Аннабель. Глава 16

Аннабель. Глава 16
Эксклюзивность:
Зона первая, а потом другие
Уровень критики:
Огонь - критика без ограничений

         16.

 

 

 

Некоторое время я лежу на земле, ткнувшись лицом в ладони и не думаю ни о чём. Так легче, когда голова абсолютно пуста, потому что стоит вспомнить произошедшее, осознать своё настоящее и слёзы тотчас жгут глаза, почище раскалённого металла. Тогда в груди открывается адская дыра, которая готова сжечь меня полностью, погрузить в вечность, полную нескончаемых страданий.

Сколько времени прошло – не знаю, однако же, когда поднимаю мокрое, от слёз, лицо, то вижу, что щели в стенах перестали светиться жёлтым и в них поселилась синева ночи. Наступил вечер. Кусаю губы, глядя на закрытые двери сарая, а потом красная пелена полностью скрывает от меня весь мир, и я не понимаю, где нахожусь, что вокруг и кто я такая вообще.

Прихожу в себя от боли в руке и с удивлением гляжу на разбитую в кровь ладонь. Оказывается, я изо всех сил колотила в двери. Теперь из-за них доносится издевательский смех. Хохочут, насколько я понимаю, Жанна и Анна.

— Эй, Золушка! – весело кричит Анна. – Устрой там бал с крысами и мышами. Пусть они оценят, какой красивой тебя сделала матушка.

— Ты сейчас та-акая красавица, — вторит ей Жанна и обе громко хохочут. – Как раз подойдёшь для…Для принца!

Обе буквально давятся смехом, а стою, прижавшись спиной к дверям и беззвучно рыдаю. Принц… Как я покажусь Карлу в таком виде? Да стоит ему увидеть уродку с разбитым в кровь лицом, и он тотчас брезгливо отвернётся. Нет, лучше я умру, но милый принц не увидит меня в таком виде.

— А мы едем на бал! – хором выкрикивают мерзавки, и я слышу ржание лошадей и скрип колёс. Что-то ворчит Жак и ругается Матильда. – Маменька, она тут в двери колотит.

— Пусть колотит, — ворчит Матильда. – Пусть хоть голову расшибёт – может хоть немного ума наколотит. Ума и уважения к той, кто отдаёт ей все свои силы. Неблагодарная тварь. Всё, милые мои, едем, до бала уже не так много времени.

Щелчок кнута, стук копыт и удаляющийся скрип. Всё, уехали. В отчаянии я ещё несколько раз бью кулаком по дереву. Больно, но не так, как болит внутри. Отхожу и сажусь на пол. Кладу подбородок на согнутые в коленях ноги и охватываю их руками. Всё тело дрожит, точно от лютого холода.

Внезапно я слышу какой-то странный звук. Такое ощущение, будто под крышей сарая хлопает множество крыльев. Птицы? Но в вечером они обычно не летают. Да я и никогда не видела, чтобы они гнездились здесь. На чердаке нашего дома под крышей есть несколько гнёзд, а вот здесь их не было.

Поднимаю голову и пытаюсь вглядываться во мрак надо мной. Нет, ничего не видно, но крылья всё так же шелестят. Кроме этого звука я слышу ещё и тихое попискивание. И тут я понимаю, что это – летучие мыши. Иногда по вечерам, когда уже окончательно стемнеет, маленькие тварюшки устраивают в небе настоящие пляски. Матильда и её дочери до смерти боятся невинных созданий и называют их посланцами дьявола. А мне летучие мышки кажутся всего лишь забавными существами, не хуже и не лучше обычных птиц. Кто-то же должен летать в небе, после наступления темноты.

Внезапно из темноты под крышей вылетает какой-то предмет и падает на пол рядом со мной. В этот миг шелест крыльев на некоторое время усиливается и внезапно затихает, как если бы все летучие мышки покинули сарай.

Поднимаю упавшую вещь. Вот ведь странно: я держу в руках конверт из гладкой бумаги – откуда он здесь взялся? Ведь не летучие же мыши его принесли, в самом деле! И ещё большая странность: на конверте написано: «Моей любимой крестнице». Почерк очень красив: каждая буква – словно бриллиант, которым хочется любоваться.

