира Кабаяси и Кицуне
исполняют двух-часовой необычайно познавательный и, канешна, ни капли не нудный, японский танец «Нихон-буё»/
                                                              Занавес.
 
Перевод Неко ха Мугаки Десу
В пьесе использованы фрагменты стихотворений С. Есенина
 
****************************************************
 
№9   Honey paradise.    
(эксклюзив)
 
 
Свершилось! Я вошёл в мой персональный рай и не поверил глазам. Сначала меня обнял сладкий аромат—вдыхая медовый эфир, я почти впал в эйфорию. Зеркальный карамельный пол отражал шестигранные стены, совершенные в своей геометрии. Я поднял голову, потолка не было—в янтарный зал с голубого небосвода вливался солнечный свет. Пройдя дальше, увидел барную стойку, перед которой зазывно выстроились высокие табуреты. За стойкой улыбалась рыженькая девушка. Начало шикарное!
—Чем вас угостить? —голос красотки колокольчиком зазвенел в голове и захотелось закрыть глаза и наслаждаться этим тембром бесконечно, но я улыбнулся и попросил кофе. Через минуту передо мной дымилась фарфоровая чашечка с пушистой шапочкой. Это была не пенка—пальцами прикоснулся к облачку, а потом отщипнул и положил в рот. Карамельная вата—такого от кофе ожидаешь меньше всего!  Глотнув обжигающий напиток, зажмурился от удовольствия. Медовый капучино! Чем ещё удивят в этом заведении?
Попросив десерт, неспеша  оглядел барный стеллаж. Чего там только не было! Медовый виски, текила с пыльцой подсолнечника, вербеновое пиво, имбирно-лимонный ликёр с сотами, в холодильнике блеснула изубрудным боком баклажечка Суздальской медовухи. Похоже, я здесь задержусь! Звякнуло блюдечко и передо мной появился нескромный кусок медовика. Пористая структура коржей, казалось, дышала. Сливочный крем разделял многочисленные слои пирожного—позабыв про этикет, я впился в в сладкую мякоть тающего совершенства. Меня не стало… За секунду я перенесся в неведомые миры, где над планетами светили сотни солнц, где от золотых оттенков резало глаза, а радость струилась по венам жидким мёдом...
—Вам повторить? — звонкий колокольчик вернул меня в настоящее. «Колокольчик» улыбался, глядя, как я облизываю пустую тарелочку. Пальцы мои странно светились, я посмотрел в зеркальную столешницу—мои лицо и волосы тоже светились.
—Могу предложить вам дегустационный сет, —девушка вышла, вернувшись вскоре с подносом с изящными хрустальными рюмочками—возле каждой порции красовался маленький аппетайзер. Там были и засахаренные черешни, и сливочные помадки,  драже из белого шоколада в сублимированной малине и земляника в карамели. Не обращая внимания на усиливающееся свечение моего тела, я один за другим стал смаковать лакомства. Во мне зазвучала музыка—нежную флейту меняла рыдающая скрипка, грудной голос виолончели вступал в дуэт с чувственным фортепьяно. Вкушая последнюю порцию напитка—это было сладкое розовое вино с нотами муската и грейпфрута, я понял, что стою в центре зала. Свечение тела стало зыбким и точно марево в июльский полдень начало подниматься дрожащими волнами к потолку и выше, где в ласковом небе переплетались с солнечными лучами, и там снова наполнялось силось, становясь всё ярче и ярче. Музыка становилась громче—она стала невыносимо навязчивой. Голова кружилась, медовые ароматы удушали и я закричал!
 
—Ну слава Богу, пришёл в себя! Надо же было так простыть… И всё таки правы были наши бабушки—лучше липового чая с мёдом и малиной ничего от жара нет. —У изголовья сидела мама, отжимая в тазу тряпочку и кладя её на мой разгорячённый лоб. Чувствовалась невероятная лёгкость, почти невесомость. Я поймал мамину ладонь и прижал к щеке. Снова услышал мелодию, но это была колыбельная, из далёкого далёкого детства.
—Теперь поспи, сон, он, знаешь ли, лучшее лекарство,—тепло и нежность маминого голоса окончательно меня убаюкали и я, улыбась, уснул.
 