Однако же, как я понимаю, главное находится внутри конверта. Задержав дыхание, осторожно открываю его и достаю сложенный лист бумаги. Поразительно: в сарае – почти полный мрак, однако же я могу различить всё, написанное на конверте и в послании внутри него. И то, что я читаю, наполняет моё измученное сердце радостью и надеждой на благополучный исход дела.

«Милая Аннабель,» — начинается письмо и по моим щекам вновь бегут слёзы. Но в этот раз — это слёзы облегчения и счастья. Вытерев их, я читаю дальше.

«Милая Аннабель. Я знаю, что произошло и в каком отчаянном положении ты находишься. Не печалься, ведь я на твоей стороне и в моих силах утолить все твои печали и исполнить все самые сокровенные желания. И это произойдёт именно сегодня. Но для того, чтобы это произошло, ты должна кое-что сделать. Как только двери твоей тюрьма окажутся открыты, немедленно отправляйся на королевское кладбище. Прибыв туда, заходи в королевский склеп. Возможно, некоторые враждебные силы попытаются нам помешать. Берегись волков, которых пошлют эти силы. И ещё, враги даже могут принять облик человека очень близкого и дорогого тебе. Не слушай его, иди внутрь склепа и всё будет хорошо. Я тебе обещаю. Любящая тебя, крёстная фея».

Прижимаю письмо к груди и закрываю глаза. Да, да! Впервые, после смерти папы появился кто-то, кто хочет мне помочь. Кто-то, кто заступится за меня. Уже одно это заставляет меня быть счастливой. Это, а ещё надежда на то, что сегодня я всё же увижу Карла и попаду на бал.

Поднимаюсь на ноги, ощущая, как болят ушибленные места, а перед глазами то и дело пролетают огненные искорки. Это – не страшно, это не помешает мне добраться до нужного места. Вот только…почему оно такое странное? Нет, я часто бываю на кладбище и не боюсь, как некоторые, соседства мёртвых, но почему крёстная приглашает меня именно в склеп? А впрочем, что я знаю о привычках фей – настоящих фей, а не тех, о каких рассказывают сказки детям? Быть может, эти волшебные создания обитают именно на кладбищах?

Делаю шаг и вдруг слышу, как скрипят двери сарая. Потом они начинают трястись, точно кто-то пытается ворваться внутрь. Возможно, прежде я испугалась бы подобного, тем более что вокруг царит почти полный мрак, а я одна-одинёшенька. Но сейчас я точно знаю, что это старается моя крёстная и с нетерпением ожидаю выхода на волю.

И вот это происходит: двери распахиваются и мне кажется, что я вижу тёмный силуэт быстро ускользающий прочь. Что странное и знакомое видится в этом силуэте. Что-то, от чего на мгновение становится как-то зябко и неуютно. Но отбрасываю тревоги прочь: я – на свободе и это сейчас главное!

Теперь мне требуется добраться до кладбища. В былые времена это не вызвало бы даже тени тревоги, но сейчас, после предупреждения крёстной, я начинаю нервничать. Да и то, волки, которых могут послать неведомые недоброжелатели – это не шутка! Однако же, что это за враги и откуда они взялись? До сегодняшнего дня у меня не было недругов, если, конечно, не считать за таковых Матильду и её дочерей.

Надеюсь, что мне удастся проскользнуть до цели, незамеченной для непонятных преследователей. Надеюсь, но наученная горьким опытом, внимательно гляжу по сторонам, чтобы не пропустить момент появления, ког-то серого и злобного.

Луны сегодня нет и лишь звёзды бросают вниз слабый призрачный свет. Поле кажется бездонным тёмным водоёмом, а лес – угрюмой непроницаемой массой, от которой этой ночью буквально веет угрозой. И вообще, всё словно предвещает некое несчастье: ветер стих и стоит абсолютная мёртвая тишина.

Как на кладбище, куда я направляюсь.

Иду торопливым шагом, ощущая, как при каждом движении боль пронзает бок. Кажется, именно туда ударила ногой Матильда, когда затащила меня в сарай. От удара там вроде бы что-то хрустнуло, как будто сломалось и теперь мне больно даже вдыхать. Приходится останавливаться и некоторое время стоять, прижимая руку к больному месту.