*************************************************************
 
№21   заплыв по Ине
(эксклюзив)
 

ещё зимой придумали с Валерой и Дмитричем
сплавать по Ине (река такая)
от Паровозной до Оби
и вот в выходной пошли на рынок
в охотничий магазин,
но сначала наткнулись на лотки
торгующие вениками и лимонами одновременно,
что вызвало дискуссию.
Эдуард Дм. утверждал, что это старинная
среднеазиатская игра и даже рассказал правила про съедании
пропущенного лимона.
более легкомысленный и суеверный Валера
заявил, что это ритуальные свадебные подарки,
где определённое число — имеет сакрально значение.
я же размышлял о коктейле, так как тут же
на прилавке продавались дрожжи...
 
возвращаясь к заплыву по Ине...
 
в охотничьем магазине мы долго
рассматривали лодки и прикидывали наш совместный бюджет
и тут Эдуард Дм. спросил, останутся ли на травматику деньги.
мы с Валерой поинтересовались на кого он собирается охотится
на уток или рыб. на что Дмитрич сказал,
что это от хулиганов и бандитов...
 
так прекрасная идея зачадила и погасла
и мы двинулись пить кофе к Валере, но позвонили
знакомые барышни сдавшие курсовик. это уже немного другая история.
 
********************************************************
 
№24   ЧЕРЕПАХОВЫЕ ИСТОРИИ
 
Тсс. Тихо. Малышка спит. Хотя, даже, если громче она все равно не услышит, несмотря на свои красноухие уши (хотя это вовсе  не уши, а кожа, которая их закрывает, потому она и глуховата), но рисковать не стоит. И пока ее нос тихо сопит на моей подушке, а все остальное расположилось под одеялом, можно попробовать рассказать о ней – красноухой (это вы уже знаете) черепахе Громозекиной Малышке Бонапартовне. Потому что, когда она проснется полная сил, мы будем играть в ее любимую игру «Царь горы». И лучше не отказываться, потому что все равно придется согласиться, или под ее  безапелляционным взглядом, или устав от постоянного грохота, или просто сама полезет по ногам вверх, рискуя свалиться и зная, что поймаю и посажу на колени. А с них, и это ключевой момент игры, можно залезть на любую точку выше моей головы. Сначала добраться до плеча, это пара пустяков, потому что все равно помогу, иначе когти будут упираться в меня с удвоенной силой. С плеча первым взятым рубежом будет спинка дивана и десять минут покоя. Малышка замрет в глубокой задумчивости, погрузившись в созерцание пейзажа за окном, или в себя, или кто ее может постичь, эту черепаховую сущность. Дальше самое любимое и рискованное – это брожение по самому краю спинки дивана с вытягиванием шеи на максимум и свешиванием головы вниз, или безумная (потому что совершенно невозможная, но почему бы и нет) попытка преодолеть пропасть между диваном и холодильником, и взять новую высоту. Или попытаться зацепиться когтями за тюль и продолжить восхождение (но с этим я категорически не согласна). Или балансировать на панцире на краю подлокотника дивана, с целью, оттолкнувшись лапой, проверить поймаю или не поймаю в очередной раз. И когда я вся исцарапанная и нервная, спускаю ее на пол, она встает перед холодильником и замирает.
 
Это значит, пора набирать воду в таз и размораживать креветок, или курицу, или доставать черепаховые питательные шарики, или сухих червяков-гаммарус – что ее величеству сегодня будет по нраву. Услышав звук набираемой воды, она с царственным видом грохает в столовую и начинает пританцовывать, поднимая то одну, то другую лапу, если я не слишком расторопна. Это – знак «пора брать уже на руки». Дальше по настроению. Ее величество может быть деликатной или агрессивной, и тогда опять игра на реакцию. Прокусить палец она не сможет, но прижмет челюстями так, что освобождаясь, возникает естественное желание щелкнуть ее по лбу, но тут упираешься в невозмутимость и холодность черепахового взгляда и продолжаешь трапезу ее величества, но с большей осторожностью.
 