Остановившись в очередной раз, я замечаю какое-то движение, на самой границе леса. Такое ощущение, будто мрак, окутавший своей паутиной деревья, сгустился и выбрался наружу. Если не ошибаюсь, то на дорогу выбираются не меньше десятка зловещих тёмных сгустка. Выбравшись на дорогу, они стоят неподвижно, медленно поворачивая вытянутые головы.

Я уже лежу на обочине, прижимаясь к земле и закусив губу, сдерживаю стон боли. Стоит хоть одному хищнику услышать или увидеть меня и всё будет кончено: с десятком волков мне не справится и в этот раз никто не придёт на помощь. Однако же, кто мог натравить на меня эту стаю? Неужели та самая загадочная незнакомка, которая играла с ними? Но кто она? И что ей от меня нужно?

Вопросы, на которые у меня нет ответов.

Теперь нужно как-то преодолеть эту преграду. Приподнимаю голову и прикрываясь ветками густого куста, наблюдаю за стаей. Хищники медленно разбредаются в разные стороны. Такое ощущение, будто они не ищут кого-то конкретного, а просто следят за местностью. Когда кто-то из волков смотрит в мою сторону, вижу, как светятся жёлтым их глаза. Это так всегда, или я вижу каких-то необычных волков? Только этого мне не хватало!

Три волка медленно проходят мимо и когда они оказываются совсем рядом, один из хищников останавливается и подняв морду, нюхает воздух. Сердце у меня падает в пятки, и я задерживаю дыхание так, что через некоторое время начинает темнеть в глазах. Понюхав воздух, волк некоторое время смотрит на куст, служащий мне укрытием. Эти мгновения растягиваются на целые годы и когда волк наконец-то идёт дальше, я ощущаю себя настоящей старухой.

Тем не менее, опасность миновала и осмотрев дорогу, я не вижу ни единого тёмного силуэта. Похоже, что хищники вернулись в лес. Это послужит мне уроком: больше никаких дорог.

Пригибаясь, иду дальше. В таком положении бок болит гораздо сильнее, но выбора нет: или идти прямо и попасть в пасть волку, или прятаться, испытывая страдание. Понятно, что я выбираю второе.

Дорога, которую я обычно проходила, даже не замечая расстояния, сегодня тянется бесконечно и мне начинает казаться, что я никогда не доберусь до места назначения. А если я не попаду к фее, то можно забыть о бале и встрече с Карлом. Нет! Я сделаю всё, чтобы увидеть любимого.

Ещё пару раз приходится ложиться на землю и пережидать, пока волки медленно пройдут мимо. На второй раз я не испытываю страха, а только злость от того, что мерзкие твари оттягивают момент встречи с крёстной. Будь у меня какое-то оружие, я бы непременно показала хищникам, что их место – на полу у камина, в виде лохматого коврика.

Когда я наконец-то вижу знакомые статуи плачущих ангелов, кажется, что прошла вся ночь и скоро наступит утро. Неужели я опоздала на бал? Ладно, ещё не всё потеряно и совсем скоро я…

Хочется ругаться, как это делают пьяные рыбаки, когда выясняют отношения возле трактира. Понятное дело, подобные слова не должны влетать изо рта порядочной девушки, но…

У входа на кладбище сидят два большущих волка. Они неподвижны, так что кажутся изваяниями, вроде тех, около которых сидят, но понятное дело, стоит подойти ближе и «статуи» тотчас оживут. Обидно, оказавшись так близко от цели встретить непреодолимое препятствие. Тем не менее, я не собираюсь сдаваться. Тот, кто послал хищников (да кто это может быть?), может и позаботился о том, чтобы закрыть вход, но он точно не знал об одном секрете, известном мне.

Стараясь не попадаться на глаза волкам, обхожу кладбищенскую ограду слева и некоторое время шагаю вдоль потрескавшейся белой стены. В темноте видно не очень хорошо, поэтому приходится касаться рукой холодной шершавой поверхности. Есть! Пальцы попадают в глубокую трещину, и я останавливаюсь. В этот самый момент раздаётся протяжный волчий вой, и я вздрагиваю.

Оборачиваюсь и вижу, как от ближайшего леса в мою сторону скользят несколько больших тёмных силуэтов. Без сомнения, волки заметили меня и теперь торопятся, чтобы схватить жертву.

Приседаю и запустив пальцы в трещину ещё глубже, изо всех сил тяну кусок стены на себя. Сердце колотится так, что каждый удар отдаётся в голове, точно меня лупят большущей дубиной. Очень хочется обернуться и посмотреть, как далеко находятся серый твари, но я понимаю. Что времени практически не осталось, поэтому продолжаю тянуть. Ещё немного…

Большой камень откатывается в сторону, и я лезу в образовавшуюся дыру. В тот момент, когда начинаю заползать, слышу приближающиеся шаги и злобное рычание. Убираю ногу, ка раз в тот момент, когда громко клацают волчьи клыки.

Тяжело дыша, отбегаю от дыры и оборачиваюсь. Ожидаю, что вот-вот в тёмном отверстии появится оскаленная морда хищника. Даже не знаю, что мне делать дальше, когда твари ворвутся внутрь и просто отступаю, прижимая руки к груди.

Однако же, ничего не происходит. По какой-то причине, волки не торопятся проникать внутрь, хоть я и продолжаю слышать их злобное рычание по ту сторону кладбищенской ограды. Смотрю на вход, туда, где сидели два серых стража. Да, они по-прежнему там, стоят и глядят на меня жёлтыми глазами. Однако, просто стоят, не пересекая границу кладбища.

Должно быть существует какая-то защита, кроме стен и ворот, которая не позволяет силам зла проникать сюда. Возможно, какая-то молитва или заклинание, не знаю, но только поэтому я ещё жива.

Ну что же, я медленно стряхиваю с одежды кусочки земли и камня, поправляю растрепавшиеся волосы и направляюсь к королевскому склепу. То ли мне кажется, то ли реально в тёмном проёме входа в королевскую усыпальницу мелькает что-то белое? Возможно – это фея, которая ожидает свою крестницу и стало быть, наша встреча уже близка.

Близка так, что уже никто и ничто не сумеет ей помешать.

Я замираю на месте и ощущаю, как мир медленно начинает рушиться в пропасть. Неужели это то, о чём фея предупреждала в письме? Но ведь это же – крайняя низость, так поступать со мной! Это же просто нечестно.

Перед королевским склепом стоит папа и печально смотрит на меня. Потом грустно улыбается и качает головой. Ощущаю, как слезы бегут по щекам. Нет, это не настоящий папа. Тот бы обязательно пришёл, когда мне угрожала опасность и защитил меня. А если не приходил, значит этот, появившийся в момент исполнения моих желаний и ставший на пути – не настоящий.

Это – злобный морок, насланный моими врагами. Теми же, кто прислал злобный волков. Они не смогли меня остановить, не сможет и этот лживый призрак.

Делаю шаг вперёд, и папа поднимает руку, открытой ладонь вперёд. Можешь стараться сколько угодно, тебе меня не остановить.

— Уходи, — говорю я, стряхивая слёзы с глаз. – Я не верю в то, что ты – мой настоящий папа. Тот бы постарался помочь, а не стоял на пути.

Лицо призрака отражает смертную муку. Он оглядывается на вход в склеп и ещё раз качает головой. Беззвучно открывает рот, как будто хочет что-то сказать. Потом прижимает руки к груди и умоляюще глядит на меня.

Нет, все эти уловки тебе не помогут. Я здесь, и я сделаю то, зачем пришла. Обхожу папу, ощущая волны холода, исходящие от него. Призрак делает попытку преградить мне путь рукой, но призрачная конечность не способна остановить живого человека. Слышу тихий вздох, похожий на свист ночного ветра и вхожу внутрь склепа.

— Здравствуй, моя девочка. Очень рада тебя видеть.

Добавленные изображения:
Аннабель. Глава 16 0
оцените...
11:40
53
RSS
15:50 (отредактировано)
+1
Привет, Фидель! fs1 Совершенно классно, всё интереснее и интереснее!
Теряюсь в догадках — кто злодей? Лёгкой тебе руки, пиши-пиши и выставляй:)))
p26 os1 p26
опечаточка:
«Обе буквально давятся смехом, а стою, прижавшись спиной к дверям ...»
18:30
+1
Вот зачем ты тогда трейлер опубликовал?!!! Как вот теперь теряться в догадках?!!!
Нота протеста p25
19:14
+1
Хе хе, а может я всё поменяю? Как в экранизации Турецкого гамбита?
19:30
+1
Договор bs9 ты моооожешь p21
Загрузка...