Откушав, она слегка отворачивает голову, давая понять, что минут  двадцать ее можно не тревожить. Далее омовение с последующим обертыванием в махровую простыню (для ее величества, конечно, а на самом деле просто махровое полотенце) и недолгий послеобеденный отдых.
 
Дальнейшие события зависят от времени года – водные процедуры, либо в аквариуме, либо…  Нет, летом все иначе. Прямо с утра начинаются танцы у входной двери «возьми уже на руки и пойдем гулять», хождение за мной «хвостом» с притормаживанием у двери «хочу гулять», самостоятельный штурм высоты порога «ладно, я сама». И все это потому что там, на улице ее ждет персональный бассейн метр на два, с площадкой для загорания.
 
О, как изящны и величественны черепахи, принимающие солнечные ванны! Эта шея и профиль царицы Нефертити, передняя лапа, остановившаяся в жесте «ах, оставьте», задние конечности, вытянутые на максимум и поворачиваемые с профессионализмом фотомодели. Но если черепаху что-то испугало, она исчезнет под водой в считанные мгновения.
 
И кто придумал, что черепахи медленные? Тот, кто, отпустив на землю размять лапы, никогда ее не терял, отвлекшись переброситься парой (может чуть больше) фраз с соседями. Не искал, куда ведет ее утюжащий траву след, подобно южноамериканским следопытам. И не заглядывал под каждый лопух, и не бегал не только на все четыре стороны, но на все триста шестьдесят градусов. И не ревел, сидя на лавочке у дома в полном отчаянии, потому что погибнет ведь пешелапина-ластоходина зимой от морозов лютых. А потом не целовал-обнимал эту Мелкую, противную, но исключительно умную животину, которая не сбежала, а нагулявшись, не спеша и с царским достоинством вернулась по тропинке, ведущей к дому, фыркая и отмахиваясь от назойливых и совершенно неуместных проявлений чувств.
 
Это было драматично, но не самое страшное событие в нашей совместной жизни. По-настоящему Малышка напугала, когда однажды страшно пыхтя, вцепившись передними, скребла и упиралась задними лапами сначала на любимом покрывале, вырывая из него клочья ворса, потом устроившись на мне, уткнулась носом в подбородок, выпуская  две струйки холодного воздуха, после очередной серии упираний. Я думала, Малыня умирает. Но что можно сделать в маленьком провинциальном городке поздним вечером. Я держала ее передние лапы в своих, дышала вместе с ней и просила черепашьих и не только богов оставить ей жизнь. Утром, когда я проснулась, Малышка лежала, положив голову на вытянутые лапы. Боясь узнать самое страшное, я слегка дотронулась до кончика ее хвоста, и он медленно задвинулся под панцирь. Поворачиваясь к черепахе, я вляпалась рукой во что-то мокрое и увидела желтоватый цилиндр, мягкий на ощупь. Моих познаний в биологии хватило на то, чтобы идентифицировать эту штуку как воздушный пузырь, который я видела у рыб. А значит, он каким-то образом вывалился из моей черепахи, и эту запчасть  нужно как-то срочно засунуть обратно. Но я же знаю, что у моей Малышки нет ни одного отверстия, в которое могла бы залезть эта штука, полтора сантиметра в диаметре и примерно три в длину. Теперь все ответы на вопросы знает Гугл, если вовремя об этом вспомнить и корректно сформулировать вопрос. Оказалось, что я держу в левой руке настоящее черепаховое яйцо.
 
С тех пор мой статус со служанки ее величества поднялся до лучшей подруги (так мне кажется). Каждый вечер танец у кровати означает «пойдем, спать уже пора». Малышка устраивается на мне, повозившись, выбирает плечо, на котором сегодня уснет, прижимается головой к щеке, опускает лапу на подбородок и тихо засыпает. Через некоторое время ее можно перенести в гнездо из невысокой коробки (чтобы утром, когда будет выбираться, не сильно грохала) и флисовой куртки. Там, завернувшись в нее, она будет тихо спать до раннего утра.
 
Я успела!
 

 

Мои ожидания:
  • делюсь текстом
  • преклонение и подгон даров
  • разное
Выберите наиболее понравившиеся Вам тексты №7 Пьеса для японского театра Кабуки (экс)
№9 Honey Paradise (экс)
№21 Заплыв по Ине (экс)
№24 Черепаховые истории

оцените...
07:36
398
RSS
07:41
+5
Ойййййй, уже и проза пошла! Все бегут-бегут-бегут… is7
08:24
+5
Ура!!! Не перевелись ещё прозаики на земле Зоны:))) ns8
09:16
+5
Ухтышка! Дааа, видно, соскучились Зоновцы по конкурсам!))
04:25 (отредактировано)
+3
По-настоящему, меня тронули черепаховые истории. Может быть, потому что у меня в детстве была черепашка. И ещё я читала чудесные истории про черепах у моего любимого Джеральда Даррелла. И меня пленяют антропоморфные описания жизни животин.
09:49
+3
Прозаики, вы все молодцы! Мне понравились все работы! Каждого нежно обнимаю. as6 p28 p26 ds4
11:28
+3
А тут только один рассказ?
Хочется два выбрать:

№7 и №24 bs3

12:31
+3
Все готово, можно за двоих голос отдать )
16:51
+3
Панти… ну вот куда мы без тебя… fs1
Спасибо огромное! Сто раз! hs4
16:50
+3
Эх… бро Иван, это же я приделывала таблицу голосовательную везде! fs1
Тут сбои неизбежны. СБ, Панти есть у нас — чудесный волшебник-исправитель:))) p24
Твой голос принят (оба-два:))) ns8
19:39 (отредактировано)
+2
Хорошо! А то я уже проголосовал за один рассказ когда «radio buttons» были, и думал, как теперь за второй-то проголосовать)
09:26
+1
Поскольку прозу я писать не умею (можно подумать, что в стихах я Асс:))), то отношение к ней у меня
почти обожествлённое:))) fs1 Сразу скажу — все Тексты хороши. И очень разные. Ну, поехали:

№7 Пьеса для японского театра Кабуки.
Забавный такой стёб. С переплетение ремарок и основного рифмованного текста. Не везде, кстати, удачно получилось.
Последняя реплика Кицунэ оканчивается рифмованной строкой, но по законам драмы, кто её должен произносить?
Рассказчик? Точно не Кицунэ.
*****************************
№9 Honey paradise.
С первых строк захватывает, погружая в некий фэнтезийный мир. Появляется ощущение света, тепла и ещё — всё очень вкусно описано. Точно — Рай:))) Тем неожиданнее финал! Но и возвращение в реал тоже ласковое. Мамин голос, «бабушкины» рецепты. Светлый рассказ, не смотря на высокую температуру героя:))) И написан прекрасным языком.
**************************
№ 21 Заплыв по Ине
Ну, что сказать? Тут моё сердце тупо тает:))) Нравится! Тем более, что Иню я знаю лично.
И такая, слегка отвлечённая манера повествования, вроде начали об одном, но ушли слегка в сторону
(«без напряженья, без напряженья»©)), затем, как в разговоре бывает — вернулись.
Но ненадолго. И «зафиналено» всё началом или обещанием начала «другой» истории.
Кроме всего прочего, интеллигентная самоирония автора, двумя-тремя фразами выписанные портреты
героев… Классная, стильная зарисовка.
**********************************
№24 Черепаховые истории
Вот, соглашусь с Бабушкой — Конрад Лоренц и Джеральд Даррелл! Только в ещё более любящем и нежном женском изложении. Столько тепла и улыбки в этом жизнеописании, что читая, начинаешь видеть и чувствовать Громозекину Малышку Бонапартовну. И знаете, все персонажи, поселённые нами в Сети, будут жить вечно.(Ну, по крайней мере, я в это сильно верю:)))

p26 p28 p26 p28 p26 cat

Загрузка...